98 из 100 – за: Гагаузия высказалась за интеграцию в ТС
12.02.2014 | Георгий ТОРОПЦЕВ | 00.15
A
A
A
Размер шрифта:

На территории Гагаузской автономии прошло сразу два референдума. В рамках законодательного референдума жителям было предложено ответить на вопрос «Согласны ли вы принять прилагаемый проект Закона административно-территориального образования Гагаузия «Об отложенном статусе народа Гагаузии на внешнее самоопределение», позволяющий народу Гагаузии реализовать свое право на внешнее самоопределение в случае изменения статуса Республики Молдова как независимого государства?»

В этот же день в соответствии с решением Народного собрания был проведен также консультативный референдум по вопросу о внешнеполитическом векторе развития Молдовы, в ходе которого избиратели автономии высказали свои предпочтения относительно вступления Молдовы в Таможенный союз или в Европейский союз. Напомним, соглашение об ассоциативном членстве Молдовы с ЕС было парафировано в прошлом году в Вильнюсе в ходе ноябрьского саммита «Восточного партнерства».

Окончательно итоги голосования граждан были оглашены 5 февраля. «Референдум продемонстрировал рекордную активность избирателей – в голосовании приняли участие более 70,4% от внесенных в списки избирателей. По окончательным данным, интеграцию в Таможенный союз поддержали 98,4%, против – 1,5%. За вступление в ЕС высказалось 2,5% принявших участие в голосовании, против – 97,4%», – говорится в сообщении Центризбиркома автономии. Идею «отложенного статуса автономии», дающего Гагаузии право на самоопределение в случае утери Молдавией независимости, поддержали 98,8% населения.

Напомним, гагаузы – один из немногих тюркских народов Европы христианского вероисповедания, сохранивший при этом свою национальную идентичность и тюркский язык. Общая численность гагаузов составляет примерно 250 тысяч, основная часть проживает в южных районах современной Молдавии. На сегодня население Гагаузии составляет около 150 тысяч человек. Несмотря на тесные связи с Турцией (прежде всего по факту языковой близости), абсолютное большинство жителей края (гагаузы составляют немногим более 80%) последовательны в своей ориентации на Россию. В пору перестройки, сопровождавшейся расцветом национальных движений, Гагаузия пыталась провозгласить независимость и даже войти в состав СССР на правах союзной республики.

В начале 1990-х на фоне обернувшегося кровавыми столкновениями приднестровского конфликта политико-правовые вопросы были урегулированы все-таки без кровопролития, и, согласно Конституции Молдовы 1994 года, был принят закон «Oб особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)». В законе отмечается, что Гагаузия – это территориальное автономное образование с особым статусом как форма самоопределения гагаузов, являющееся составной частью Республики Молдова. Согласно документу, «Гагаузия в пределах своей компетенции самостоятельно решает вопросы политического, экономического и культурного развития в интересах всего населения. На территории Гагаузии гарантируются все права и свободы, предусмотренные Конституцией и законодательством Республики Молдова. В случае изменения статуса Республики Молдова как независимого государства народ Гагаузии имеет право на внешнее самоопределение». Последний пункт представляется самым главным, но весь вопрос в том, согласится ли Кишинев на самоопределение.

Представляется, что именно поэтому Гагаузия и обратилась к консультативному референдуму. Комрат (столица автономии), очевидно, чувствует угрозу своей государственности, учитывая стремление Молдовы к европейской интеграции.

Неудивительно, что центральные власти в Кишинёве, в свою очередь, расценили действия властей Гагаузии как проявление «сепаратизма» – несмотря на то, что инициаторами референдумов являются видные представители правящих в Молдове партий, а решение о проведении референдумов было принято депутатами Народного собрания единогласно. Примечательно, что явка на референдуме, по оценкам башкана (главы автономии) Михаила Формузала, превысила 60%, чего никто, по его же словам, не ожидал. Кстати, согласно окончательным итогам, явка и вовсе превысила 70%. По факту проведения референдума генпрокуратурой Молдовы уже заведено уголовное дело, а счета избиркома Гагаузии даже блокировались центральными властями с целью недопущения проведения референдума.

Однако всё это не помогло, власти Гагаузии твердо отстаивают законный характер народного волеизъявления. Кишиневу дали понять, что регион резко настроен против интеграции с ЕС, и любое движение в его направлении может иметь серьезные негативные последствия. Референдум также демонстрирует, что степень российского влияния в стране по-прежнему велика, и любые решения молдавского правительства не могут игнорировать интересы Москвы.

Проевропейские и, в частности, прорумынские силы тщатся видеть в итогах референдума «руку Кремля», стремящегося, мол, любой ценой воспрепятствовать «светлому» молдавскому евробудущему, хотя в реальности речь идёт о широких общественных настроениях в самой Гагаузии (да и не только там), не замечать которые как минимум глупо.

Судя по всему, если Молдова будет и дальше держать курс на воссоединение с Румынией, то на территории СНГ вполне может появиться еще одно автономное образование с тягой к отделению. Скорее всего, Румыния стремится де-факто аннексировать Молдавию, ссылаясь при этом на весьма шаткие исторические доказательства. Если это действительно произойдет, то Гагаузия вполне может пойти по стопам Приднестровья и заявить о своей независимости от Молдовы. Хотя данное утверждение может показаться сторонникам унитарной Молдовы несколько преувеличенным, тем не менее такая версия развития событий на весьма нестабильном постсоветском пространстве имеет право на существование. Тем более что большинство молдаван, мягко говоря, не очень и жаждут воссоединиться со своими «братьями» в Румынии.

Не случайно многие политики считают, что, если бы референдум проходил по всей Молдове, результаты были бы аналогичными. «Для меня такие результаты – не новость. Настроения людей давно известны. Если бы референдум прошел по всей стране, результаты были бы примерно такими же. Это оценка деятельности молдавских властей за четыре года, оценка тому, как они знают ситуацию в стране, в частности на юге», – заявил, например, экс-заместитель министра иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова Валерий Осталеп.

Молдова является членом блока ГУАМ (наряду с Грузией, Украиной и Азербайджаном). Характерно, что именно у всех четырех стран имеются проблемы с собственными территориями, оказавшимися в их составе волею исторических обстоятельств. Границы бывших республик стали камнем преткновения между новыми странами, посчитавшими, что земли, которыми они владели в пределах административных границ бывшего СССР, отданы им в вечное пользование. Конфликты тлеют в открытую или латентно практически повсеместно – Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, не следует также забывать о границах между центральноазиатскими республиками (вспомним недавнюю напряженность между Киргизией и Таджикистаном) и , наконец, о Крыме.

Многие задаются вопросом, как же максимально безболезненно развязать эти узлы? Ответ рождает наше время: невоенное решение этих территориальных вопросов сложно представить вне рамок интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

В этой связи особо обратим внимание на то, что на референдуме в Гагаузии речь шла о Таможенном союзе. На перспективы присоединения к евразийскому интеграционному проекту автономных образований, не имеющих ни развитой промышленности, ни конкурентоспособного сельского хозяйства, имеются самые разные точки зрения. ТС, как не раз заявлялось его учредителями, открыт для пополнения его состава. Однако это не значит, что вопросы вступления будут решаться чуть ли не автоматически. Сегодня даже у международно признанной Армении при определении перспектив ее присоединения к ТС возникают определенные проблемы, что уж говорить о самопровозглашенных государствах или тех, которые таковыми могут стать.

Показательно: не успела Гагаузия объявить о результатах референдума, как президент Румынии Траян Бэсеску, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, заявил об опасности «замороженных конфликтов» на территории стран «Восточного партнерства». Его выступление отмечено тем, что румынский президент присвоил себе право выступать, во-первых, от имени Молдовы, и, во-вторых, от имени стран ГУАМ, к числу которых Румыния тоже не относится.

 «Евросоюз при поддержке США располагает дипломатическими возможностями. Если он определит для себя урегулирование этих конфликтов в качестве приоритета, то его возможности позволят ему решить их, возможно, даже по формуле «win-win», когда выигрывают все стороны. Но их надо решать, так как сами эти страны хорошо знают, что у них нет никаких перспектив вступления в ЕС, пока на их территориях имеются эти замороженные конфликты», – сказал президент Румынии.

Он оговорился, что его страна безоговорочно поддерживает территориальную целостность Молдовы, однако дальнейшая его речь контрастировала с таким утверждением. «Тем не менее, – заметил Бэсеску, – мы имеем формат 5+2, который вот уже 23 года служит платформой для переговоров по решению приднестровского конфликта. И каков результат? Очень просто: за эти 23 года сепаратисты фактически консолидировали свою «государственность». У них теперь есть все институты государственности. Мы обманываем самих себя, будто такими международными форматами, как 5+2 по Приднестровью или другими многонациональными форматами, в частности по Нагорному Карабаху, мы сможем решить проблему. Не сможем! Я призываю все страны Черноморского региона и программы «Восточного партнерства» установить в качестве приоритета урегулирование замороженных конфликтов, чтобы расчистить для них путь в направлении Евросоюза». Выходит, что для румынского президента важен не столько сам факт разрешения конфликтов, сколько возможность затащить все страны ГУАМ в Евросоюз.

Правда, призывы, адресованные «Восточному партнерству», выглядят несколько натянутыми – как известно, после вильнюсского фиаско с обретением Украиной статуса ассоциативного члена проект испытывает значительные трудности. Быть может, Т. Бэсеску намекает на перспективу вовлечения в «урегулирование» конфликтов известной атлантической военно-политической организации, куда входит и его страна, и абсолютное большинство остальных членов Евросоюза? Если так, то в случае обострения ситуации вокруг Гагаузии результаты референдума могут обрести далеко не символическое звучание…

_________

Фото – http://vesti.md/?mod=news&id=21137

Теги: ТС  Гагаузия 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1363