«Только ёмкость рынка позволит нам развиваться…»
14.02.2014 | Андрей АРЕШЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Согласно некоторым прогнозам, 2014 год может стать для интеграционных процессов на евразийском пространстве если не ключевым, то крайне важным. В финальную часть входит подготовка договора о Евразийском экономическом союзе, который должен полноценно заработать в 2015 году. От динамики процессов года нынешнего во многом будет зависеть то, удастся ли добиться качественного прорыва, или же через 2-3 года представители стран Таможенного союза будут рассуждать о нём, как об очередном СНГ – организации, как говорится, «приятной во всех отношениях», но при этом, мягко говоря, не самой эффективной.

Одновременно с успехами все более рельефно проявляются факторы, сдерживающие интеграционные процессы на постсоветском пространстве, причем носят они не только внутренний, но и внешний характер, будучи обусловлены не только объективными, но и субъективными причинами (и ситуация вокруг Украины – наглядное тому подтверждение).

Так что неудивительно, что вокруг евразийской интеграции кипят страсти, сталкиваются противоположные мнения, а трезвые и взвешенные суждения соседствуют с доводами откровенно популистского и даже провокационного характера. Все это в полной мере продемонстрировала Секция экономической кооперации, состоявшаяся 13 февраля в рамках Московского экономического форума в Торгово-промышленной палате РФ. Мероприятие в формате круглого стола собрало немало участников – от известных экономистов, политиков и руководителей думских фракций до производственников, для которых взаимодействие в рамках Таможенного союза (и за его пределами, например с Украиной) не пустой звук уже сегодня. Обмен мнениями носил достаточно откровенный и заинтересованный характер, что свидетельствует об актуальности проекта Таможенного и Евразийского экономического союза, его востребованности с точки зрения в том числе и выживания России и её соседей в стремительно меняющемся мире. Данная мысль проходила красной нитью в выступлениях сразу нескольких участников круглого стола.

Основные макроэкономические показатели, проблемы и перспективы формирующегося союза были проиллюстрированы в докладе директора Института экономики РАН Руслана Гринберга, отметившего как факторы, способствующие постсоветским интеграционным проектам, так и препятствующие им. К числу первых можно отнести завершение эры политической однополярности, возрождение геополитики, объективно способствующее формированию крупных макрорегиональных блоков, снижение доминирования ЕС. К элитам многих постсоветских государств постепенно приходит осознание того непреложного факта, что с третьими странами можно быстро и с комфортом пристроиться на «солнечной стороне жизни». В то же время тревогу вызывает отсутствие внятной идеологии проекта, неравновесная роль России, неверие значительной части элиты в перспективы проекта как такового (следствием чего является опасный пессимизм), а также серьёзный бюрократический гнёт над бизнесом. Не следует забывать и о мощной волне русофобии и противодействии извне любым, пусть даже самым безобидным идеям, направленным на усиление связи бывших советских республик с Российской Федерацией. Ключевым путём к успеху в нынешней достаточно неопределённой ситуации докладчику видится масштабная инициатива России по реиндустриализации постсоветского пространства.

Слайды из презентации Р.С. Гринберга

Надо сказать, что эта идея получила, пусть и в разной форме, поддержку со стороны большинства участников мероприятия (не считая авторов некоторых экстравагантных высказываний, явно рассчитанных на внешний эпатаж). Выступающие – политики, экономисты, аналитики и производственники-практики – высвечивали разные грани экономического возрождения России и её соседей, не забывая о проблемах, имеющих достаточно серьёзный, если не сказать – системный характер. Так, Сергей Глазьев наряду с несомненными успехами Таможенного союза отметил и множество трудностей, связанных, прежде всего, с деиндустриализацией наших экономик в предшествующие десятилетия. Следствием этого стал неизжитый до сих пор низкий показатель взаимной торговли, что стало особенно заметно именно сейчас – после исчерпания первоначального эффекта, связанного со снятием таможенных барьеров между Россией, Казахстаном и Белоруссией. В своё время российские обязательства в рамках ВТО стали частью нормативно-правовой базы Таможенного союза, однако в этом вопросе остаётся свобода манёвра, и в рамках ВТО имеется достаточно много инструментов защиты национальных экономических интересов, которыми надо уметь грамотно пользоваться.

Самостоятельными направлениями деятельности Евразийской экономической комиссии (штат которой уже достиг 1 тысячи человек) становится выработка единой  аграрной политики, совершенствование технического регулирования, а также, возможно, антимонопольная деятельность (например, в том, что касается железнодорожных и иных тарифов на перевозку грузов). Вместе с тем в настоящее время не имеется предпосылок к созданию единого валютного пространства и формированию единой денежно-кредитной политики, не будет и единой налоговой системы – здесь предполагается  конкуренция юрисдикций с последующей оценкой их «минусов» и «плюсов».

Что касается Украины, то макроэкономический эффект от её участия в проектах в рамках ТС – более чем значительный. Сегодня успешно функционирует более тысячи кооперационных цепочек между российскими и украинскими предприятиями, а совместные проекты (в том числе инвестиционные) оцениваются в десятки миллиардов долларов. Однако политическая нестабильность в соседней стране, политическая паранойя и психоз со стороны западных кругов, бросивших все силы на разрыв связей между нашими странами, сильно тормозят развитие сотрудничества. Это, однако, не означает, что Россия ничего не делает на украинском направлении (а такие упрёки прямо или косвенно звучали в выступлениях ряда участников круглого стола) – просто эта работа, по словам Сергея Глазьева, носит не политический, а преимущественно экономический характер.

Вообще, тема соотношения  политических и собственно экономических факторов интеграции затрагивалась во многих выступлениях. При всем разнообразии точек зрения всё-таки рискнём предположить, что без «большой политики» обойтись будет сложно, а отсутствие чёткого образа будущего объединения и места в нём конкретного человека с его интересами делает его в достаточной степени уязвимым. Включённость стран Таможенного союза в международную кредитно-финансовую систему (а следовательно, и зависимость от неё) также порождает вопросы, сегодня особенно актуальные в связи с некоторым обесценением российской валюты и сходных процессах в Казахстане (с его совсем недавней девальвацией) и Белоруссии. Наверное, следует согласиться с необходимостью как минимум координации деятельности национальных банков трёх стран, равно как и с идеей – хотя бы в перспективе – расширения рублёвой зоны. Иначе и впредь все расчёты в рамках Таможенного союза мы будем оценивать в валюте, в изобилии печатаемой в рамках Федеральной резервной системы США…

Не всё так просто и с обязательствами в рамках ВТО, которые могут принять характер, слабо совместимый с укреплением Единого экономического пространства. А что это, как не политика? Есть и пример, который сегодня у всех на слуху, и это – опять-таки Украина. Советник-посланник посольства Украины в РФ Виктор Суслов еще раз озвучил два принципиальных тезиса. Во-первых, Украине выгодно широкое развитие связей со странами Таможенного союза, в том числе полноправное членство в этой организации. Во-вторых, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС в том виде, в котором оно было представлено к Вильнюсскому саммиту, было для страны невыгодным. Между тем вопрос о вступлении Украины в ТС является, по оценке В. Суслова, геополитическим, и «евромайдан» является не чем иным, как попыткой Запада принудить страну к [невыгодной ей] евроинтеграции. Общая тональность выступлений российских участников свидетельствует о чёткой и последовательной позиции на невмешательство во внутренние дела соседней страны, власти которой, прежде всего, должны сами продемонстрировать собственную политическую зрелость и состоятельность, восстановить порядок у себя дома, не надеясь на посредничество третьих сил.

Слайд из презентации директора Череповецкого литейно-теханического завода Р. Боглаева

Широкие кооперационные связи между отдельными предприятиями в рамках СНГ уже сейчас являются  важным фактором модернизации и притока инвестиций, но и социальной, а также этноконфессиональной стабильности. Как известно, там, где есть общее дело, – предпосылок для выяснения отношений на национальной либо религиозной почве куда меньше. Вместе с тем интеграционные процессы зачастую идут вразрез с интересами бизнеса, что предполагает постоянную «работу над ошибками». Решить многие проблемы могла бы единая промышленная политика, заметим – не только написанная на бумаге, но и работающая на деле. Развитие разных секторов экономики наших стран должно быть взаимоувязано с целью повышения общей конкурентоспособности, необходимо вести речь о создании эффективных механизмов межгосударственной кооперации. Скорее всего, речь о совместном планировании все-таки не идёт – ведь в этом случае необходимо передавать значительную часть национальных полномочий на наднациональный уровень, а это опять-таки не экономика, а уже политика…

Как оптимально продвигать экономические проекты без того, чтобы затрагивать чувствительную тему политического суверенитета (не обсуждаем здесь соответствие внешних атрибутов того или иного явления реальности)? На этот счёт М. Калашниковым было высказано предложение обратиться к опыту общих проектов в рамках Общего рынка Европы 1960-х годов (еще до формирования ЕС), включая общую продовольственную политику, авиацию, космические технологии, транспорт и энергетику. Представляется, что успешная реализация таких проектов не только укрепила бы кооперационные связи в «ядре» Таможенного союза, но и способствовала бы его дальнейшему расширению.

Очевидно, эффекты от функционирования Таможенного союза имеют не только мгновенный, но и более длительный характер. Чтобы сделать их более заметными, а сам проект более привлекательным, очевидно, необходимы дальнейшие шаги. В рамках круглого стола были представлены рекомендации, предусматривающие в том числе  проведение единой аграрной политики в рамках Евразийского экономического пространства, совершенствование технического регулирования и создание единого органа по стандартизации, а также создание надправительственного антимонопольного органа. Всё это, конечно, будет способствовать решению ряда локальных проблем, однако данные меры не снимают необходимости более чёткого осознания места евразийского интеграционного объединения в структуре мирового производства. Накануне Владимир Путин в очередной раз потребовал от правительства более энергичного перехода на новую, несырьевую модель экономического развития. Заметим, без эффективного решения этой задачи полноценное формирование Евразийского экономического союза и его дальнейшее развитие будет как минимум под вопросом.

Рейтинг Ритма Евразии:
5
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:926