Власть народа против власти унионистов
18.02.2014 | Олег КРАСНОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

О региональном плебисците, недавно состоявшемся в Гагаузии и продемонстрировавшем всеобщую приверженность населения идее вступления в Таможенный союз (за это высказались 68,1 тыс. человек, то есть 98,47%),  «Ритм Евразии» уже писал.  Однако значимость темы требует разговор продолжить.

Параллельно консультативному проходил законодательный референдум – населению автономии предложили одобрить проект закона «Об отложенном статусе народа Гагаузии на внешнее самоопределение». В этом законе говорится, что если Молдова потеряет независимость, Гагаузия может стать независимым государством. Обычно это трактуется так: если Молдова будет присоединена к Румынии, то Гагаузия отпадёт. В этом праве нет ничего нового – оно было закреплено за автономией в 1994 году, с момента принятия Молдовой документов о её статусе. Не было механизма реализации – и вот он выставлен на обсуждение. По данным ЦИК, за принятие закона высказались 98,9% проголосовавших избирателей.

Накануне

Сомневаться в итогах референдума повода нет – в Гагаузии трудно было найти человека, который бы выступал против референдума не по служебной обязанности. О сепаратизме в прямом смысле слова речи нет – гагаузы хорошо понимают, что анклав с населением 150 тысяч человек не может существовать обособленно, и не стремятся к выходу из состава республики.

В то же время власти предпочитают видеть в произошедшем происки коммунистов (ПКРМ) и «руку Москвы», но мало кто сделал для результата референдума больше, чем само молдавское правительство. Многолетнее игнорирование интересов региона, объявление плебисцита вне закона, возбуждение генпрокуратурой уголовных дел на его организаторов, вызовы на допросы депутатов гагаузского Народного собрания привели к прямо противоположному эффекту.

Толчком к организации референдума стали попытки правящей коалиции пересмотреть законодательство Гагаузии. Сначала это было предложение назначать прокуроров, судей, комиссаров без утверждения Народным собранием, затем предложение убрать из закона статью о праве на самоопределение. И прежде бывали периоды обострения отношений между Кишинёвом и Комратом, но никогда не было попыток пересмотреть правовой статус автономии.

Весной прошлого года в Комрате достаточно быстро, за несколько дней, собрали необходимое количество подписей и обратились к Народному собранию с требованием провести референдум. Народное собрание, раздираемое личными, групповыми, партийными интересами, в этой ситуации забыло распри и дружно проголосовало за проведение референдума.

Кишинев заявил, что определение вектора внешней политики не находится в юрисдикции автономии. Суд признал решение Народного собрания о референдуме незаконным. Центральные власти заблокировали счета автономии, чтобы не допустить проведения референдума.

Комрат резонно ответил, что консультативный референдум является всего лишь формой выражения мнения населения и консультации власти с народом. Референдум был назначен за день до истечения срока подачи апелляции на решение суда и формально не мог быть признан незаконным. Средства на проведение референдума власти автономии нашли.

Гагаузские подразделения партий правящей коалиции, решительно осудившей референдум, в Комрате выступили за референдум. За месяц до него стало понятно, что при попытке силового решения гагаузская полиция выполнять приказания центра не будет, более того – будет им препятствовать.

Осознав, что предотвратить референдум разумными средствами невозможно, Кишинёв попытался помешать явке избирателей. Сверху были спущены директивы, запрещающие бюджетникам и силовикам участвовать в голосовании. «Всем сотрудникам УВД автономии руководство из Кишинёва дало указание не участвовать в голосовании 2 февраля под страхом увольнения. Аналогичная установка дана и карабинерам. Затруднительно будет принять участие в референдумах и сотрудникам Комиссии по чрезвычайным ситуациям Гагаузии, которых в полном составе вывозят в Кишинёв для участия в учениях по гражданской защите, которые КЧС РМ по «странному совпадению» проводит именно 2 февраля».

Народное собрание Гагаузии ответило снижением порога явки с 50% до 33% избирателей. Но, как показало голосование, эта мера оказалась излишней – явка превысила 70% избирателей. Ничего похожего за послесоветский период здесь не наблюдалось.

Молдавская полиция под любыми предлогами пыталась не пустить в Комрат международных наблюдателей и журналистов. По мнению властей, референдума нет, но у сотрудников телевидения на границе требовали аккредитацию на освещение референдума.

Депутат венгерского парламента Саму Томаш подвергся расспросам, «не входящим в компетенцию миграционной службы», а депутата российской Думы Романа Худякова полицейские ночью высадили из машины и оставили одного на дороге.

Кишиневским властям ничего не помогло. Результаты референдума говорят за себя. Оказалось, что гагаузы (на самом деле жители Гагаузии всех национальностей) – сплочённый народ, который способен отстаивать свои права, пользуясь ненасильственными методами. Что, повторимся, не означает их стремления выйти из состава Молдовы – они настаивают на праве высказывать своё мнение. В то время как молдавские власти – «проевропейские и демократические» – показали негибкость, нежелание и неспособность разговаривать с населением, а их тактика запретов и полицейских мер оказалась абсолютно провальной политически.

Реакция властей

Реакция была предсказуемой: референдум признан незаконным и не имеющим юридических последствий, его результаты центральные власти объясняют неинформированностью населения. «В Гагаузии не знают о преимуществах ЕС, потому что не владеют румынским языком», – пришёл к выводу премьер Юрие Лянкэ. Вообще, объявить своего оппонента неразвитым, незнающим, недопонимающим – излюбленный приём наших демократов.

Но ведь руководство автономии и башкан Михаил Формузал и говорят о консультативном характере референдума: «Если бы Молдова провела на своей территории общереспубликанский референдум, на котором люди бы сказали, что мы идем в ЕС, то, естественно, мы готовы подчиниться решению большинства, это демократическая норма».

Юрие Лянкэ обратился к российскому вице-премьеру Дмитрию Рогозину, выразив надежду на «невмешательство во внутренние дела Молдовы». Д. Рогозин в ответ порекомендовал Ю. Лянкэ обратить внимание на поведение его брюссельских патронов.

 Любопытно, что никто из иностранцев (помимо румын) не поставил под сомнение законность референдума. «Депутат бельгийского парламента Франк Крейелман считает законным проведение на территории Гагаузской автономии референдума по Таможенному союзу и отложенному статусу региона, – сообщили в СМИ. – Он отметил, что молдавское правительство должно консультироваться с Гагаузией в части определения внешнего вектора страны. Референдум – это элемент консультирования власти с гражданами и это важная часть европейской политической культуры, которая есть в Бельгии».

Даже представители ЕС, обычно закрывающие глаза на шалости молдавских властей, не рискнули поставить под сомнение референдум. Кишинев между тем ясно выразил свои представления о демократии – председатель парламента Игорь Корман по этому поводу сказал: «Я считаю, что ни в коем случае (референдум) не может быть прецедентом для других населенных пунктов Республики Молдова».

Правящая коалиция потребовала пресечь распространение идеи опроса населения: «Призываем граждан РМ не позволять вводить себя в заблуждение или незаконные действия, спровоцированные злой волей с элементами сеяния вражды среди граждан и дестабилизации обстановки. Молдова твёрдо обязалась следовать путем евроинтеграции, и граждане в самое короткое время почувствуют множественные результаты этого выбора».

А вот это уже интересно. Когда это Молдова «обязалась следовать путём евроинтеграции»? Да, она, не читая, парафировала договор об ассоциации с ЕС. Этот договор держался в секрете и был опубликован уже после парафирования. Но никаких обязательств из этого события не вытекает.

Реакция Румынии

Что совсем уж непонятно, так это осуждение референдума Румынией. Министр иностранных дел Титус Корлэцян назвал референдум «недействительным и пустым».

И без того на настроения гагаузов серьёзно повлияли недавние заявления румынского президента Траяна Бэсеску о том, что Молдова является «румынской землёй», о том, что «присоединение Молдовы к Румынии надо обсуждать без участия Кишинёва»,  а также вялая реакция на эти заявления молдавских властей.

Надо сказать, что историческая память гагаузов отягощена далеко не лучшими воспоминаниями о румынах предвоенного времени и периода Второй мировой войны. Румыния, в отличие от Германии, совершенно не стремится отмежеваться от прошлого, загладить вину перед национальными меньшинствами. Собственно, и молдаван она считает «заблудшими румынами», отказывая им в праве на самоидентификацию.

Другим памятным событием был поход на Гагаузию молдавских волонтёров осенью 1990 года. До кровопролития тогда дело не дошло, но ситуация довольно долго балансировала на гране вооружённого конфликта. Вот почему и сегодня гагаузы воспринимают националистов в правительстве как «румын».

Прорумынские политики в Кишинёве отвечают гагаузам взаимностью – требуют покарать организаторов референдума: «Очевидно, что был нарушен закон, а потому те, кто организовал референдум, должны быть арестованы, задержаны в самом начале. Они наносят удар по унитарности страны!» – уверен Михай Гимпу.

Ситуация выглядит парадоксально – гагаузы требуют гарантий сохранения независимости Молдавии, а центральные власти и унионисты обвиняют их в сепаратизме.

Последствия референдума

Регионы Молдовы проявили интерес к событиям в Гагаузии, причём не только национальные анклавы, вроде болгарской Тараклии, но и обычные районы. На экономическом уровне противостояние между местными и столичными властями существует довольно давно. Нельзя сказать, что молдавское правительство не уделяет внимание именно гагаузам – оно и другим регионам не уделяет внимания.

В столице идею референдума поддержал председатель партии социалистов Игорь Додон: «В Молдове необходимо положить конец ситуации, когда меньшинство, представленное правящими партиями, навязывает собственное мнение большинству населения, то есть народу Республики Молдова. Обращаюсь к партиям Альянса. Если вам действительно не страшно, если вы действительно хоть немного верите в то, что говорите с экранов телевизоров о демократии и демократических ценностях, если вы претендуете на соблюдение Конституции, организуйте общереспубликанский референдум по вопросу внешнеполитического вектора – на ЕС или ТС. Пусть граждане выскажутся».

Поддержала референдум и партия коммунистов, несмотря на то что, находясь у власти, ее лидер Владимир Воронин, как и нынешние власти, пытался подмять автономию под себя, а несговорчивый лидер гагаузов Иван Бургуджи получил несколько лет тюрьмы по смешному обвинению. Депутат-коммунист Александру Петков подчеркнул, что референдум в Гагаузии был законным, поскольку в соответствии с законодательством автономии выборы в регионе проводятся без утверждения столичной ЦИК.

А правительство тем временем продолжило неумную тактику мелочной мести – провели ночью обыск у Анатолия Кара, одного из членов гагаузского ЦИКа, напугали домашних. Подобное высокомерие уже привело однажды к отпадению Приднестровья.

…Молдавия вступает в год выборов. Время покажет – захотят ли власти прислушаться к мнению народа или попытаются навязать свою волю, выберет ли Молдавия своё будущее или решение примут несколько человек за закрытыми дверями.

___________

Фото – http://gagauzinfo.md/index.php?newsid=11053

Теги: ТС  Гагаузия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:767