Погибельная актуальность Кобзаря
08.03.2014 | Константин ВЕРНЫЙ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Завтра исполняется 200 лет со дня рождения Тараса Шевченко – художника и поэта, человека, в чей адрес многие годы раздавались и продолжают раздаваться самые высокие похвалы. «Гений украинского народа», «поэт-пророк» – эти и другие подобные оценки заполняют тысячи книг, исследований, учебников и обычных школьных сочинений. Высказывалась даже идея широчайшим образом Украиной и Россией совместно отметить юбилей Шевченко и сделать его своего рода объединяющим (и примиряющим) мероприятием. Кажется, эта идея особенно нравилась Виктору Януковичу, и он говорил о ней с некоторым вдохновением.

 Но где и кто теперь Янукович, с кем примиряться сегодня России на территории растерянной и разорённой Украины? Всё это вопросы непростые и непраздничные. Без сомнения, те, кто захватил власть в Киеве, запустят обычный вал официальных восхвалений в адрес Кобзаря, однако главная правда о «поэте-пророке» вряд ли будет произнесена.

 Несомненно, Тарас Шевченко оказал и по сей день оказывает влияние на состояние умов и душ всех, живущих на Украине. В этом смысле он современен. Но каково качество этого влияния? Каковы его последствия?

 Оставим в стороне общеизвестное – самобытный художник, автор знаменитых строк о природе и быте Украины, рождённых под влиянием замечательного украинского фольклора. И выскажем для кого-то, может быть, неожиданную мысль: нынешний государственный переворот в Киеве, всплеск национал-радикализма и связанные с ним акты насилия и хаоса – всё это произошло под влиянием в том числе и взглядов Шевченко. Под влиянием его духа. Так что он, действительно, весьма актуальный художник, чьё дело «живёт и побеждает».

 Понимаем, нужны доказательства. Особенно в день юбилея. Фактов достаточно. Более того, они всем известны. Просто государство Украина для изучения Шевченко давно уже прописало всем гражданам, с самого детства, специальные «волшебные очки» и снимать их не рекомендует.

 Мы же попробуем без дополнительных приспособлений, «неюбилейно» взглянуть на Тараса Шевченко и его мощное влияние на современных украинцев. Да, быть может, перед нами неожиданно предстанут и боевики Майдана, и жертвы киевского террора, и убитые милиционеры. Но, увидев здесь «руку Кобзаря», мы, возможно, полнее поймём, чей юбилей празднуем. И задумаемся: а стоит ли тратить так много хвалебных слов?

Все помнят: одной из базовых идей киевского Майдана, идеологией его воинственных вождей является откровенная, постоянная, как зубная боль, русофобия. В широчайшем спектре – от подозрительности до бешеной злобы с призывами к расправе. Причём этот комплекс чувств и навязчивых переживаний характерен как для молодых мальчиков с битами в руках, так и для «галицких ветеранов Майдана» и в приглаженной форме для украинского истеблишмента – от гламурных телеведущих до чиновников, клерков и части «интеллигенции».

 Но ведь первую культурную прививку «москалефобии» сделали нынешним деятелям «национальной революции» именно стихи Тараса. Стихи, где русский подаётся как источник беды, как враг, как некто чужой для жителя Украины, знакомы каждому со школьной и студенческой скамьи.

В широком цитировании нет никакой необходимости. Достаточно напомнить некоторые слова и выражения. В оценках Шевченко, «москали» – это бездушные чудовища, которые разрывают милые поэту могилы (стихотворение «Розрита могила»), они же – источники личного несчастья: «кохайтеся, та не з москалями» («Катерина»). Для ребёнка, зачатого от русского, поэт находит отвратительное словечко «московщеня». Ещё читаем: «Ляхи були – усе взяли/ Кров повипивали/ А москалі і світ Божий/ В путо закували..» В поэме «Сон» герой-автор с пафосом отказывается говорить по-русски. Русские императрицы у Шевченко именуются не иначе как «голодна вовчиця», «сука». В одном из стихотворений ведьма признаётся, что даже она не в силах сделать того зла, которое сотворили москали бедным казакам. И всюду один рефрен: «москалі чужі люди».

Не об этом ли кричат сегодня идеологи «украинской национальной революции»? Как и о том, что мы – разные, чужие народы. И когда в «Завещании» («Заповіт») поэт призывает окропить оковы чужой, вражеской кровью, ни у кого из современных читателей (и майданных активистов тем более) уже не возникает сомнений в том, чья это кровь.

 Очевидно, что для мальчиков с коктейлями Молотова, которые в Киеве жгли представителей законной власти, такой «авторитет», как Тарас, важен, он придаёт легитимность их злобе. Оправдывает, снимает табу с бандитизма и насилия. Напомним, что на глазах киевского мэра его маленькую дочь «герои Майдана» положили в коробку, облили бензином и угрожали поджечь.

 Впрочем, насилие  -  это отдельная тема. Пролистаем страницы поэмы «Гайдамаки». Некоторые сцены невозможно читать без содрогания, настолько безудержной и жестокой была фантазия «поэта-пророка».

«А Галайда, знай, гукає:/ «Кари ляхам, кари!»/ Мов скажений, мертвих ріже/ Мертвих віша, палить/ Дайте ляха, дайте жида!/ Мало мені, мало!/ Дайте ляха, дайте крові!/ Наточіть з поганих!/ Крові море… мало моря…»

 А ведь эти строки десятилетиями ученикам читаются в классе, о них, как о чем-то обыденном, пишут рефераты. Вот и созревает вывод в молодой, заплутавшей душе: с врагом надо быть беспощадным. Особенно с врагом Украины. Не здесь ли истоки неслыханной жестокости киевского Майдана, о которой, наверняка, ещё узнает мир? Тяжело об этом вспоминать, но вспоминать нужно. В тридцатилетнего майора милиции из Харькова сначала дважды выстрелили, а потом смертельно раненного пытали.

 Такая звериная жестокость могла родиться только в сердцах затемнённых, лишённых Бога. Но ведь и «кумир, гений и пророк» дал немало указаний на то, что Бога нет, его можно не признавать и потому бояться его не нужно. В знаменитом стихотворении «Немає Господа на небі» читаем: «Я так її, я так люблю/ Мою Україну убогу/ Що проклену святого Бога/ За неї душу погублю!». В другом месте узнаём: «…а до того я не знаю Бога». И ещё не раз слышим отчаянный вопль Кобзаря о Господе: «Немає! Немає!»

 Не удивительно, что духовные наследники Тараса на место Бога ставят иные ценности. Украину, которая выше Бога и ради которой можно творить беззакония. А также пресловутые ценности «европейские». То есть поклонение своему «хочу», похоти, извращениям. Например, в стихотворении «Великомученице Кумо» содержится откровенная, ныне европейски востребованная проповедь разврата и нецеломудрия девушек: «Дурна єси та нерозумна! /... ти, кумасю, спала, спала, / Пишалася, та дівувала, / Та ждала, ждала жениха, / Та ціломудріє хранила, / Та страх боялася гріха / Прелюбодійного... / Дівуєш, молишся, та спиш, / Та матір божію гнівиш / Своїм смиренієм лукавим. / Прокинься, кумо, пробудись / Та кругом себе подивись, / Начхай на ту дівочу славу / Та щирим серцем, нелукаво / Хоть раз, сердего, соблуди».

 А если мы добавим, что мрачные образы и мысли Шевченко всегда приходились по душе самым отчаянным врагам Православия и врагам России, что именно за ненависть к русским фашисты разрешили ставить портреты Шевченко рядом с портретом Гитлера, что среди сегодняшних униатов, «окормлявших» Майдан, существует давний культ Тараса, то картина официального, общедержавного празднования будет существенно дополнена.

 Кем же на самом деле был этот даровитый художник и не лишённый способностей (хотя и крайне необразованный) человек, заразивший своими тягостными и безбожными переживаниями многие поколения на два века вперед? Святые отцы православной веры учат: душа, отвернувшаяся от Бога, входит в связь с мрачным демонским миром, становится жертвой и прибежищем его обитателей. Не отсюда ли вспышки поистине сатанинской злобы в отдельных стихах Шевченко и в сердцах его нынешних духовных наследников?

 Видимо, среди нынешних юбилейных торжеств, которые проходят на руинах Киева и украинской государственности, стоило бы не гордиться гением, а помолиться о несчастной душе Тараса Шевченко. И при этом звуки юбилейных фанфар приглушить. Народу Украины теперь совсем не до них.

Рейтинг Ритма Евразии:
3
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1332