Украинский кризис в проекции на евразийскую интеграцию
22.03.2014 | Кирилл СОКОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

С началом «крымской фазы» украинского кризиса среди западных и российских либеральных аналитиков получило широкое распространение мнение, что присоединение к России Крыма и Севастополя крайне негативно отразится на процессах евразийской интеграции. Реальное развитие событий, однако, эту точку зрения все более настойчиво опровергает.

Наиболее последовательно тезис о том, что действия России могут осложнить, если не похоронить саму идею евразийской интеграции, отстаивает российский журналист, эксперт по Центральной Азии А. Дубнов. 18 марта в «Газете.ru», например, он утверждал, что «русская реконкиста», намек на которую прозвучал 17 марта в выступлении В. Путина по поводу присоединения Крыма и Севастополя, «…означает начало неизбежного сопротивления таким планам, в том числе вооруженного, на всех пораженных «зудом» возвращения в лоно России территориях…» (лексика-то какая. – К.С.). Помимо Украины, она может затронуть и Центральную Азию, где есть «северные области Казахстана, «доставшиеся» ему в результате распада СССР и населенные еще не уехавшими в Россию соотечественниками, десятки тысяч российских бипатридов в Туркмении, многие тысячи русскоязычных в Киргизии».

Ту же самую мысль последовательно отстаивают и многие западные СМИ. Влиятельный британский The Economist, например, 15 марта, еще до завершения крымского референдума и подписания договора о присоединении Крыма и Севастополя к России, писал, что другие республики бывшего СССР, особенно Казахстан, также являются крайне уязвимыми перед Россией. «Страна Назарбаева имеет большое количество русского населения, сконцентрированного вдоль его 6800-километровой границы с Россией. Русские националисты иногда бормочут, что эти области принадлежат России. Если Путина попросят спасти этнических русских, может ли он ампутировать немного Казахстан?» – вопрошает издание. Впрочем, оговариваясь, что «военное вторжение В. Путина» в Центральную Азию маловероятно, так как «в большинстве стран региона он обладает достаточным влиянием и без этого».

Того же мнения придерживается влиятельный британский Институт по освещению войны и мира. «Во всех государствах Центральной Азии – в частности в Казахстане – до сих пор проживает русское население, несмотря на массовую эмиграцию со времен распада СССР в 1991 году, – отмечает он в обзоре по поводу реакции стран региона на крымские события. – Риск того, что Россия предпримет продуманные действия для защиты своих собратьев в Центральной Азии, может быть маловероятным, но события в Крыму, возможно, заставили некоторых лидеров в регионе рассмотреть такую возможность впервые за долгое время».

Ему вторит Deutsche Welle. «У немалого числа интернет-пользователей есть опасения, что после Крыма Москва непременно возьмется за Республику Казахстан. Известно, что в ряде районов северных и восточных областей страны преимущественно проживают этнические русские, от которых порой можно услышать высказывания явно сепаратистского характера. Правда, только на бытовом уровне», – отмечает издание.

Зачем России  еще один кризис, на сей раз на крайне уязвимых южных границах, если она вплоть до государственного переворота в Киеве не вмешивалась в ситуацию на Украине при гораздо большей численности проживающих там русских, никто из указанных выше авторов не поясняет. Очевидно, что Запад стремится извлечь из этой ситуации свою пользу. Его надежды связаны с тем, что украинский кризис и присоединение Крыма к России если не поставят на евразийской интеграции крест, то максимально ее осложнят. Наиболее отчетливо эту мысль сформулировал издаваемый на деньги фонда Сороса EurasiaNet, заметивший, что события вокруг Крыма значительно усложнят для Кремля процесс евразийской интеграции и, прежде всего, ее имиджевую составляющую. Особую роль в таком торможении издание отводит Казахстану, притом что последний всегда выступал как наиболее последовательный союзник России в интеграционных проектах. «…Кризис на Украине активизировал в Казахстане сопротивление интеграции с Россией, – утверждает постоянный автор издания Джоанна Лиллис. – Силовая игра Путина усугубила опасения в связи с российским экономическим господством. Многие также полагают, что членство в ЕАЭС чревато утратой суверенитета».

Позиция официальной Астаны в ходе крымских событий, которая с самого начала казалась выжидательной, в западной и либеральной прессе трактовалась как антироссийская. Общим лейтмотивом украинских СМИ, поголовно охваченных угаром информационной войны накануне крымского референдума, стало утверждение, что Россию не поддержал никто, включая ее ближайших союзников по Таможенному союзу – Белоруссию и Казахстан. На деле же Астана повела себя гораздо более тонко. Солидаризировавшись на словах с опасениями по поводу сохранения нейтралитета и территориальной целостности Украины, никакой критики по поводу действий России в Крыму Казахстан фактически не высказал. По мере того как контуры ситуации вокруг Крыма прояснялись, позиция Астаны становилась все более пророссийской. 16 марта, еще до официального завершения крымского референдума, состоялся телефонный разговор В. Путина и Н. Назарбаева. «Особое внимание уделено проходящему сегодня в Крыму референдуму, – сообщал сайт президента России, – Отмечен высокий уровень его организации, выражено удовлетворение тем, что населению полуострова обеспечена возможность для свободного волеизъявления по принципиально важному для крымчан вопросу».

18 марта казахстанский МИД признал результаты крымского референдума, фактически выступив в поддержку России. «В связи с проведением референдума в Автономной Республике Крым 16 марта 2014 года Казахстан вновь подчеркивает свою приверженность фундаментальным принципам международного права в соответствии с Уставом ООН, – говорится в его заявлении. – В Казахстане восприняли прошедший в Крыму референдум как свободное волеизъявление населения этой Автономной Республики и с пониманием относятся к решению Российской Федерации в сложившихся условиях. Мы выступаем за мирные формы выхода Украины из кризиса и его преодоление путем переговорного процесса под эгидой ООН и других авторитетных международных организаций».

В тот же день у В. Путина состоялся телефонный разговор и с лидером Белоруссии А. Лукашенко, в ходе которого президенты отметили «важность и историческое значение состоявшегося сегодня – в полном соответствии с практически единодушным волеизъявлением населения Крыма – воссоединения полуострова с Российской Федерацией».

Как видим, никакой изоляции и осуждения позиции России со стороны двух ее главных союзников по ТС не произошло, а Казахстан выступил и в ее поддержку. На воссоединение Крыма с Россией одобрительно откликнулся и потенциальный кандидат на присоединение к Таможенному союзу – Киргизия. МИД этой страны 20 марта заявил: «…результаты референдума в Крыму от 16 марта текущего года представляют собой волеизъявление абсолютного большинства населения Автономной Республики. И это тоже объективная реальность, какие бы полярные оценки ни давались этому референдуму».

Свою позицию четко обозначил и еще один кандидат на вступление в ТС – Армения. В ходе состоявшегося в среду телефонного разговора Президентов РФ и Армении Владимира Путина и Сержа Саргсяна стороны констатировали, что референдум в Крыму стал очередным примером реализации права народов на самоопределение путем свободного волеизъявления.

На самом процессе евразийской интеграции украинский кризис сегодня никак не сказывается. Ссылаясь на министра по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Аскара Кишкембаева, казахстанский интернет-ресурс Tengrinews.kz 19 марта сообщил, что проект договора о создании Евразийского экономического союза, как и планировалось, будет подготовлен и согласован к 1 мая 2014 г. Подписать его президенты трех стран планируют в конце мая в Астане. Неурегулированные пока до конца вопросы, как и в случае с Киргизией, носят исключительно экономический, а отнюдь не политический характер.

Так что о негативном влиянии воссоединения Крыма с Россией на процесс согласования договора о создании ЕАЭС говорят только западные аналитики, да и то главным образом в гипотетической форме.

В то же время нельзя и недооценивать опасности утвердившейся на большей части территории Украины неофашистской диктатуры. Её ксенофобия, подавление гражданских свобод, территориальные претензии к соседним государствам  несут угрозу возникновения военных действий и способны нанести огромный ущерб политическим и экономическим интересам государств СНГ.

__________

Фото – http://polemika.com.ua/news-125511.html

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:964