Майдан на экспорт: преграды нужны и возможны
25.03.2014 | Владислав МАКАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Возможно ли повторение событий, аналогичных украинским, в других республиках бывшего СССР? К сожалению, да, и этому способствует целый ряд причин.

1. Внутриполитическое поле практически всех государств СНГ остается предельно раздробленным с момента распада Советского Союза. Оппозиция и правящая власть придерживаются разнонаправленных взглядов. Если власть хочет в Таможенный союз, оппозиция обязательно захочет в ЕС. Для сравнения: в США оппозиция и правящая власть движутся разными путями, но к одной цели (планетарной гегемонии). В республиках СНГ такой дуумвират не складывается, и не без соучастия Запада, который усиленно трудится над поляризацией политических сил в бывшем СССР. От уличного соприкосновения разновекторных сил образуется разряд нестабильности, чем и пользуются Брюссель и Вашингтон.

2. На послесоветском пространстве сложилась политическая мода на русофобию (чему и способствует вышеупомянутая политическая раздробленность). Быть антироссийски настроенным стало модно и, главное, выгодно. Заметный политик-русофоб может смело рассчитывать на поддержку западных стран, в т.ч. финансовую. Русофобия превращена в выгодную должность с высоким окладом и среди политиков СНГ есть немало желающих эти оклады получать.

3. На постсоветском пространстве практически не осталось государств, где бы не работали западные НПО, которые, в свою очередь, создают на местах целые «гроздья» аффилированных структур. И даже когда закрывается материнская организация, ее «отростки» продолжают действовать под внешне безобидными названиями и в разнонаправленных сферах (от религии до экономики). Время, когда такие НПО работали только в крупных городах, уже давно позади. Эти организации уже «обрабатывают» райцентры и сельскую местность.

4. Отсутствует общее информационно-гуманитарное поле, ранее связывавшее постсоветские республики в цельный организм. Происходит инспирирование «исторических обид» к России новыми нацэлитами, устрашение рядовых обывателей жупелом «русского империализма» при параллельном оправдании нелицеприятных моментов собственной истории (возвеличивание бандеровщины на Украине, благосклонное отношение к румынским союзникам фюрера в Молдавии, чествование бывших эсэсовцев в Прибалтике, оправдание басмачества в Средней Азии и т.д.). И когда к власти в этих республиках удается пройти условно пророссийскому лидеру, часть населения уже достаточно зомбирована, чтобы оставаться на антиевразийских позициях. Любое последующее движение такого лидера в сторону евразийского проекта активирует давно заложенные русофобско-националистические мотивы в обществе, и при умелом содействии Запада эти протестные настроения удается превратить в путч. С разной степенью успешности такой сценарий пытались реализовать в Молдавии, Грузии, Белоруссии, на Украине.

5. Самым требовательным и капризным социальным классом в послесоветском обществе остается средний класс. Техника и тактика «евромайданов» рассчитана как раз на него. Одновременно с этим на средний класс как на движущую общественно-экономическую силу делают ставку и руководители стран СНГ. Стоит некоей деструктивной силе вывести средний класс из-под идеологического и политического влияния правящей власти, и эта власть вынуждена с ним бороться. Мы видели это на украинском «евромайдане», когда средний класс активно поддержал евроузурпаторов и даже вносил свою финансовую лепту в обеспечение нужд боевиков. Экономика всех стран СНГ – не без изъянов, и у среднего класса всегда есть повод для недовольства, что и будет постоянно использоваться третьими силами.

* * *

В сложившейся ситуации республиками СНГ, наиболее уязвимыми перед экспортом «евромайданных» технологий, на наш взгляд, являются Армения и Белоруссия. Оба государства тесно сотрудничают с Россией, положительно воспринимают идею многополярного мироустройства, тяготеют к евразийскому геополитическому проекту и обладают важным стратегическим положением. Учитывая политико-идеологическое наступление Запада на Евразию на западных и южных рубежах, Ереван и Минск превращаются в объект болезненного внимания зарубежных стратегов.

Экономическая ситуация в Армении хуже, чем в Белоруссии. Исторически сложилось так, что большинство армян проживает за пределами Армении, а в последние годы количество эмигрантов еще больше увеличилось. Политическое поле республики фрагментировано, оппозиция пользуется поддержкой Запада. Напомню, что во время уличных боев в Киеве армянские оппозиционеры потребовали переименовать одну из площадей Еревана в честь убитого в Киеве евробоевика Саргиса Нигояна, а действующую власть сравнивали с «режимом Януковича». Намеки и параллели более чем прозрачные.

С Минском ситуация немного другая. Там главной проблемой являются попытки оппозиции и ее западных кураторов по смене власти. «Междуцарствие» – а Александру Лукашенко, так или иначе, настанет время уходить – всегда самый нестабильный период в жизни каждого государства. Можно не сомневаться, что к этому моменту готовятся западные соседи Белоруссии, и ставка будет сделана, прежде всего, на польско-католический элемент (по официальным данным, численность поляков и тяготеющих к ним белорусов-католиков достигает полумиллиона, а по данным МИД Польши – более 1 миллиона человек).

С территории Польши на Белоруссию вещают Европейское радио для Беларуси и телеканал «БелСат», которые немало эфирного времени посвящают текущим событиям на Украине, и делают это с антилукашенковских и антироссийских позиций. Оттуда же, из Польши, действует целый ряд белорусских националистических организаций.

Для предотвращения экспорта вируса «евромайданизма» в другие республики СНГ, по нашему мнению, целесообразно предпринять ряд шагов:

– нейтрализовать деятельность западных НПО, сузив ее масштабы, и симпатизирующих им структур. Это особенно касается религиозных сект и всяческих «школ молодых лидеров». Поразительно, но даже в Московской области действует приход Украинской Православной Церкви раскольничьего «Киевского патриархата». УПЦ КП прославилась тем, что открыто опекает украинских националистов, поддерживает «евромайдан» с его пронацистскими симпатиями, пропагандирует идею отказа от церковно-славянского языка и украинизацию богослужений и всячески ставит палки в колеса канонической Украинской Православной Церкви Московского патриархата. Что ей делать на территории Российской Федерации?

Спрашивается, что делать в России и пронационалистическим деятелям украинской диаспоры, собравшимся вокруг пресловутого сайта «Кобза», если они только тем и занимаются, что сеют семена русофобии среди граждан РФ украинского происхождения? Продолжать список такого рода структур и их деяний можно, увы, еще долго;

– деполитизировать деятельность национально-культурных объединений. Пусть они занимаются национальной культурой, а не политикой. И эту норму желательно закрепить на законодательном уровне. Во многих же республиках СНГ ситуация обстоит с точностью до наоборот.

Так, польские организации в Белоруссии явно больше озабочены вытеснением православия с западно-белорусских областей и участием в антиправительственных акциях, чем обеспечением культурных запросов своих соплеменников. Крымско-татарский меджлис, ориентированный на ЕС, США и Турцию, также больше занимался политикой, чем культурой;

– облегчить социальное бремя, легшее на плечи населения в связи с экономическими неурядицами, периодически сотрясающими бывший СССР. На Украине двигателем «евромайдана» послужило недовольство населения экономической политикой президента, помноженное на присоединившихся к протестам праворадикалов, которые и перехватили инициативу у протестующего «планктона». Похожие процессы периодически возникают и в Киргизии.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:929