ОБСЕ «замером температуры» Украине не поможет
05.04.2014 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

 400 наблюдателей ОБСЕ посылает на Украину «для деэскалации ситуации в стране». Начали с востока. Верховный комиссар по делам национальных меньшинств Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Астрид Торс сразу же по прибытии в Донецк обозначила цель своего приезда на Украину вообще и в Донбасс в частности. «Моя задача – изучить ситуацию и действовать, как механизм раннего предупреждения, предотвращения возможных конфликтов. В рамках своего мандата я бы хотела стать механизмом помощи для организации диалога, который бы способствовал разрешению проблем и конфликтов», – заявила она на встрече с председателем областного совета Андреем Шишацким и новоназначенным губернатором миллиардером Сергеем Тарутой.

Астрид Торс претендует на роль модератора общественного диалога

Астрид Торс претендует на роль модератора общественного диалога

Пикантность ситуации заключается в том, что госпожа Торс почти слово в слово повторила спичи, которые произносили по приезде в Донецк ее предшественники – комиссары по делам все тех же нацменьшинств все той же ОБСЕ. В 2001 году русскоязычный регион мониторил Макс ван дер Стул, в 2009 году – Кнут Воллебек. Программы их были словно под копирку писаны – встреча с первыми лицами и беседа с лидерами национальных общин разного калибра. Почти в том же режиме параллельно с комиссарами ОБСЕ не один год работали в Донбассе докладчики Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по Украине Ханне Северинсен и Ренате Вольвенд, которые приезжали в регион, как две добрых евро-тетушки, но с тем же нулевым результатом.

Поначалу у представителей национальных общин теплилась надежда, что наконец-то в Европе услышат голос большинства жителей региона, 84 % которых еще в 1994 году на областном референдуме высказались в пользу родного русского языка (кстати, одновременно был проведен аналогичный плебисцит в соседней Луганской области, где за равноправие русского и украинского языков проголосовали 89 % избирателей). Но после ознакомления с докладами как комиссаров ОБСЕ, так и дам из ПАСЕ надежды растаяли – тексты этих документов можно было предварять эпиграфами типа «В Багдаде все спокойно!» или «Все хорошо, прекрасная маркиза!». Для гостей из Европы единственно верным и заслуживающим внимания было мнение правящей элиты, в первую очередь киевской.

Год 2009-й: Кнут Воллебек (четвертый справа) и экспертная группа из Донбасса. Много воды утекло с тех пор попусту…

На сей раз на Украину высажен целый десант наблюдателей – бороздить ее просторы намерены целых полтысячи человек. Сама А. Торс прибыла в наиболее тревожный, по мнению Киева, регион, где не прекращаются антимайданные митинги, где тысячи людей под российскими триколорами скандируют: «Россия!» и требуют референдума, призванного определить дальнейшую судьбу почти четверть века шельмуемого русскоязычного и русскокультурного Юго-Востока. Но, как и следовало ожидать, наместники нынешней киевской власти – спикер облсовета и губернатор – постарались выдать желаемое за действительное, в унисон отрицая наличие языкового вопроса. Дескать, острой проблемы во взаимопонимании людей, говорящих на украинском или на русском языке, не существует, и в этом вопросе нужно быстрее поставить точку, чтобы во время выборов политики в очередной раз не спекулировали на языковой теме. Мол, мелкая она. Но, видать, подзабыли неофиты от власти, что именно эта «мелкая» тема стоила провалов на выборах не одному политику. В том числе и находящемуся ныне в изгнании Виктору Януковичу, в ходе предвыборной президентской кампании клятвенно сулившему своим избирателям сделать русский вторым государственным. После этого иначе, чем с иронией или даже с сарказмом, нельзя воспринимать громкое заявление С. Таруты: «Мы хотим вернуть доверие народа, чтобы власть была «прозрачная», выборы – честными, и активно мог развиваться малый и средний бизнес. Мы хотим, чтоб люди верили нам!»

 Впрочем, данную встречу можно считать исключительно протокольной, в ходе которой язык и должен скрывать мысли. Более острым по логике вещей должен был бы стать диалог госпожи Торс с лидерами национальных общин. Но, увы – большинство присутствующих либо отмолчались, либо трепетно высказывали верноподданнические чувства по отношению к новоиспеченной на кострах майдана центральной власти. На русском языке азербайджанцы, цыгане, поляки и другие заверяли гостью в том, как «вольготно, весело» живется им в незалежной Украине.

Позицию подавляющего большинства жителей Донбасса озвучил председатель донецкого областного общества немцев «Видергебург», он же – председатель областного союза национальных меньшинств историк Александр Дынгес. По мнению лидера немецкой общины, ни Верховный комиссар по делам национальных меньшинств ОБСЕ, ни члены ее команды не читали законы Украины, о которых спрашивали. А. Дынгес пояснил европейским приезжим, а заодно и всем присутствующим, что закон, отмененный в приступе майданной эйфории захватившими власть националистами, а затем торопливо реанимированный и без того деморализованной, а теперь еще и напуганной протестными митингами Верховной радой, касается всех языков национальных меньшинств. А власти почему-то позиционировали его как закон о русском языке, который, подчеркнул А. Дынгес, должен быть государственным.

 А. Торс – финская шведка (а шведский язык в Финляндии, где шведы составляют всего 6 % населения, является государственным), отвечая на вопрос А. Дынгеса, как она относится к тому, что русский – язык государствообразующей нации пытаются представить как язык национальных меньшинств, вынуждена была признать, что это совершенно неправильно и «это не соответствует нашему курсу. А закон о региональных языках – это закон о региональных языках».

 А. Дынгеса забросали вопросами члены делегации – левые, правые, республиканцы. По ходу этого диалога складывалось впечатление, что приехавшие давать советы вообще не понимали, куда приехали. Откровением для них стали число проживающих в регионе национальностей, процент русского населения Донбасса. А вот информация о том, что 75 % этнических украинцев считают русский язык родным, буквально шокировала визитеров.

«Астрид Торс у меня спросила: вот вы говорите о федерации, о какой именно? – рассказал А. Дынгес. – Да какой угодно, отвечаю, у немцев есть федерация, у американцев. Только бы хотеть. Иначе можно отравить любую идею. Встал вопрос о внешнем влиянии. Я посоветовал не верить: наш регион – не губка и не tabula rasa. У нас есть своя история, свои мозги и способность генерировать свои идеи. Они же все интересовались: а что дальше? Пришлось предупредить – если и дальше не услышите, полыхнет по-настоящему».

Открытость по-европейски: охрана защищает Астрид Торс от представителей прессы

Автор этих строк не раз был свидетелем, как украинские эксперты в разное время предупреждали титулованных посланцев Евросоюза об острых противоречиях, порождаемых игнорированием насущных потребностей жителей восточной Украины, равно как и всего русскоязычного населения. Но их упорно не слышали и, похоже, не желали слышать. В течение многих лет еврочиновники приезжали только «замерять температуру». Если говорить о последних событиях, то представителей Европы ждали еще на майдане. Но не дождались. Вернее, дождались госпожу Нуланд, которая, как раньше дикарям бусы и красные тряпочки, ныне раздавала майдановцам печенье.

Установившуюся в стране «температуру» наглядно характеризуют действия новой власти, которая говорит, что видит и слышит народ. Видимо, по этой причине закрыта одна из самых читаемых и умных газет – «2000». Через некоторое время были отключены российские телеканалы. Майдан все перевернул. Сражаясь за «свободы», радикалы сжигали безоружных людей. Вытащили из кабинета 64-летнего луцкого губернатора, который работал-то всего неполный месяц, раздели, привязали и при температуре минус 4°С поливали холодной водой, как фашисты поливали генерала Дмитрия Карбышева. Всего этого киевские путчисты не хотят знать, видеть и слышать – у нас, мол, все хорошо, национальных проблем нет. С ними, похоже, солидарны и еврокомиссары.

 Уверенные в бесполезности встречи с очередным Верховным комиссаром по делам национальных меньшинств ОБСЕ, решили не принимать в ней участие представители Русской общины Украины. Тем более что накануне в Киеве ее лидер Константин Шуров встретился один на один с наблюдателями ОБСЕ. По его мнению, этой многолюдной группе, нагрянувшей в страну, предстоит выполнить сразу три задачи. Во-первых, снять информацию и замерить градус накала в обществе, используя для этого руководителей общественных организаций. Во-вторых, выяснить при этом, кто готов и в каком качестве для сотрудничества с нынешней властью. Есть ли у них гражданская позиция и готовы ли они к компромиссу, который на деле означает конформизм? Ну и в-третьих, уже чисто служебная задача – спасти собственное лицо и оправдать свои же действия как в предыдущие годы и даже десятилетия, так и в последние месяцы. То есть отчитаться перед структурой, их пославшей, и доказать, что все эти годы они не даром ели свой чиновничий хлеб и разъясняли «аборигенам», еще «сидящим на пальмах», что такое международное право, ООН, ОБСЕ, СЕ.

«Думаю, что сейчас наступил момент истины, и с еврочиновников слетают последние фиговые листки, – констатировал К. Шуров. – Я считаю, что за 23 года они ничего не сделали для того, чтоб защитить права говорящих на русском языке украинских граждан, хотя бы их право на получение образования на родном языке. Наоборот, информация об этой и других проблемах так и не вышла из стадии обсуждения в стадию фактической реализации. А теперь они воочию могут увидеть нарушение прав русского и русскоязычного населения – запрет на трансляцию русских телевизионных каналов из России. Они призывали меня искать контакт с властью. Я спросил: с какой властью? Которая нелегитимна? От меня также хотели услышать оценку событий. Я говорю: какую оценку я могу дать, если в 150 м от места, где мы с вами находимся, захвачен офис Коммунистической партии Украины. Я могу любить или не любить коммунистов, но когда люди, вооруженные автоматами, фактически изгоняют владельцев, то это что – революционная целесообразность, торжество закона или того права, о котором вы все время говорите? Майдан и вся дестабилизация, которая происходит на Украине – это дело рук ЕС и США. Потому что заставить уехать из Киева легитимного президента, которого я, кстати, очень не люблю, это нужно было уметь. И таким образом поставить вопрос о том, что он не легитимен. Когда мне был задан вопрос представителем ОБСЕ о положении национальных меньшинств на Украине, я ответил, что эти права здесь нарушаются все 23 года, но русские никогда не относились к национальным меньшинствам и никогда таковыми не будут. Все нынешние попытки украинской власти как-то задобрить русских опоздали минимум на 20 лет, сегодня властям предержащим уже никто не верит – ни русские, ни украинцы».

 К этому вряд ли стоит что-то добавлять. Не лишним будет только напомнить, что итоги всех вояжей еврочиновников, в ходе которых проводился мониторинг общественного мнения именно в русскоязычных регионах, фиксировались в многочисленных записках и докладах. Но вот парадокс – каждый следующий визитер встречался с тем же составом собеседников, в том же формате и задавал те же вопросы. Создается впечатление, что на все доклады, писанные командами предыдущих комиссаров и докладчиков, сразу же накладывался гриф «Совершенно секретно!».

А может быть, сами же авторы, поставив последнюю точку в написанном документе, подобно разведчикам из дешевых фильмов, сжигали, а то и вовсе жевали и проглатывали свои многостраничные труды? Иначе сколько же можно верить самим и заставлять верить других в столь модную в Европах и Америках мантру-страшилку: «Русские идут!»? 

____________

Фото – http://www.62.ua/news/502684 и автор

Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2905