Безопасность Центральной Азии: уроки Украины
07.04.2014 | Ольга ШЕЛКОВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Драматические события на Украине поучительны не только сами по себе. Государственный переворот в этой стране, совершенный под прямым влиянием США, является своего рода проекцией событий, которые могут развернуться и в Центральной Азии.  При всей внешней несхожести регионов их объединяет ряд общих проблем: тяжелая экономическая и социальная ситуация, нахождение на стыке цивилизаций, а также значительные национальные, религиозные, региональные и клановые противоречия.

Распад СССР в 1991 г. вывел на международную арену ряд новых государств постсоветского пространства, которые сразу же стали объектом пристального внимания и приложения геополитических усилий со стороны США, НАТО и других западных организаций. И если Украина превратилась в арену прямой борьбы США и объединенной Европы против России, в Центральной Азии все сложнее. ЦА является объектом пересечения геополитических интересов сразу трех мировых держав – России, США и Китая, а также ряда региональных игроков – Ирана, Турции, Индии, Пакистана, Саудовской Аравии, Японии и т.д. Кроме того, Центрально-Азиатский регион (ЦАР), населенный 130 народами и этническими группами – единственный регион мира, где смыкаются все четыре основные мировые религии – христианство, ислам, конфуцианство и буддизм. Возможно, именно сложность и многоплановость процессов в ЦА спасает регион от окончательного захвата Западом.

Но это совершенно не означает, что украинский сценарий не может повториться и там.

«Большая игра» в Центральной Азии

Хотя планы перекройки геополитического пространства глубин Евразии существовали у США давно, их практический интерес к региону резко возрос после 11 сентября 2001 г. Именно тогда появилась на свет идея формирования «Большой Центральной Азии», озвученная руководителем Института Центральной Азии и Кавказа Ф. Старром в главном политическом рупоре США журнале Foreign Affairs. (1)  Суть инициативы состоит в создании регионального форума «Партнерство по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии (ПБЦА)», объединяющего под управлением США центрально-азиатские государства и Афганистан без участия России, Китая, Ирана и Пакистана, а также создание замкнутых на США инфраструктур безопасности. Концепция была воспринята, судя по тому, что в 2002 г. госсекретарь США К. Пауэлл в своем выступлении перед комитетом по международным отношениям палаты представителей конгресса заявил, что «США обретут такие долгосрочные интересы и военное присутствие в Центральной Азии, о каких мы ранее и не мечтали». (2)

Задекларированные США цели усиления влияния в ЦАР, как всегда, весьма благородны: предоставление Афганистану и его соседям возможности защитить себя от радикального исламизма и наркоторговли, укрепление региональной экономики и государственных институтов, упрочение региональных торговых связей и развитие адекватной транспортной инфраструктуры. Что же получилось на деле, весьма показательно.

Наркоимперия под эгидой ЦРУ

Вопреки официальной риторике о борьбе с наркомафией, США создали в Афганистане настоящую наркоимперию, завалившую своей «продукцией» не только страны региона, но и СНГ и ЕС. По оценке ООН, с 2001 г., когда была начата операция НАТО «Несокрушимая свобода», объем производимых в Афганистане наркотиков вырос в 44 раза (3). Причем производство продолжает неуклонно увеличиваться. Согласно ежегодному отчету Управления ООН по наркотикам и преступности за 2011 год, общая площадь опиумных плантаций в ИРА достигла 131 тыс. га, что на 7 % больше, чем в 2010 году.

Причем у аналитиков ООН не вызывает сомнения причастность американских военных к транспортировке наркотиков в Европу. Афганский героин всплывает в Косово и Боснии, в районе Ферфорд в Великобритании, Рамштайн в ФРГ и Морон в Испании, т.е. в местах, где расположены военно-воздушные базы США.  Подтверждает это и СВР РФ, представитель которой А. Лопатников заявил, что «американские военные намеренно уклоняются от борьбы с наркотиками. Во-первых, некоторые нечистоплотные солдаты и офицеры имеют доход с каждой героиновой фабрики или грузовика. Во-вторых, есть подтвержденные данные о том, что подобная политика, мягко говоря, одобряется сверху. Афганское зелье до самих Штатов не доходит, зато ослабляет страны Азии и Европы и больно бьет по России».

Не брезгуют США и доходами от торговли наркотиками для поддержания своей финансовой системы. Так, по данным бывшего заместителя Генерального секретаря ООН Антонио Косты, в 2008–2009 гг. в крупнейшие банки мира для устранения критического дефицита ликвидности было вброшено около $352 млрд., вырученных от продажи наркотиков, которые затем были использованы в межбанковских заимствованиях.

Впрочем, подобная политика США началась далеко не вчера. В частности, в поле зрения следственной комиссии сената США однажды попал Дж. Буш-старший, которого обвинили в реализации запрещенной сенатом политики «оружие в обмен на наркотики» (4), в результате которой спецслужбы США в качестве платы за поставки оружия моджахедам принимали наркотики, которые затем реализовывали на черном рынке по всему миру.

Еще одним доказательством того, что покровительство наркомафии, охватывающей своими щупальцами все большее количество населения ЦАР, осуществляется в США на высшем уровне, является тот факт, что Вашингтон исключил Афганистан из своего списка стран-производителей наркотиков и снял с этой страны все санкции.

Терроризм как орудие геополитической экспансии

Еще одним видом «гуманитарной помощи» США Центрально-Азиатскому региону стал исламский терроризм, борьба с которым была анонсирована в рамках «антитеррористической» операции в Афганистане.  Речь не только о том, что создателями афганского движения «Талибан» были США, что подтвердил в своем интервью З. Бжезинский (5), откровенно заявивший, что считает крах советской империи более важным, чем «издержки» в виде радикальных мусульман.

После распада СССР поддержка террористических формирований со стороны ЦРУ не прекратилась, переориентировавшись в том числе на ЦАР, Россию и Китай.  Целый ряд исламистских группировок, окопавшихся в мусульманских республиках бывшего Советского Союза, действует заодно с туркестанскими и уйгурскими сепаратистами в Синьдзян-Уйгурском автономном округе Китая. По данным командира спецподразделения «Калкан» Госкомитета национальной  безопасности Кыргызстана Р. Кулбаракова, на территории стран ЦА работают «Национальный революционный фронт Восточного Туркестана», «Организация освобождения Туркестана», «Восточно-Туркестанская исламская партия». (5) Представлены в ЦА и такие «мировые бренды», как «Хизб-ут-Тахрир» и «Братья-мусульмане», имеющие прямую связь с «Аль-Каидой», финансируемой США (6). К слову, «Хизб-ут-Тахрир» открыто работал и в еще недавно принадлежавшем Украине Крыму.

Финансирование Вашингтоном радикального исламизма в Центральной Азии в суде по делу лидера турецких исламистов Ф. Гюлена подтвердила  переводчица С. Эдмондс, заявившая, что США и Саудовская Аравия финансируют радикальные мечети и исламистов в Центральной Азии. А упомянутое Р. Кулбараковым «Исламское движение Узбекистана», которое оперирует в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане, по словам автора книги «Войны призраков» С. Колла, является творением рук ЦРУ. «Директор ЦРУ Уильям Кейси, превысив свои полномочия, решил расширить пропагандистские действия внутри границ Советского Союза  с целью его дестабилизации. Для этого ЦРУ распространяло мусульманскую религию в Узбекистане», – пишет автор (7).

По оценкам ряда аналитиков, свертывание операции НАТО в Афганистане имеет целью снова передать контроль над афганскими талибами Пакистану для развязывания себе рук в «походе на север» и продвижении интересов американских энергетических ТНК в среднеазиатских республиках бывшего СССР. И здесь предусмотрительно созданные ЦРУ среднеазиатские террористические организации смогут сослужить свою службу, придя к власти в результате организованных США государственных переворотов.

Вспомним Украину. Февральский государственный переворот привел к власти в стране откровенно террористические группировки «Правого сектора», также заботливо создаваемые США в течение многих лет. Первой же инициативой украинских радикалов стала организация террористических актов в России. Очевидно, что после «ухода» из Афганистана США ничто не помешает активизировать деятельность террористических группировок в ЦАР с целью дестабилизации обстановки, срыва процессов евразийской интеграции и блокирования намечающегося между РФ и Китаем стратегического сотрудничества. Тем более попытки организации «цветных» переворотов в Средней Азии уже были.

Эту угрозу уже вполне оценила Россия, заявив устами заместителя директора ФСБ С. Смирнова, что «в связи с выводом коалиционных сил в этом году есть опасность того, что контрразведывательный режим в этой стране ослабнет. Мы видим опасность в том, что в нашу страну и сопредельные государства могут направляться террористические группы и отдельные террористы» (8). Большего официальное лицо, связанное формально существующими отношениями партнерства России с США в сфере борьбы с терроризмом, вероятно, сказать не могло.

«Партнерство» и партнерство

При всех различиях проблем Украины и Центрально-Азиатского региона эти «осколки СССР» объединяет политика «многовекторности». Украина цену «многовекторности» уже заплатила территориальным распадом, гражданской войной и экономическим крахом. ЦАР же до сих пор, активно сотрудничая с США и НАТО и имея на своей территории ряд американских военных баз, находится в мучительных поисках своей геополитической идентичности.

Усиленные грузом проблем, создаваемых США в регионе, процессы евразийской интеграции в сфере безопасности и военного сотрудничества идут вяло, осложняясь «особыми позициями» и попытками отдельных стран ЦАР сыграть на геополитических противоречиях сверхдержав. Созданные региональные структуры безопасности ОДКБ, ШОС и СНГ зачастую дублируют друг друга и ограничивают свою деятельность обменом информацией и подписанием многочисленных конвенций, которые не выполняются. Ряд стран, в частности Туркменистан и Азербайджан, вообще не вовлечены в процессы развития евразийской системы безопасности.

Хотя преимущества ее для стран региона очевидны. Любое «особое партнерство» с НАТО, ОБСЕ, США и ЕС не способно по определению укрепить безопасность региона в силу географической удаленности ядра этих организаций от Центральной Азии.  Для указанных объединений ЦАР всегда останется лишь инструментом реализации их геополитических интересов, которые проводятся в жизнь финансированием терроризма, поддержкой наркоторговли, закабалением экономик и разрушением государственности других стран.

Потому первоочередными задачами в сфере укрепления безопасности в Центральной Азии должны стать развитие ОДКБ, ШОС, СНГ и других региональных организаций по обеспечению безопасности Центральной Евразии, переход к практическим мерам сотрудничества, форсированное экономическое развитие региона, а также укрепление информационной безопасности для противодействия внешнему вмешательству.

Опыт Украины, получившей жестокий урок за игнорирование связей с традиционными партнерами, должен вдохновить ЦАР на самозащиту.

____________

Фото – http://www.apsny.ge/articles/1283635025.php

 

1. http://www.analitika.org/ca/geopolitics/196-20071215092623941.html

2. http://www.perspektivy.info/print.php?ID=36122

3. http://www.centrasia...p?st=1325624340

4. http://rusmir.in.ua/pol/1055-albanskaya-i-afganskaya-narkotorgovlya-pri.html

5. http://conference.antiterror.rsbi.kz/index.php/doklads/36-kylbarakov

6. http://rudocs.exdat.com/docs/index-169587.html?page=13

7. http://inosmi.ru/usa/20100325/158803152.html

8. http://www.georgiatimes.info/news/99510.html

 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2203