Приднестровье: как уменьшить зависимость от европейских рынков?
07.04.2014 | Андрей МОСПАНОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

На днях появилась информация о том, что Европейский союз намерен подписать соглашение об ассоциации с Молдовой уже в июне нынешнего года, а не в конце лета или сентябре, как планировалось первоначально. Из-за ситуации с Украиной и Крымом европейцы «подстегивают» Кишинев и форсируют процесс.

Органическим элементом и следствием соглашения об ассоциации станет создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ЗСТ) «Молдова – ЕС». Для Приднестровья это, пожалуй, самая важная часть документа – она будет влиять на условия торгово-экономического обмена с Евросоюзом. Суть в том, что, если ПМР после 2015 года не присоединится вместе с Молдовой к режиму ЗСТ, она, как говорят эксперты, получит заградительные таможенные барьеры в 10-12%.

В европейскую ЗСТ Приднестровье, естественно, не вступит, поскольку оно выбрало другой вектор развития – Таможенный союз. Но дополнительные пошлины нанесут большой ущерб местным производителям – они приведут к тому, что продукция из Приднестровья из-за роста издержек может стать неконкурентоспособной на европейском рынке.

Здесь есть проблема, о которой, по моим наблюдениям, не очень любят вспоминать ни в Приднестровье, ни в России. Дело в том, что в последние 7-8 лет география приднестровского экспорта довольно сильно изменилась: поставки в ЕС и Молдову заметно выросли, в то время как в Россию – столь же заметно сократились. Мы пришли к тому, что экспорт в ЕС так просто уже не сбросишь со счетов. Совсем не сбросишь. И отрицать этот факт бессмысленно.

На изменение географии экспорта повлияли две вещи – автономные торговые преференции (АТП), предоставленные в одностороннем порядке Евросоюзом Молдове в 2008 году (ими с того времени успешно пользуются и приднестровские производители), а также финансовый кризис 2008-2009 гг., который тогда негативно сказался как раз на поставках из Приднестровья на восток, в страны СНГ. После этого кризиса многие предприятия, работавшие на Россию, или свернулись, или уменьшили объемы производства.

В результате в 2013 году мы, если верить данным таможенной статистики, имели следующую картину: в страны ЕС ушло почти 30 % приднестровских товаров, в Молдову – 40%, а в государства Таможенного союза – лишь 18 %. Для сравнения: в середине 2000-х годов экспорт из ПМР в Россию достигал 45-50 %.

Если обратить внимание на динамику, то доля стран Таможенного союза в приднестровском экспорте продолжала «идти в минус», в 2012 году составив 22,5 %. Следствием этого стал и рост отрицательного сальдо внешней торговли ПМР с государствами ТС в 2013 году. Оно на сегодня очень велико – импорт в 8 раз превышает экспорт.

В то же время Приднестровье в минувшем году увеличило поставки в ФРГ, Италию, Польшу, Болгарию, Словакию и Францию. Так, экспорт в Болгарию вырос в 6 раз, в Польшу – более чем вдвое.

Первые два месяца нынешнего года показали, что тенденция пока только углубляется: поставки из Приднестровья в страны ЕС составили 40,5 % от общего объема экспорта, в Молдову (которая совсем скоро намеревается тоже уйти в европейское пространство) – 35,2 %. На Россию же пришлось только 12,9 % . Удивительно, но это меньше, чем нынешняя доля в приднестровском экспорте даже Польши, составляющая почти 16 %.

Какой вывод из этого следует? С точки зрения экономики Приднестровье уже довольно давно попало в непростую ситуацию – три четверти его экспорта так или иначе будут зависеть от решений Евросоюза. У ЕС, таким образом, есть убедительные рычаги, чтобы повлиять и на политические позиции ПМР. И он вполне может ими воспользоваться.

Все мы помним знаменитую ленинскую формулу о том, что «политика есть самое концентрированное выражение экономики». В случае с экспортом из Приднестровья и его внешней политикой это, очевидно, не совсем так. Об этой коллизии хорошо сказал экс-министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай, отметивший на одном из круглых столов в конце 2013 года, что «голова» Приднестровья сегодня стремится в Евразийский союз, а «ноги», то есть экономика, бегут совсем в ином направлении – в Европу. «В этом и есть проблема. У нас были славные времена, когда примерно 50 % нашего экспорта шло на Россию. И наша ориентация на Россию соответствовала экономическим реалиям – куда ноги бегут, туда и голова. А потом они начали бежать в разные стороны», – обрисовал тогда картину бывший глава приднестровского МИДа. От этих реалий, очевидно, никак нельзя отмахиваться, если Приднестровье идет в Таможенный и Евразийский союзы.

*  *  *

Вне зависимости от того, как сложится ситуация, Приднестровью нужно сбалансировать свой экспорт, уменьшить зависимость от европейских рынков и расширить объемы поставок на восток. Это необходимо, даже если совсем не брать во внимание различные политические факторы.

Здесь нужны усилия как Приднестровья, так и России, и их результатом мог бы стать, например, совместный план действий по продвижению приднестровского экспорта в РФ. Приднестровским предприятиям, скажем, можно было бы дать определенные преференции на 5-7 лет для адаптации на российском рынке (в том числе и для внедрения технических требований Таможенного союза). То есть Россия могла бы сделать то, что сделал в 2008 году ЕС для молдавских (и приднестровских) производителей.

Теперь вновь вернемся к региональной политике. Если говорить о прогнозах, то, как и до событий на Украине, нужно по-прежнему рассматривать два варианта развития ситуации по отношению к Приднестровью – более жесткий и более умеренный. Более жесткий предполагает, что Молдова максимально сближается с ЕС, вводится новый торговый режим, Приднестровье к нему не присоединяется, начинает рассматриваться Евросоюзом как третья сторона, с начала 2016 года теряет режим АТП и получает европейские таможенные пошлины.

Здесь встает проблема превентивных мер и переориентации приднестровского экспорта на восток в достаточно сжатые сроки. Приднестровские эксперты считают, что, если все пойдет по негативному пути, необходимо будет перенаправить где-то около 300-400 миллионов долларов экспортных потоков. Это – ткани, швейные изделия, обувь, часть металлургической продукции, а также зерновые и технические культуры. Отдельный вопрос – с переориентацией поставок электроэнергии, которую ПМР сегодня направляет в Молдову и Румынию.

Звучат мнения о том, что при поиске новых рынков для приднестровской продукции не обойтись без поддержки России на административном уровне. Необходим будет серьезный российский госзаказ. По мнению экономистов и промышленников, нужно будет также помочь приднестровским предприятиям в оплате ввозного НДС при поставках товаров в Россию. Это само по себе могло бы стимулировать экспорт из ПМР на восток.

Сегодня поднимается вопрос и о том, чтобы в перспективе сделать приднестровскую экономику более независимой от факторов, связанных с пересечением границ (то есть менее уязвимой для блокад). Один из путей здесь – повысить роль туристической отрасли, а также сектора различных аутсорсинговых услуг, которые Приднестровье могло бы оказывать российским предприятиям. Но для того чтобы такой сектор был создан и стал значимым, тоже нужны акцентированные усилия.

Приднестровский экспорт можно, конечно, поддержать и по-другому – если Россия станет полностью или частично компенсировать предприятиям республики дополнительные издержки, которые возникнут после введения европейских таможенных пошлин. Компенсировать с тем, чтобы они все-таки продолжали поставлять продукцию на рынок Евросоюза, не теряя его. Почти все крупные предприятия Приднестровья – это предприятия с российским капиталом. Другой вопрос, что такой механизм компенсаций вряд ли может быть долгосрочным – не будет же РФ постоянно «подкармливать» европейские бюджеты.

В рамках нашего материала мы не рассматриваем крайний вариант, при котором Молдова и Украина при поддержке США и Евросоюза полностью закроют путь для приднестровского экспорта. Последние события, в том числе и характер текущих контактов между ведущими державами, дают надежду, что этого все-таки не случится.

Альтернативой резким решениям является упомянутый выше умеренный вариант, который реален при согласованной воле России и Запада. Суть его можно передать известными словами посла России в Молдове Фарита Мухаметшина, заявившего почти год назад на инвестиционном форуме в Тирасполе, что наш регион мог бы быть «уникальной площадкой для сотрудничества двух крупных интеграционных проектов – Европы и Евразии». Мы сейчас не говорим о том, каким мог бы быть политический статус Приднестровья в рамках такой площадки. Это уже другой вопрос. Речь об экономике – умеренный вариант мог бы означать, что на среднесрочную перспективу (скажем, на те же 5-7 лет) для региона установился бы особый режим экспорта товаров, предполагающий отсутствие политических ограничений и на западе, и на востоке. Он был бы закреплен как переговорным форматом «5+2» по молдо-приднестровскому урегулированию, так и, возможно, договоренностями на более высоком уровне. А уже в условиях отсутствия внешних угроз для экономики можно было бы двигаться дальше, к другим целям.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1253