«Великий белый хубилган», изменивший мир
12.04.2014 | Фёдор КОЛОСКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Дата 12 апреля известна всему миру как день, когда Юрий Гагарин вышел за пределы земного тяготения. Но памятен он не только этим событием. 175 лет назад, 12 апреля 1839 года, родился ещё один человек, вклад которого в цивилизацию сложно переоценить. Только краткий перечень его регалий занимает целую страницу. Среди них – почётный гражданин Санкт-Петербурга и Смоленска, член-корреспондент и почётный член восьми научных обществ (включая европейские), двух университетов, кавалер пяти российских и семи иностранных орденов и медалей. При этом он закончил жизнь генерал-майором и членом Российской академии наук в 49 лет, а в лондонском Сити, получив известие о его смерти, устроили банкет.

Речь идёт о Николае Михайловиче Пржевальском, великом русском путешественнике, так и оставшемся непревзойдённым по расстоянию, пройденному в экспедициях – более 40 тысяч километров.

Учёный или…

С именем Николая Михайловича все связывают только найденную им и названную его именем дикую лошадь. И лишь немногие вспомнят горный хребет, пеструшку, бузульник. На самом же деле Пржевальским было открыто 218 видов растений, среди которых выделено семь новых родов. При том что открытие даже одного нового рода – это целое событие. Не считая неизвестных науке дикого верблюда, медведя и целого ряда более мелких животных и птиц. Ну а территория, впервые нанесённая им на карты только в самой первой, Уссурийской экспедиции, превышает площадь Англии. А ежедневно заполнявшиеся во время путешествий метеорологические таблицы до сих пор не потеряли актуальности.

Генерал-майор Н.М. Пржевальский

Генерал-майор Н.М. Пржевальский

Обо всех научных достижениях сына отставного капитана из Смоленской губернии невозможно рассказать не только в статье, но и в их цикле. Да и гербарии собранных растений и чучела добытой живности, как выясняется, были вовсе не главной целью путешествий Пржевальского. О том, чем он занимался на самом деле, говорят другие факты. Во-первых, до самой смерти Николай Михайлович состоял на воинской службе. Во-вторых, все его экспедиции формировались из кадровых офицеров, казаков и «вольнопределяющихся», награждавшихся по возвращении боевыми наградами как участники военных действий. В-третьих, финансирование их проходило не столько по линии Академии наук и научных обществ, сколько по линии Военно-учёного комитета Генерального штаба, являвшегося прообразом современного Главного разведывательного управления. А последние экспедиции Пржевальского курировал будущий военный министр А.Н. Куропаткин, занимавший в это время пост начальника Азиатского отдела Генштаба.

Впрочем, и упомянутую Уссурийскую экспедицию 1867-1869 гг., принёсшую ему известность географа, сложно назвать чисто научной, поскольку «по ходу» Пржевальскому пришлось заниматься разгромом банды хунхузов, за что он был произведён в капитаны и назначен на должность, соответствующую сегодня начальнику отдела в штабе войск Приморской области.

«Большая игра»

Начиная с середины 1820-х годов Россия и Британия вступили в противоборство в вопросе обладания проливами, соединяющими Чёрное и Средиземное моря. В 1854 году противоборство привело к открытой войне в Крыму и на Камчатке. В то же время российские и британские интересы столкнулись в Средней Азии. Затем соперничество достигло Тибета и Китая. Причём Англия действовала под лозунгом «обороны от России».

После краткосрочного совместного протектората над Уссурийским краем Китай «уступил» его России, что позволило ему расширять приграничную торговлю и дипломатические контакты с северным соседом. В то же время Англия активно строила в Китае порты, монополизируя его морскую торговлю и устанавливая приоритеты в дипломатической сфере. В Тибете в это время англо-индийские власти засылали в регион с территории Индии специально обученных разведчиков-индусов и представителей гималайских племён.

Это время совпало с важными изменениями, происходившими в характере военной разведки. И «впереди планеты всей» в этом вопросе оказались две самые могущественные империи – Российская и Британская, остро соперничавшие друг с другом. Британский писатель и разведчик Р. Кипплинг назвал это «большой игрой».

В чём заключались данные нововведения? С начала 1860-х годов стараниями военного министра Д.А. Милютина появилось такое направление, как стратегическая разведка. В ходе подготовки и ведения войн стали применяться научные методы накопления и систематизации информации. Прежде всего, это касалось сбора информации о численности вооружённых сил противника и его мобилизационных ресурсов, о топографии театра военных действий, о характере местного населения. Основным методом получения данной информации являлась рекогносцировка.

Если рассматривать экспедиции Пржевальского с точки зрения деятельности современных разведгрупп специального назначения ГРУ ГШ, осуществляющих глубокие разведывательные рейды в интересах стратегической разведки, то отличия между ними объясняются лишь техническим прогрессом. Применявшиеся Пржевальским нормы и правила сохранились до наших дней практически во всём: планирование, цели и задачи экспедиций, глубина их действий, порядок проведения, состав участников, вооружение, экипировка и даже боевой порядок.

Поле битвы – Центральная Азия

Основные силы разведок европейских государств во второй половине XIX века были сконцентрированы на Африке, и лишь Британия нацелилась на Центральную Азию, формально относившуюся к Китаю, но практически не контролируемую им. Хотя местное население этой территории неприязненно относилось к китайской власти, часто восставало против китайского господства, что значительно упрощало задачу европейцев, сначала следовало определиться, стоит ли бороться за эти малонаселённые территории с суровым климатом. Та же самая задача стояла перед Россией, стремившейся усилить своё влияние в Центральной Азии.

Именно поэтому одной из главных целей Пржевальского, к которой он стремился во всех своих центральноазиатских экспедициях, являлось достижение столицы Тибета Лхасы и установление отношений с далай-ламой. Как считали английские дипломаты, открытие русскими пути в Лхасу приведёт к тому, что Тибет, преддверие оккупированной британцами Индии, будет вовлечён в сферу русского политического влияния.

Чтобы предотвратить это, ими предпринимались самые разнообразные меры от дипломатического давления на Китай до военной «помощи» правителям «государств-однодневок», располагавшихся между Россией и Тибетом. Так, в армии правителя только что образовавшегося кочевничьего государства Джеты-шаар Якуб-бека появились английские «волонтёры», оружие английских фабрик и даже артиллерийские части. Чтобы предотвратить английское проникновение на территорию современных Казахстана и Кыргызстана, в 1871 году русские войска оккупировали район, прилегающий к реке Или, и предприняли попытки дипломатических контактов с Якуб-беком, принявшим «с почётом» очередную экспедицию Пржевальского.

Карта экспедиций Н.М. Пржевальского

Карта экспедиций Н.М. Пржевальского

Характер донесений путешественника о происходящем в данном государстве говорит сам за себя: «Кровавый террор в нынешнем Джитышаре имеет целью одно лишь упрочение власти самого царя – о народе нет заботы… Постоянно опасаясь за свою жизнь, Якуб-бек живёт за городом в фанзе, окружённой караулами и лагерем солдат, не спит по ночам и, как сообщал нам Заман-бек, даже в мечеть входит со штуцером Винчестера в руках… В нынешнем Джитышаре очень плохо жить. Ни личность, ни имущество не обеспечены; шпионство развито до ужасающих размеров. Каждый боится за завтрашний день. Произвол господствует во всех отраслях управления: правды и суда не существует. Анджаны грабят у жителей не только имущество, но даже жён и дочерей. Царство Якуб-бека падёт в близком будущем».

Любопытно, что многие отчёты Пржевальского, предоставленные не в Географическое общество, а в Генштаб, не опубликованы до сих пор по причине того, что он был сторонником военного решения проблемы присоединения территорий. Хотя многие предпринятые им дипломатические шаги нашли свой оклик спустя десятилетия. Так в 1920-е годы в память о выдержанном, уважительном отношении Николая Михайловича к правилам и законам Тибета Лхаса пригласила на свою территорию многих русских, бежавших из-за Гражданской войны и не нашедших приюта в других дальневосточных странах.

Как оценить неоценимое?

О заслугах Пржевальского-учёного можно прочесть в любой энциклопедии. Уникальность достижений Пржевальского-разведчика состоит в том, что он предложил вести «активную» оперативную разведку – «от себя», т.е. не ждать поступления информации, а самому её искать. И стал родоначальником её географической составляющей, занимаясь картографированием местности, сбором информации об общем рельефе, свойствах гор и рек, климатических условиях, фауне и флоре. Из его отчётов черпались сведения о проходах в горах и пустынях и вообще путях сообщения в регионе с точки зрения их пригодности для передвижения войск и военных грузов в любое время года, водообеспечении территорий. Содержат они данные о состоянии армий государств, о проникновении в регион эмиссаров других европейских держав, о характере местного населения, его отношении к Китаю и России. Даже название одной из его книги о самой первой, Уссурийской, экспедиции звучит так: «Об инородческом населении в южной части Приамурской области». Его наблюдения до сих пор учитываются при переговорах между Россией, КНР и Монголией.

Пржевальский-дипломат стремился внушить доверие к русским у народов, с которыми приходилось иметь дело. Порой, делясь последним, как было в первой Тибетской экспедиции, когда его люди, потеряв всех верблюдов, спасли группу погибающих от голода и холода калмыков. Именно это поведение диктовало своеобразное отношение к Пржевальскому со стороны местных жителей: «Время от времени к путникам приходили люди: сотнями они стояли на коленях по обе стороны дороги, там были тяжело больные, пришедшие просить исцеления, стар и млад – все хотели получить благословения великого белого хубилгана (святого), именно так они называли Пржевальского. Словно это степной ветер разносил по Центральной Азии необыкновенные слухи и мифы о Пржевальском и его спутниках: русский начальник – колдун или святой, ему нужно молиться, ведь он знает все наперёд».

Памятник Н.М. Пржевальскому в Александровском саду, Санкт-Петербург

Памятник Н.М. Пржевальскому в Александровском саду, Санкт-Петербург

Хотя случались у путешественников и вооружённые стычки, но иногда к нему приходили делегации с просьбой передать «белому царю» прошение о принятии в подданство. Причина такого отношениях к русским, по мнению самого Николая Михайловича, была проста: «Невыносимый гнёт китайской власти, с одной стороны, а с другой, постоянные слухи о гуманном обращении с инородцами наших азиатских окраин – вот что создало нам доброе имя в глубине азиатских пустынь».

Наиболее же ценен широкой публике Пржевальский-писатель. Ведь каждое его путешествие становилось достоянием всего мира благодаря книгам, заражавшим романтикой и страстью к науке сотни тысяч людей. И точнее всего это описал А.Чехов: «Один Пржевальский или один Стэнли стоят два десятка учебных заведений и сотни хороших книг. Если положительные типы, создаваемые литературою, составляют ценный воспитательный материал, то те же самые типы, даваемые самой жизнью, стоят вне всякой цены».

И действительно: разве можно переоценить человека, изменившего мир?

Вид на Тянь-Шань с берега Иссык-Куля от места захоронения Пржевальского

Вид на Тянь-Шань с берега Иссык-Куля от места захоронения Пржевальского

________

Фото – http://www.indostan.ru/blog/1_2048_3.html; http://www.help-rus-student.ru/pictures_fail/62/946_1.htm

 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1422