«Мой народ выше меня». В Казахстане отметили 115-ю годовщину со дня рождения академика Сатпаева
13.04.2014 | Ольга ГРЕБЕНЮК | 12.05
A
A
A
Размер шрифта:

Есть люди, которым на роду написано быть первыми. Для казахстанской науки таким человеком стал Каныш Имантаевич Сатпаев, юбилейную дату которого – 115 лет со дня рождения  -  отметили в республике 12 апреля. Нынешний год отмечен еще двумя датами – 60-летием со дня смерти великого ученого и 80-летием Казахского национального технического университета, у основания которого стоял Сатпаев. Будем считать такое совпадение трижды поводом вспомнить Каныша Имантаевича.

Памятник Канышу Сатпаеву перед зданием Казахского национального технического университета

Памятник Канышу Сатпаеву перед зданием Казахского национального технического университета

Первый из казахов горный инженер-геолог (звание, которым, кстати, гордился больше всего). Доктор наук, академик АН СССР  лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники, лауреат Ленинской премии, кавалер четырех орденов Ленина. Создатель и первый руководитель Академии наук КазССР, правопреемницей которой ныне является Национальная академия наук РК. И даже… первый казах, которого увидел Уинстон Черчилль.

В кругу родни и друзей ученый любил вспоминать этот случай. В Англию Каныш Имантаевич приехал в составе делегации Верховного совета СССР в 1947 году. «После взаимного представления выяснилось, что я был первым казахом, которого Черчилль увидел воочию, – вспоминал Сатпаев. – Тогда он и задал свой вопрос: «Так же высоки ростом и другие казахи?», на который в тон ему я сразу ответил: «Среди казахов я, наверное, самый маленький!» Все заулыбались, а я сказал: "Мой народ выше меня"», – вспоминает его внук журналист и сатпаевед Нурлан Жармагамбетов.

Сатпаев для страны и науки

Сразу после окончания учебы в Томском университете Сатпаев был направлен в Атбасарский трест цветных металлов на должность начальника геологического отдела. Уже в первые годы работы молодому инженеру удалось, вопреки всеобщему скепсису, обнаружить в Джезказганском регионе крупнейшее месторождение меди, что позволило в 450 раз увеличить запасы разведанных ранее руд. Не меньших, а, может, и больших трудов ученому стоило обоснование необходимости развития региона. Повсеместно получая отказы от финансирования, Сатпаев выступает с научными статьями, встречается с руководством Высшего совета народного хозяйства, добивается аудиенции у председателя Госплана СССР Г. Кржижановского. «Он поистине был героем своего времени, времени индустриализации. Он работал, как бешеный, сутками, словно чувствовал, что жизнь ему отпущена короткая, а дел много. Плюс ко всему он был гражданином, патриотом своей страны в полном смысле этого слова», – вспоминает его дочь геолог Меиз Сатпаева.

Выводы ученого о перспективах Джезказгана как ведущей базы медной промышленности спустя время были полностью подтверждены. За открытие Джезказганского месторождения Каныш Сатпаев в 1940 году был удостоен высшей награды страны ордена Ленина. В течение третьей пятилетки был построен Большой медеплавильный комбинат, железная дорога Джезказган – Караганда – Балхаш. В 1998 году президент РК Н.А. Назарбаев так оценит личность Каныша Сатпаева: «Я думаю, что Сатпаев – один из великих людей не только бывшего Советского Союза, но и уходящего века, который своим гением, своим трудом практически создал и возглавил школу геологов Казахстана и оказал огромное влияние на развитие геологической науки. На такой высокий уровень от Казахстана, от казахов еще никто не поднимался».

Академик Каныш Имантаевич Сатпаев

Академик Каныш Имантаевич Сатпаев

В 1946 году на базе филиала Академии наук СССР в Казахстане была открыта собственная Академия наук, во главе которой встал Каныш Имантаевич. Дочь Меиз Сатпаева любила повторять, что к науке у ее отца было всегда особое отношение. В одной из своих статей Сатпаев так написал о преимуществах Академии наук: «Сила Академии в том, что она составляет фокус, в котором скрещиваются все науки, что она в целом представляет все отрасли науки». Уже через несколько лет республиканская АН превратилась в крупнейший научный центр страны. В ее составе работало 55 научных учреждений, в том числе 20 институтов и 12 секторов, объединенных в 4 отделения – минеральных ресурсов, физико-математических наук, биологических и медицинских наук, общественных наук. Кроме того –  восемь комплексных научно-исследовательских баз, обсерватория, Республиканский ботанический сад, фундаментальная научная библиотека, издательство… 

«Отец был как дирижер в оркестре, направляя работу научно-исследовательских институтов на важнейшие задачи народного хозяйства. Сейчас, когда эту систему сломали, каждый институт по отдельности такой мощной силы уже не представляет», – с горечью говорила Меиз Канышевна.

С 2012 года профессиональный праздник ученых Казахстана – День науки стали праздновать в день рождения Каныша Сатпаева, и то, что этот день совпадает с Днем космонавтики, его внук Нурлан Жармагамбетов считает глубоко символичным и справедливым. Ведь помимо того, что освоение космоса – на 100% заслуга ученых, в биографии Каныша Имантаевича был и такой интересный факт: уже будучи академиком АН СССР, в 1958 году он участвовал в выборах в состав академии главного конструктора космических кораблей Сергея Королева. Это было за три года до первого полета человека в космос. Еще один весомый вклад в развитие космической промышленности внесла жена и коллега К.И. Сатпаева Таисия Алексеевна. Она была одним из первооткрывателей в джезказганских рудах рения – ценного, тугоплавкого и очень дорогого элемента. Рений используется в космической промышленности: им покрывают обшивку ракет, спускаемых аппаратов, чтобы она не загорелась при входе в плотные слои атмосферы.

Сатпаев для победы

Уже в самом начале войны Советский Союз потерял два крупнейших месторождения марганца – Никопольское и Чиатуринское, была почти полностью остановлена добыча марганцевой руды в СССР. Под угрозой оказался выпуск специальной стали для брони танков, в содержании которой должен быть марганец. Главный пропагандист фюрера Геббельс поспешил выступить со специальным заявлением, в котором заявил: «Отныне советские заводы обречены на марганцевый голод! Отныне доблестной армии фюрера остается уничтожить последние танки русских! Мы победим!»

Но не тут-то было! Еще в 1928 году Сатпаев увидел марганцевые проявление в поселке Жезды, что недалеко от Джезказгана. В условиях военного времени ученый предложил смелое и рискованное решение – одновременно с форсированной доразведкой месторождения Жезды начинать промышленное освоение и строительство рудника. Такое предложение поддержало руководство Казахстана, и уже 12 июня 1942 года Жездинский рудник начал давать марганец. К 1943 году рудник выдавал 70,9 % марганцевых руд страны.

В декабре того же года в своей статье «Интеллигенция Казахстана в дни Отечественной войны», опубликованной в «Казахстанской правде», Сатпаев пишет: «Все колоссальные запасы недр Казахстана поставлены сейчас на службу обороны Родины. Казахстан стал ведущей в Союзе республикой по выпуску свинца, молибдена и одной из первых по выплавке меди. Каждые девять из десяти пуль, разящие гитлеровское зверье, отливаются из свинца, добытого в Казахстане. Больше половины танков и самоходных орудий одеты в броню, в которую вплавлен казахстанский молибден. Свыше одной трети гильз для патронов и снарядов, аппаратуры связи в действующей армии создано также из сплавов казахстанской меди. Высокосортные марганцевые руды Казахстана заменили собой временно потерянные никопольские. Они обеспечивают сейчас работу уральских металлургических заводов – оплота вооруженной мощи СССР».

Сатпаев для семьи

Каныш Имантаевич – родоначальник династии ученых. «Будь как Каныш» – именно такое напутствие дают до сих пор потомки ученого своим отпрыскам, делающим первые шаги в постижении профессии и наук. И потомки не подводят своего великого предка. Каныш Имантаевич был женат дважды, еще в ранней молодости женился на девушке из родных краев Шарипе, второй его женой стала коллега инженер-геолог Таисия Алексеевна Сатпаева ( Кошкина). От двух браков было шесть детей, но, к сожалению, дожили до взрослого возраста только три дочери. Старшая Ханиса Канышевна – долгожитель, сейчас ей уже 93 года. Она известный в республике медик, доктор медицинских наук, профессор, автор первого учебника по физиологии человека на казахском языке «Адам физиологиясы». Разработчик валеологии в Казахстане, примером своего долголетия она подтвердила, что, придерживаясь принципов науки о жизни, можно прожить столь долго, сохранив бодрость тела и ясность ума. Мало кому при жизни ставят памятники. А вот старшая дочь ученого Ханиса удостоилась такой чести. Два года назад в Казахском национальном медицинском университете им. С. Асфендиярова был установлен бюст Ханисы Сатпаевой, тогда же открылся Центр наук о жизни, которому присвоено ее имя. Можно только представить, как бы прокомментировал этот факт её обладавший тонким юмором отец!

Ханиса и Шамшия Сатпаевы

Ханиса и Шамшия Сатпаевы

Единственная из дочерей, которая продолжила дело отца и стала геологом – Меиз Сатпаева. Меиз названа в честь кормилицы Каныша, которая фактически заменила ему рано ушедшую мать. Меиз – доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Института геологических наук им. К. Сатпаева. Писала стихи, в которых романтизировала свою профессию, что, безусловно, выразительно характеризует человека увлеченного и влюбленного в свое ремесло:

«Я в царстве подземном –

внутри Джезказгана:

Огромный дворец неземной.

Здесь подняты ввысь целики-великаны –

Останцы эпохи иной…»

В одном из интервью Меиз рассказала придуманную ею притчу о предназначении ее отца: «Когда бог поделил землю и взглянул, что же досталось казахам (а надо сказать, что я выросла в Центральном Казахстане, в Карсакпае – это даже не степь, где ковыль, трава и цветы, это каменистая пустыня), то увидел, что там вообще ничего не растет. И чтобы люди смогли жить в этих суровых краях, он положил в землю несметные богатства. А потом послал Человека, который должен их найти и научить людей, как пользоваться этими богатствами. Ведь если проследить жизнь моего отца, то, несмотря на все ее сложности, взлеты и падения, его словно вела судьба: когда надо – она указывала правильный путь, когда надо – оберегала». Меиз унаследовала от отца черты характера, присущие всему роду Сатпаевых – волю и упорство в достижении цели, беззаветное служение науке, нестяжательство.

Меиз Сатпаевой принадлежит открытие «второго «Большого Джезказгана». Она разработала научную идею о том, что мощности медных рудных тел могут наращиваться в глубину. Когда верхние горизонты месторождения были уже отработаны, Меиз Кнышевна предложила новый способ бурения под землей из горных выработок не по равномерной оси, а поперек рудных зон. Эта программа была начата ею в октябре 2003 года, в результате чего было обнаружено новое рудное тело на глубине 450–500 метров от поверхности, которое по своим геохимическим особенностям значительно отличалось от ранее выявленных. Оно несло в себе много сюрпризов и загадок, заслуживающих внимательного изучения и расшифровки, считала Меиз Канышевна. И она разгадывала эти «загадки» до последних дней своей жизни.

Каныш Имантаевич, Таисия Алексеевна и Меиз Сатпаевы

Каныш Имантаевич, Таисия Алексеевна и Меиз Сатпаевы

Младшая дочь Каныша Имантаевича и Таисии Алексеевны Шамшибаяну – ученый-литературовед, доктор филологических наук, член-корреспондент Национальной академии наук Казахстана. Неожиданно для всех Шамшибаяну (Шамшия) Сатпаева решила стать литератором. Сначала были планы вслед за старшей сестрой посвятить себя медицине, но, не выдержав испытания анатомичкой, Шамшия подала документы на филфак. Шамшие принадлежит своеобразный рекорд – она раньше всех из рода Сатпаевых в 24 года защитила кандидатскую диссертацию. Тому причиной упорство и труд – эти слова могли бы быть на гербе рода Сатпаевых.

Упомянем еще об одной дочери – Джамиле Канышевне Утегеновой, с матерью которой у ученого был гражданский брак. Выпускница МГИМО, Джамиля работает в Институте мировой экономики и международных отношений РАН, занимаясь правовыми аспектами деятельности международных организаций. Джамиля Канышевна является членом Совета казахской национальной культурной автономии и Межрегиональной женской общественной организации содействия сохранению традиций тюркоязычных народов, членом Всероссийского философского общества.

В многочисленной плеяде внуков и правнуков есть кандидат химических наук, член Союза журналистов Казахстана, искусствоведы, программисты… Такие они сегодня ветви мощного древа, имя которому Каныш.

_____________

Особая благодарность за помощь в подготовке материала Нурлану 
Жармагамбетову – дважды лауреату премии Союза журналистов Казахстана, 
внуку К.И. Сатпаева

 

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1516