Перемышль: город польский, а воинская слава – российская
28.04.2014 | Сергей СМОЛЯННИКОВ | 00.14
A
A
A
Размер шрифта:

Сегодня Перемышль, или Пшемысль, как он произносится по-польски, находится на территории Польши, но все равно остается городом подлинной воинской славы России. Город расположен на славяносоединяющей реке Сан. В украинской истории этот край более известен как Засянье, в австрийской – Премышляны. А в российской истории у него вообще особое место: Перемышль – один из червенских городов Киевской Руси на протяжении столетий был важным центром оживленного обмена между Западной и Восточной Европой, местом, где мирно соседствовали представители различных народов, религий, культур. Эту роль Перемышль сохранил и после того, как Червонная Русь оказалась в составе Польского королевства, а затем и под властью Австро-Венгерской империи.

Впервые его имя в варианте «Перемышльская крепость» стало известно в годы Великой, или Первой мировой войны, когда русские воины овладели этой неприступной твердыней Подкарпатья. 21 марта 1915-го крепость сдалась на милость победителям – русским воинам генерала Алексея Брусилова. В плен попали 9 генералов, свыше 2500 офицеров и более 100 тысяч солдат австро-венгерской армии.

Разрушенные остовы неприступных фортов Перемышльской крепости впечатляют нас и через 100 лет

Разрушенные остовы неприступных фортов Перемышльской крепости впечатляют нас и через 100 лет

Гражданское население Перемышля встречало русских солдат и офицеров как освободителей, ведь на место кичливых австрияков к украинцам и полякам пришли братья-славяне, о чем не стоит забывать…

Апрель 1915-го. Русские воины в центре Перемышля

После 14 сентября 1939-го, когда германские войска заняли Перемышль, в жизни населения города наступили черные дни. И лишь события 17 сентября, освободительный поход Красной армии остановили геноцид польско-еврейского населения этого милого и ухоженного центра Засянья. Левобережная часть Перемышля вошла в состав Украины.

Все изменилось, если прибегнуть к флотской терминологии, «поворотом вдруг» ранним утром 22 июня 1941-го… Тревожным вечером 23-го по радио прозвучал торжественный (да-да, именно торжественный) голос Левитана: «Из сводки Главного командования Красной армии за 23 июня 1941 года. На Шяуляйском и Рава-Русском направлениях противник, вклинившийся с утра в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за госграницу». И это была абсолютная правда!

…Участок границы по реке Сан охранял 92-й Перемышльский пограничный отряд. В городе размещался штаб отряда, ряд застав и подразделения 99-й стрелковой дивизии. Именно им пришлось вступить в бой по защите своей земли. Бывший начальник 14-й пограничной заставы, охранявшей границу по реке Сан в черте города, А.Н. Патарыкин вспоминал, что в ночь с 21 на 22 июня 1941 года на его участке прошли два поезда: один наш с нефтью – на немецкую сторону, другой с углем – из Германии в СССР. «Затем на нашу сторону должен был пройти встречный немецкий эшелон с углем. Но когда он стал подходить к нашей контрольной будке, часовой насторожился: почему-то паровоз шел не впереди состава, а сзади. И вагоны были не стандартные, как обычно, а немного выше. Боец решил остановить поезд и дал предупредительный выстрел в воздух. Но ему ответили автоматной очередью. Пули попали в будку, где находилось еще двое бойцов из нашего взвода охраны. Одного из них убило, другой же растерялся, выскочил с пулеметом, залег и стал стрелять по эшелону. Тут еще бойцы подоспели, тоже открыли огонь. Поезд попятился, и когда вагоны были уже на правом берегу, то борта откинулись, и на землю начали съезжать танкетки с солдатами. Вот тебе и «уголь»…»

Немецкие солдаты в очередной раз пытаются захватить в Перемышле мост через Сан, упираясь в отряд пограничников под командой  лейтенанта П. Нечаева, который здесь погибнет

До полудня отряд своими силами удерживал государственную границу. Лишь получив приказ начальника войск отойти за боевые порядки частей 99-й дивизии, пограничники оставили город. Вечером того же дня на командном пункте дивизии состоялось совещание, где было принято решение отбить Перемышль. Эта задача возлагалась на пограничников и часть 99-й стрелковой дивизии, являвшейся дивизией прикрытия госграницы. К 17 часам 23 июня совместными усилиями враг был полностью выбит из советской части Перемышля. Пограничники четко выполняли приказ Москвы и Киева: «Границу не переходить…» Город был освобожден, спасены были и не успевшие эвакуироваться семьи комсостава.

Лейтенант П.С. Нечаев с женой (довоенный снимок)

Но не только в городской черте происходили ожесточенные бои за каждую пядь советской земли. До последнего вздоха, до последнего патрона сражались бойцы перемышльского УРа.  

Сегодня эти ДОТы как немые свидетели героизма бойцов Красной армии являются местами массового посещения туристов из стран Европы

По воспоминаниям, приведенным в книге Юрия Стрижкова «Герои Перемышля», мы знаем, как бойцы-«укрепрайоновцы» сражались за свой участок. «В 4 часа утра мы уже были на границе, потому что в нашу часть поступило донесение, что началась война, уже есть убитые пограничники. Как раз в это время немец открыл огонь по нашей стороне Перемышля… знали они, куда бить надо…  Наш взвод в случае войны должен был занять один дот. Это было мощное укрепление, на вооружении которого в 4 амбразурах было две 76-мм пушки и 2 пулемета Дегтярева станковые. В доте должны были быть все 36 человек из нашего взвода, а также прислуга к орудиям. Причем на инструктаже нам было сказано командиром, что не просто должны занять его, а просидеть в обороне 6 месяцев, не выходя. Или пока нас не взорвут вместе с дотом, или на полгода должно было хватить продуктов питания и боеприпасов. Дот был двухэтажный, здоровый, железобетонные стены толщиной 3,5 метра. Пока мы его занимали, немец тем временем захватил нашу сторону Перемышля, тогда он открыл по доту сильный огонь, но снаряды отлетали от дота, как горох от стенки. После этого мы трое с половиной суток держали оборону на границе, только потом поступил приказ отступить. Река Сан полсотни, ну пусть 70 метров в ширине была напротив нашего дота, вот немец прямой наводкой и бил, но все равно, ну, никак не мог разбить толстые стены. Но вскоре поступил по коротковолновой рации приказ, политрук нам сообщил, что надо отступить к своим…».

Трижды на протяжении 24 июня город переходил из рук в руки, в итоге в сводке Главного командования Красной армии за 25 июня 1941 г., переданной Совинформбюро, появилась лаконичная строка: «Стремительным контрударом наши войска вновь овладели Перемышлем». До позднего вечера 26 июня город оставался неприступной советской крепостью, лишь к утру следующего дня все части организованно покинули участок границы. Дело в том, что враг подошел к Львову и перерезал Львовское шоссе, связывавшее Перемышль с остальными частями.

Перед уходом заместитель начальника штаба погранотряда старший лейтенант Поливода организовал похороны. В центре города, на старинной площади недалеко от памятника Мицкевичу вырыли братскую могилу. Около полусотни погибших пограничников, бойцов Красной армии и гражданских лиц проводили в последний путь. Получив приказ об отходе, наши подразделения взорвали мост и с боем отошли на новый рубеж.

Лишь после этого немецкие, а со временем словацкие и венгерские части смогли переправиться через Сан.

Они уже без боязни переходят Сан и даже позируют. Но все это было потом, когда пограничники и бойцы укрепрайона уже отошли

Словацкие солдаты и офицеры осматривают советский ДОТ, который, к счастью для них, штурмовать им не пришлось

30 июня, когда власть в Перемышле перешла к фашистам, наступили страшные дни. Город был мгновенно превращен в огромный лагерь, разделенный на польскую второсортную часть и еврейское гетто. Кошмар оккупации длился до 27 июля 1944 г., когда город был освобождён войсками 1-го Украинского фронта в ходе Львовско-Сандомирской операции. Советское правительство учло интересы поляков и по окончании войны передало город новой Польше. А граница, которая ранее проходила по реке Сан, отодвинулась в этом районе несколько восточнее, за что жители Засянья до сих пор должны благодарить советских людей…

Многие здесь помнят героев Перемышля. Многие, но, увы, не все. В Польше, как и у ее географических соседей, хватает людей с короткой исторической памятью. Вопрос поминовения российских (времен Первой мировой) и советских воинов остается все еще сложным. Но и на этом «фронте» кое-что меняется. Министерствами обороны и иностранных дел Российской Федерации и Советом охраны памяти борьбы и мученичества Республики Польша издан каталог захоронений российских и советских воинов, военнопленных и гражданских лиц, погибших в годы Первой и Второй мировых войн и погребенных на территории Польши. Этот каталог содержит описания почти всех военных кладбищ, участков на коммунальных и церковных приходских кладбищах, а также индивидуальных могил, в которых захоронены подданные Российской империи и советские граждане. А это – 638 отдельных кладбищ и могил, на которых покоится 500 тысяч военнослужащих и свыше 870 тысяч военнопленных.

Памятник погибшим советским воинам в Перемышле

…А мы – мы только умирали,

В полях цветами проросли.

Опять светлеет небосвод,

Туман редеет над могилой,

И как тогда встает рассвет…

Жена, найди тот холмик милый.

Скажи: вы счастливы иль нет?

Скажи: нас помнят или нет?

На вопрос павшего воина – героя стихотворения Эмира Шабашвили – «Скажи: нас помнят или нет?» ответ однозначен – да. Герои Перемышля периода и Первой, и Второй мировых войн не забыты, они живут в нашей общей памяти.

____________

Фото – из архива автора

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:5189