Исламских радикалов пора поставить на место
05.05.2014 | Лаура ТОКАЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Наступивший в Крыму мир далеко не всем по нутру. Это еще раз подтвердила шумиха, поднятая крымско-татарским «меджлисом» в связи с тем, что его фактическому лидеру М. Джемилеву было отказано во въезде на территорию Российской Федерации. Причина отказа, как сообщил первый заместитель председателя Совета министров Крыма Рустам Темиргалиев, в том, что «господин Джемилев отметился целым рядом экстремистских заявлений, связанных с попыткой посеять межнациональную рознь между крымскими татарами и другими народами, населяющими Крым… Он постоянно призывает крымских татар к конфликту с властями». 

В связи с происшедшим сторонники Джемилева пытаются накалить обстановку. Вчера прокурор Крыма Наталья Поклонская проинформировала общественность о том, что «в городе Армянске и некоторых других районах Крыма меджлисом крымско-татарского народа под руководством Чубарова Рифата Абдурахмановича проведены незаконные публичные акции экстремистского характера, связанные с массовыми беспорядками, перекрытием автотрасс, незаконным пересечением государственной границы РФ, соединенным с воспрепятствованием законной деятельности государственных органов, а также применением насилия. По данным фактам прокуратурой республики направлено два постановления в Следственный комитет и ФСБ для организации уголовного преследования в отношении виновных лиц».

Итак, в Крыму вновь искусственно возбуждается т.н. «крымско-татарский вопрос», нагнетаются опасные страсти. Об исламистской проблематике и религиозной ситуации в Крыму в целом рассказывает председатель Всекрымского движения «Русское вече», депутат Бахчисарайского горсовета эксперт по исламизму Константин Кнырик.

– Духовное управление мусульман Крыма часто называют одним из подразделений «меджлиса», так ли это? Каково влияние ДУМК на религиозную сферу?

– Это глубокий вопрос. Необходимо четко понимать, что ДУМК действительно стало одним из подразделений, подчиненных нелегальному «меджлису». Оно имеет плотное сотрудничество с радикальными исламскими группировками, такими как ваххабиты, запрещенная в России религиозная экстремистская партия «Хизб ут-Тахрир» и т.д. На сегодняшний день ДУМК не является структурой, которая отображает всю религиозную палитру мусульман Крыма, и не имеет определяющего влияния на местных мусульман.

– Что означает появление в качестве почетных гостей внеочередной сессии курултая главы Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина и его заместителя Дамира Мухетдинова, которых часто обвиняют в негласной поддержке федерального исламистского лобби?

– Давайте начнем с конца. На сегодняшний день мы не можем определять крымских татар по критериям каких-то политических или общественных принадлежностей. Есть население, национальность которого – крымские татары. Есть группы политического влияния, это так называемый меджлис – структура, не зарегистрированная официально ни на Украине, ни в Российской Федерации. Часть татар объединилась вокруг партии «Милли Фирка», партии национального возрождения, которая официально поддержала курс на сближение с Россией. Я думаю, она является наиболее влиятельной, с политической точки зрения наиболее прагматичной, выбравшей путь, наиболее адекватный тем событиям, которые происходят в Крыму. Ну а присутствие Р. Гайнутдина на сессии курултая было вполне обоснованно тем, что в любом случае с организованными группами необходимо вести переговоры, независимо от того, как они называются: «меджлис», «Милли Фирка» и т.д. Переговоры были жесткими. Знаю, что до конца заседания курултая также присутствовавший там президент Татарстана Рустам Минниханов не досидел, потому что выслушивать антироссийские лозунги, абсолютно не отображающие ни чаяния крымчан, ни чаяния конкретно крымских татар, ему просто не было смысла.

Как вы оцениваете количество и влиятельность сторонников «Хизб ут-Тахрир», до недавнего времени открыто действовавшей на полуострове?

– Если говорить об Украине, то она всегда была заинтересована в существовании таких структур – «Правого сектора», радикальных исламских группировок и т.д. Более того, «майданутых» радикалов тренировали лидеры радикальных исламских группировок Сирии и т.д. Все это взаимосвязано между собой и напрямую курируется аппаратом ЦРУ из США. Все об этом знают, ни для кого это не секрет. Эта линия четко прослеживается.

По поводу влияния «хизбов» в Крыму можно сказать, что, хотя они не так давно начали свою деятельность, тем не менее связи с «меджлисом» и ДУМК достаточно явные. Ни ДУМК, ни «меджлис» никогда критично против деятельности «Хизб ут-Тахрир» не выступали. Более того, общаясь с крымскими татарами, которые поддержали сближение с Россией и возвращение Крыма домой, я выяснил очень много деталей, в том числе, что единственный национальный крымско-татарский канал ATR сознательно раскручивал запрещенную во многих государствах «Хизб ут-Тахрир». Крымский телеканал «Черноморка», принадлежащий «оранжевому» народному депутату ВС Украины Андрею Сенченко, также сознательно выпускал в эфир эту группировку. Это была целая война влияний. На последнем мероприятии они собрали около двух тысяч человек. Но на сегодняшний день в рамках российского законодательства «хизбы» будут запрещены.

– Вы говорите, что кто-то тренировал «майданутых», следовательно, существуют тренировочные базы исламистских радикалов? И это не является пропагандистской страшилкой?

– По Крыму не готов сказать, я не сотрудник спецслужб. Но такая информация неоднократно появлялась в СМИ. Мы знаем, что до проведения референдума 16 марта группа радикалов, порядка 200 человек, ушла в горный Крым. Однако сегодня положение в Крыму с самообороной и правоохранительными органами, обеспечивающими безопасность населения, обстоит нормально, борьба с радикализмом ведется на достаточно квалифицированном уровне, и, я уверен, власти не позволят спровоцировать межнациональный конфликт.

– Как решать проблему с распространением в Крыму радикального ислама? Насколько серьезна эта угроза? Ведь у «хизбов», салафитов и иных радикальных группировок одна общая цель – строительство исламистского государства.

Масштаб этой проблемы более значительный. «Хизб ут-Тахрир» действует по принципу «сверху»: построим власть, потом будем строить общество. «Салафиты» действуют по принципу «снизу»: построим общество, потом построим власть. Нужно понимать различия этих течений. Я считаю, что, во-первых, попытки создания радикальных групп не приводят ни к чему хорошему, во-вторых, в Крыму при грамотном подходе к межнациональной ситуации можно помирить всех. На уровне бытовых отношений мы давно с пониманием относимся к жизни здесь крымских татар, они относятся с пониманием к большинству славян. Мы учимся в одних школах, живем на одних улицах, у нас довольно дружеские, адекватные, человеческие отношения. Все эти радикальные течения – предмет пристального внимания спецслужб в плане пресечения их деятельности, не более. Усложнять и нагнетать эту проблему нет смысла. Если бы они действительно обладали потенциалом и силой, это бы проявилось, например, в попытках срыва референдума. В плане списывания американских денег – это, конечно, очень «деятельная» структура, а в плане достижения результата они не способны на серьезные действия.

Ряд российских муфтиев, которые побывали в Крыму, провели достаточно много переговоров с крымско-татарским населением, разными исламскими группировками для того, чтобы сделать выводы об их влиянии на Крым, религиозный мир, крымскую политическую ситуацию. На официальном уровне в этом контексте очень правильное заявление сделал Владимир Путин о том, что ни в коем случае нельзя допустить в органы власти радикалов, любых, в том числе исламских. Нужно четко понимать, что нагнетание ситуации происходит извне. В существовании радикальных групп заинтересованы только внешние враги России и Крыма.

– Возможно ли объединение усилий крымских исламистских радикалов разного толка и украинских ультранационалистов для дестабилизации обстановки на полуострове?

– В сегодняшних реалиях, думаю, это невозможно. Но в недалеком прошлом у них было прекрасно отлажено сотрудничество. Тот же самопровозглашенный «национальный парламент» крымских татар, известный как «меджлис» всегда поддерживал украинские партийные структуры, которые являлись проамериканскими, а зачастую и профашистскими. «Меджлис» открыто поддерживал их курс. Более того, знаковое, трагичное мероприятие 26 февраля (в ходе столкновений возле парламента Крыма в тот день пострадали около двух десятков человек. – Ред.), когда погибли двое крымчан, спровоцировали не крымские татары и не русские, а именно группа украинских радикалов, которые развернули бандеровское красно-черное знамя, после чего началось столкновение.

_________

Фото – http://flb.ru/infoprint/57269.html

Рейтинг Ритма Евразии:
2
4
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:5209