Вероятность вступления Армении в Таможенный союз высока, но…
08.05.2014 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Как известно, 29 апреля в Минске состоялось заседание Высшего евразийского экономического совета на уровне глав государств Беларуси, Казахстана и России. В Ереване ожидали, что именно в этот день произойдет подписание документов о присоединении Армении к Таможенному союзу. В повестке дня саммита было предусмотрено рассмотрение реализации плана мероприятий (дорожной карты) по ее присоединению к ТС и Единому экономическому пространству. Однако 29 апреля президент Армении Серж Саргсян, который согласно сообщениям прессы, в том числе и со ссылкой на официальные источники, должен был подписать от имени Еревана этот документ, так в Минск и не вылетел.

Еще накануне заседания ВЕЭС в ряде публикаций в российской и армянской провластной прессе появились комментарии о том, что в Минске конкретных решений принимать не планируется. При этом во всех без исключениях комментариях отмечалось, что армянская сторона провела большую работу по подготовке к вступлению в ТС. Предполагалось, что в Минске эта работа будет оценена, однако этого не произошло.

Анализируя информацию, поступившую после минского заседания ВЕЭС, в Ереване отмечают два важных момента. Во-первых, в Минске главам входящих в ТС государств так и не удалось достичь согласия по вопросу так называемых изъятий и ограничений. Беларусь добивается от России и Казахстана отказа от экспортных таможенных пошлин на нефть, поступающую (либо потенциально способную поступить) в Беларусь из других стран-членов ТС. Москва и Астана на такие уступки Минску пойти пока не готовы. Таким образом, налицо разногласия по принципиальным экономическим вопросам в рамках ТС, хотя с Арменией и не связанные, но объективно осложняющие ей путь туда.

Во-вторых, по мнению ряда экспертов, вступление Армении в ТС тормозит проблема Нагорного Карабаха. В частности, они напоминают, что 24 декабря 2013 года президент Казахстана Н. Назарбаев отметил необходимость прояснения вопроса о границах ТС в связи с проблемой Нагорного Карабаха. Речь может идти о том, что, поскольку Астана де-юре признает территориальную целостность Азербайджана, то она может потребовать от Армении установления таможенных постов на границе с непризнанной Нагорно-Карабахской республикой. Совершенно очевидно, что это условие является неприемлемым для Еревана, поскольку НКР составляет общее с Арменией финансово-экономическое пространство.

Отметим, что в 1990-е годы позиция Казахстана по вопросу Нагорного Карабаха была более сбалансированной. Кроме того, Астана считает Азербайджан своим важнейшим партнером в рамках сотрудничества тюркских государств, которые поддерживают на международной арене друг друга и стараются действовать в рамках согласованной политики, в том числе в вопросе нагорно-карабахского конфликта. Не случайно на саммите глав тюркских государств в 2006 г. в Анталье президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что «...проблема одного тюркского государства должна быть проблемой и для другого тюркского государства». По некоторым признакам можно заключить, что именно Астана, а не Анкара сейчас наиболее активна в вопросе создания «тюркского» содружества государств. В этом контексте её позиция становится более понятной. Однако здесь следует учесть и то важное обстоятельство, что Беларусь также имеет немалый экономический интерес в Азербайджане. В частности, речь идет об автомобильном заводе в г. Гяндже, где собираются трактора белорусских марок. Именно поэтому А. Лукашенко заявлял, что в вопросе принятия Армении в ТС необходимо учитывать мнение Азербайджана.

Впрочем, некоторые армянские эксперты полагают, что руководство Беларуси и Казахстана в действительности не очень стремится к вступлению Армении в ТС и Евразийский союз совсем по другой причине, а именно: в случае появления Еревана в составе Высшего евразийского экономического совета на уровне глав государств, либо среди соучредителей Евразийского союза он по спорным вопросам, скорее всего, будет поддерживать Москву.

Судя по всему, dead-line подписания Арменией документов о членстве в ТС и ЕЭП придётся на период между 29 мая и 1 июня, когда состоится следующая встреча в верхах. Из 126 пунктов дорожной карты, которые должны быть выполнены до подписания договора о присоединении к ЕЭП, 111 уже реализованы, а 15 будут включены в само соглашение. Интересно, что об этом в Ереване узнали из российских и белорусских источников. Главе МИД Э. Налбандяну за умолчание факта переговоров пришлось выслушать в парламенте немало критических замечаний. В отличие от переговоров по вступлению в ТС, которые начались в прошлом году, армянская общественность вообще ничего не знала о том, что Ереван ведет переговоры о вступлении в ЕЭП, если не считать мельком сделанного 18 апреля заявления и.о. министра экономики Ваграма Аванесяна.

Напомним, что о решении вступить в Таможенный союз президент Армении сделал заявление 3 сентября 2013 года. Что касается переговоров о членстве в ЕЭП, то ни президент, ни глава Министерства иностранных дел никаких заявлений не делали. Хотя переговоры эти, видимо, шли достаточно давно и успешно, по крайней мере, если судить о числе реализованных пунктов.

Между тем ситуация в Национальном Собрании Армении не так однозначна, как кажется со стороны, и не считаться с его мнением нельзя. Напомним, что 2 апреля Конституционный суд принял решение о том, что восемь статей закона «О накопительных пенсиях», которые имели обязательный компонент, не соответствуют Конституции страны и недействительны. Иск в Конституционный суд был подан со стороны депутатов четырех парламентских фракций, не входящих в правящую коалицию – от партий «Процветающая Армения» (ППА), «Армянский национальный конгресс» (АНК), АРФ-Дашнакцутюн и «Наследие». Действия депутатов поддержаны общественным движением «Я – против!», которое проводило и продолжает проводить регулярные массовые акции протеста, требуя от правительства предпринять решительные шаги по скорейшему выполнению решений Конституционного суда. В акциях движения «Я – против!» обычно принимают участие от 8 до 10 тыс. человек.

Вышеупомянутое решение Конституционного суда и угроза массовых акций протеста со стороны вышеупомянутых парламентских фракций привела к отставке 3 апреля правительства Тиграна Саркисяна. 10 дней спустя президент С. Саргсян назначил нового премьер-министра – спикера парламента Овика Абрамяна. В настоящее время О. Абрамян завершает формирование нового кабинета, который, в отличие от предыдущего, будет однопартийным, так как младший партнер правящей Республиканской партии Армении (РПА) – партия «Страна законности» – принял решение покинуть правящую коалицию.

По положению на сегодняшний день РПА контролирует 70 мандатов в 131-местном парламенте. Этого оказалось достаточно для того, чтобы избрать нового спикера-республиканца в лице Г. Саакяна, и должно хватить для утверждения программы правительства, которую кабинет представит в начале мая. Утверждение программы правительства парламентом страны, по сути, является вотумом доверия.

Таким образом, несмотря на наличие определенного «запаса прочности», новому правительству будет очень непросто проводить свои решения в парламенте, где достаточно солидный массив составляют депутаты, не поддерживающие его политику. С учетом этого фактора сегодня вряд ли кто возьмется говорить о неких «радужных» перспективах членства Армении в ТС и ЕЭП.

Теги: ТС  ЕЭП  Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2426