Взгляд на проект ЕАЭС из Казахстана: на пути к долгосрочным ориентирам
09.05.2014 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Главным событием текущего года для интеграции на постсоветском пространстве и выводом ее на новый уровень должно стать подписание в конце мая договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Накануне этого события в Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Интеграция 2.0. Проект ЕАЭС вышел на стадию подписания».

Экспертное сообщество Казахстана (политологи и экономисты, обозреватели СМИ) этому вопросу в последние несколько недель уделяют достаточно много внимания. Даже поверхностный контент-анализ ведущих общественно-политических СМИ трех стран – Беларуси, Казахстана и Российской Федерации, намеренных подписать договор, демонстрирует, что в Казахстане к вопросам интеграции проявляется особенный интерес в среде массмедиа, в отличие от тех же российских СМИ, которые наполнены информацией о событиях в Украине, другими проблемами. Немаловажен и тот факт: в этом году исполнилось 20 лет с момента, когда президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в стенах МГУ им. М.В. Ломоносова впервые была предложена идея создания этого интеграционного объединения, на чем не раз акцентировали внимание многие официальные казахстанские СМИ.

Однако позиция массмедиа – это во многом отражение интеграционных взглядов казахстанской власти. Чтобы понимать их смысл, необходимо глубже рассмотреть приверженность Астаны к целеполаганию, созданию и реализации стратегий. Известный бизнес-консультант Брюс Хендерсон в свое время говорил о том, что большинство компаний вообще не имеют стратегии. Они просто много говорят о ней, как привыкли говорить о погоде.

В Казахстане ставка власти делается не на разговоры, а на важные документы государственного целеполагания, основные из которых – послания президента народу страны и вторая долгосрочная стратегия, являющаяся, собственно, одним из посланий – «Стратегия-2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее». Ее суть в намерении попасть в тридцатку самых развитых государств мира.

Как же этому может поспособствовать работа ЕАЭС? Ответ очевиден и заключается в том, что задача данного объединения – максимально способствовать инновационному, технологическому росту экономик стран нового союза. Именно этот фактор и должен обеспечить реализацию амбициозных планов казахстанского руководства. И в этом плане участие Астаны в глубоких интеграционных проектах, безусловно, будет способствовать вхождению страны в топ-30.

Как оказалось, скепсис по поводу далекого горизонта планирования предыдущей стратегии «Казахстан-2030», объявленной досрочно выполненной, постепенно сошел на нет. Получилось так, что стратегия нужна всем. Государству – как комплекс целевых установок и приоритетных задач во внутренней и внешней политике, а также как основа для формирования скоординированных отраслевых стратегий и республиканских программ. Региональной власти стратегия необходима как основа для разработки или корректировки стратегических документов социально-экономического развития региона. Бизнесу она нужна как исходная информация для оценки инвестиционной привлекательности регионов, уровней рисков и перспектив реализации бизнес-проектов. Научному сообществу – для формирования перспективных планов и программ прикладных научных исследований, разработки инновационных технологий. Населению нужна как важнейший фактор в формировании психологического комфорта, уверенности в завтрашнем дне. Также стратегия нужна как внятный сигнал соседним государствам и иностранным инвесторам. Так Казахстан заявляет о своих амбициях.

Поэтому политическая элита страны выводит «государство успеха» на первый план как актуальную политологическую категорию. И рассматривает стремление стать передовым государством в увязке с экономическими возможностями ЕАЭС. Одной из важных точек роста является как раз желание совместно с другими странами сделать из Евразийского союза пример более или менее успешной постсоветской интеграционной структуры. Понятное дело, что после развала СССР во всех трех странах одним из главных критериев успеха стали считать темпы экономического роста. Сохранялась также преемственность общей идее: хорошо все то, что поддерживает эти высокие темпы, укрепляет экономическую безопасность стран, обеспечивает рост товарооборота и отвечает национальным интересам.

Такое понимание доминирует по сей день и в Казахстане. Утверждается на самом высоком уровне, что ЕАЭС – это в первую очередь экономическое, а не политическое объединение. Сложность, однако, состоит в том, что интеграция – в большей степени мировоззренческий вопрос. Ведь известно, что экономическое сотрудничество приводит к углублению политического (хрестоматийный пример – Евросоюз). Также известно, что между странами складываются союзнические отношения, означающие нечто большее, чем просто торговое партнерство. Их характер и глубина различаются, но общим является стремление интенсифицировать к взаимной выгоде экономическое сотрудничество и совместно противостоять конкуренции и торговой экспансии извне. Более того, образование торговых и интеграционных группировок часто является предтечей политических союзов.

К сожалению, сейчас тяжело просчитать какие-то критерии успеха, к которым стремится ЕАЭС. И измеряемые показатели в перспективе также трудно определить. Чиновники пока оперируют в основном макроэкономическими показателями. В первую очередь, это – рост ВВП, импорта, экспорта и т.д. Между тем в некоторых государствах есть другие примеры критериев успеха: технологическое новаторство, исследования, развитие, высокий уровень образования. По мнению участника экспертного клуба Леси Каратаевой, д.и.н., главного научного сотрудника КИСИ при Президенте РК, уже давно пора отходить от оценки интеграционных процессов через призму товарооборота или роста ВВП. «Это уже не актуально, – сказала она. – Надо говорить о том, что мы должны искать свои ниши. В первую очередь в направлении создания высокотехнологичных производств, информационных технологий, нанотехнологий, обеспечения кибербезопасности и т.д.»

Тем не менее многим постсоветским странам по старинке комфортнее действовать сообща. Как известно, во времена кризиса 2009 года Россией, Казахстаном, Арменией, Таджикистаном и Кыргызстаном был создан совместный антикризисный фонд в размере $10 млрд. для поддержки межгосударственных программ. Есть много примеров в работе Таможенного союза, где наблюдалось улучшение в рамках таможенного регулирования, стандартизации.

Отрицательным фактором является то, что в наших странах структура экономики достаточно примитивна, и если мы хотим производить что-то из готовых изделий, сделать производство полного цикла, а не экспортировать только голые природные ресурсы, нужна комплексная программа научно-технического прогресса, где, как и в советские годы, будут участвовать несколько стран. В этом смысле ЕАЭС может этому поспособствовать.

Еще одна важная тема, затронутая на заседании экспертного клуба, касалась критериев общественного измерения интеграции. Другими словами, вопрос состоял в том, какого качества распространяется информация о новом интеграционном объединении? Способствует ли она повышению осведомленности общества или, наоборот, препятствует ей? По мнению Айдархана Кусаинова, генерального директора консалтинговой компании «Алмагест», в этой связи Казахстану нужно переориентировать приоритеты, пропаганду, идеологию, философию страны в первую очередь на продвижение экспортной ориентации своей экономики.

«В СМИ часто проходит информация, что после вступления в ТС наш экспорт упал, а импорт вырос, – отметил он. – Но если посмотреть по сегментам, он упал по тем статьям, которые не трогают малый и средний бизнес – это ферросплавы, руды, уголь и т.д. Наш нетто-импорт упал, но Казахстан начал больше экспортировать товаров, которые реально к населению относятся – алкоголь, жиры, масла, сахар и т.д. Этот факт как-то не продвигают массмедиа, не рекламируют. Чем у нас гордятся? Казахстанским содержанием. Но вы когда-нибудь видели, чтобы СМИ написали, мол, казахстанский экспорт потребительских товаров вырос? То есть поставлен приоритет: нам нужно защищаться от импорта, при этом слабо присутствует пропаганда того факта, что мы на самом деле экспортируем уже сегодня».

Кроме того, А. Кусаинов подчеркнул, что в условиях скорого подписания договора о создании ЕАЭС отсутствие данного фокуса сильно мешает бизнесу. «Когда есть пропаганда того, что хороший казахстанский бизнесмен – это тот, который вышел, к примеру, на рынки России и всех победил, то это приводит к изменению ментальности, мировоззрения. У нас как в основном реагируют представители малого и среднего бизнеса? "Придет страшная Россия, она большая, они нас всех задавит". Цифры не смотрят – интуитивно так думают», – заключил он.

И все-таки в последнее время среди казахстанского общества эмоции стали менее преобладать в оценках процесса дальнейшей интеграции. Появилось больше экспертных исследований, оценок и комментариев, но пока они недостаточно показывают широким массам средне- и долгосрочную перспективу работы ЕАЭС. Для примера: Казахстан, благодаря той же «Стратегии-2050», имеет представление о своем будущем: в тридцатку лучших государств попасть, блага населению обеспечить. К сожалению, в ЕАЭС такие долгосрочные ориентиры просматриваются более размыто. Может быть, именно это и путает мнения противников интеграции, которые ранее выплескивались через СМИ и социальные сети. Они привносили определенную разноголосицу, что мешало до поры до времени трезво оценить ситуацию.

_________

Фото – http://wef.kz/analytics/

Теги: Казахстан  ТС  ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1580