Казахстан – Кыргызстан: взаимоотношения на фоне интеграции
14.05.2014 | Андрей ЧЕБОТАРЁВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Открывая в Астане 4 мая 47-е заседание Совета управляющих Азиатского банка развития, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, в частности, заявил: «Нам всем необходимо расширять границы сотрудничества как между странами Азии, так и между другими интеграционными объединениями. Региональная интеграция, основанная на принципах открытости, равенства, взаимной выгоды является надежным инструментом для успешного развития». Он также отметил, что общие интеграционные процессы можно выстраивать вокруг возрождения Великого шелкового пути.

Многие отечественные СМИ и эксперты расценили данные высказывания как установку на усиление дальнейшей интеграции в Центральной Азии. Видимо, небезосновательно. В силу многовекторности своего внешнеполитического курса Казахстан заинтересован уравновесить свое присутствие в Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве и создаваемом Евразийском экономическом союзе участием в других интеграционных проектах и структурах. И особый акцент в этом отношении делается на соседние центральноазиатские республики. Так, в Концепции внешней политики Республики Казахстан на 2014-2020 годы, утвержденной указом Президента РК от 21 января 2014 года, на первом месте среди приоритетов и задач стоит развитие внутрирегиональной интеграции в Центральной Азии «в целях снижения конфликтогенного потенциала, решения социально-экономических проблем, развязки узла водно-энергетических и иных противоречий».

Скорее всего, речь идет о возобновлении того взаимодействия стран региона, за исключением Туркменистана, которое при всех своих плюсах и минусах осуществлялось в 1994-2005 годах в рамках последовательно сменявших друг друга межгосударственных объединений – Центрально-Азиатского союза (ЦАС), Центрально-Азиатского экономического сообщества (ЦАЭС) и Организации «Центрально-Азиатское сотрудничество» (ОЦАС). Но уже с качественно новым содержанием, учитывающим современные реалии и обусловленные ими точки соприкосновения центральноазиатских республик.

В этой связи потенциальным партнером Казахстана по реализации отмеченных выше целей и задач представляется Кыргызстан. Прежде всего, обе страны сближают факторы социокультурного характера. Казахов и киргизов объединяют принадлежность к тюркской этноязыковой общности, а также номадический дух, связанный с активным в прошлом кочевым образом жизни. Следует также отметить схожую атмосферу, обусловленную полиэтническим составом населения и уровнем использования русского языка в Казахстане и Кыргызстане в настоящее время.

В политическом плане взаимоотношения двух стран развиваются довольно динамично. В частности, их договорно-правовая база, по данным МИД РК, включает более 150 документов. Несмотря на время от времени возникающие между республиками споры и разногласия, последние практически не выходят в политическую плоскость. То есть таких обострений, которые, к примеру, часто наблюдаются в отношениях между Кыргызстаном, с одной стороны, и Таджикистаном и Узбекистаном -  с другой, здесь нет.

Курс на сотрудничество двух соседних государств задают их лидеры

Астана и Бишкек также взаимодействуют в рамках таких межгосударственных объединений, как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и Совет сотрудничества тюркоязычных государств. Не менее важным стало подписание 19 августа 2011 года в Алматы  руководителями уполномоченных государственных органов Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана соглашения о создании Центрально-Азиатского центра по реагированию на чрезвычайные ситуации и снижению риска бедствий. В случае возможной заинтересованности в участии в работе данного центра со стороны Узбекистана это может стать одним из первых шагов к развитию региональной интеграции.

Конечно, далеко не всегда отношения между Казахстаном и Кыргызстаном развиваются ровно и гладко. Можно вспомнить, к примеру, инцидент в июле 2013 года, когда жители приграничного села Кайнар (КР) потребовали пересмотреть кыргызско-казахстанскую границу и вернуть своей стране переданные в свое время Казахстану в процессе делимитации некоторые территории, а также перекрыли подачу воды по трансграничному каналу «Быстроток» в Жамбылскую область (РК). Инцидент был урегулирован на межправительственном уровне. И это далеко не единственные «нештатные ситуации» в отношениях двух республик.

Очевидно также, что двукратная сменяемость в Кыргызстане верховной власти в результате так называемых «цветных революций» и ее последствия, включая ошские события 2010 года, были серьезным испытанием и для Казахстана. Ведь менялся сложившийся и взаимоприемлемый формат взаимоотношений между двумя странами, а также возникали определенные риски для безопасности Казахстана. Последний тем не менее всегда входил в положение своего неспокойного в политическом отношении соседа. Только в 2010-2011 гг. Казахстан оказал Кыргызстану безвозмездную гуманитарную помощь в объеме 30 млн. долларов США.

Судя по всему, в настоящее время на взаимоотношения Астаны и Бишкека в определенной степени влияет фактор евразийской интеграции. Не случайно тема их взаимодействия в рамках соответствующих интеграционных объединений обсуждалась во время прошедшей 26 марта в Алматы встречи Нурсултана Назарбаева со своим киргизским коллегой Алмазбеком Атамбаевым, посетившим Казахстан с рабочим визитом. Можно предположить, что А. Атамбаев пробовал заручиться у казахстанского президента поддержкой тех условий, при удовлетворении которых Кыргызстан готов вступить в Таможенный союз. Речь идет, в частности, о предоставлении гражданам Кыргызстана из числа трудовых мигрантов возможности свободного перемещения по территории стран-участниц ТС, придании киргизским оптово-розничным рынкам «Дордой», «Мадина» и «Кара-Суу» статуса свободных экономических зон, предоставлении преференций на некоторые виды товаров, строительстве в Кыргызстане   определенных экспортно ориентированных предприятий за счет партнеров по союзу и создании фонда поддержки для стран, желающих вступить в ТС.

Однако Казахстан не склонен автоматически принимать данные условия соседней республики. По заявлению первого вице-премьера РК Бакытжана Сагинтаева некоторые из поставленных Кыргызстаном вопросов входят в компетенцию не Таможенного союза, а создаваемого Евразийского экономического союза. Тогда как Кыргызстан намерен вступить именно в ТС. Судя по всему, Астану также смущает откровенно потребительское отношение Бишкека, который настроен периодически что-то получать от нее, но практически без предоставления чего-то равноценного взамен.

Хотя по ряду оснований Кыргызстан заинтересован участвовать в Таможенном союзе. Например, в октябре 2012 года Казахстан вводил ограничения на ввоз из Кыргызстана молочной продукции из-за отсутствия в этой стране закона об идентификации скота и, как следствие, полноценных гарантий здоровья животных и годности мясной продукции для использования в пищу. Для снятия соответствующего запрета Казахстану пришлось согласовывать данный вопрос со своими партнерами по ТС. Примечательно, что ответной реакцией со стороны правительства КР стало заявление Министерства экономики относительно возможного встречного запрета на импорт казахстанских товаров. Причем не только животноводческой, но и алкогольной и табачной продукции, кондитерских изделий. Правда, до масштабной «торговой войны» между двумя странами дело не дошло.

Возможно, что с вступлением Кыргызстана в Таможенный союз оснований для возникновения подобных инцидентов будет гораздо меньше. К тому же 7 мая премьер-министр КР Джоомарт Оторбаев заявил о том, что это участие поможет решить проблемы, которые уже возникли на казахстанско-киргизской границе. Речь идет о том, что в Казахстане идет ужесточение администрирования таможенных платежей за перевозку товаров из Кыргызстана. В связи с этим киргизские предприниматели, занимающиеся скупкой и последующим экспортом различных китайских товаров, несут двойные расходы, осуществляя соответствующие платежи сперва на границе своей страны с Китаем, а затем – с Казахстаном.

Нужно отметить, что и для Казахстана вхождение Кыргызстана в Таможенный союз несет определенные выгоды. Правда, преимущественно политического, нежели экономического характера. Прежде всего, обе центральноазиатские республики вполне смогли бы скооперироваться в целях отстаивания взаимных интересов и поддержки друг друга в отношениях с Россией и Беларусью. К тому же те или иные потенциально спорные вопросы в отношениях с Бишкеком Астана могла бы решать не в двустороннем формате, а передать на рассмотрение уполномоченных наднациональных структур ТС-ЕЭП.

Следует ожидать, что фактор взаимных интересов и точек соприкосновения повлияет и на сближение позиций Казахстана и Кыргызстана относительно будущего вступления последнего в Таможенный союз. Одной из таких «точек», в частности, являются поставки в Кыргызстан газа. Причем речь идет не столько о чисто казахстанском газе, сколько об импортируемом республикой голубом топливе из соседнего Узбекистана. Так, в феврале этого года Казахстан был вынужден снизить объем экспортируемого в Кыргызстан газа с 50 тыс. до 40 тыс. кубометров, поскольку сам недополучил его от узбекской стороны. Спустя же некоторое время после переговоров А. Атамбаева с Н. Назарбаевым было объявлено о том, что АО «КазТрансГаз» поставит в соседнюю республику 100 млн. кубометров газа по 224 доллара США за тысячу кубометров. При этом Астана гарантировала Бишкеку недопущение перебоев в процессе соответствующих поставок газа.

В течение этого года также состоится заседание Высшего межгосударственного совета Казахстана и Кыргызстана с участием глав двух государств. Уже в преддверие этого мероприятия стороны, видимо, обозначат основные контуры дальнейшего взаимодействия как на двустороннем уровне, так и в рамках совместного участия в интеграционных образованиях. Трудно пока сказать, когда Кыргызстан урегулирует спорные моменты со странами-участницами ТС и будет готов стать полноправным членом этого интеграционного объединения. При этом не исключено, что раньше этого события либо параллельно с ним развивающееся взаимодействие Казахстана и Кыргызстана может лечь в основу возобновления интеграционного процесса в Центральной Азии. Во всяком случае обе страны всегда были и остаются более восприимчивыми к идеям и инициативам относительно региональной интеграции, чем другие республики региона.

___________

Фото – http://www.newskaz.ru/politics/20120822/3775551.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1400