Латвию и Украину сближает борьба с памятью о Великой Отечественной войне
14.05.2014 | Виктор ГУЩИН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

То, что случилось на Украине, где власть захватили ультранационалисты и неонацисты, в Латвии произошло 23 года назад – 15 октября 1991 г. Правда, там радикальные националисты и неонацисты пришли к власти мирным, парламентским, а не вооружённым путем. И вели они тогда себя тоже не столь воинственно, как нынешние украинские последователи нацистских военных преступников Степана Бандеры и Романа Шухевича. Что неслучайно: однополярный мир в 1991 г. только начинал формироваться, и многое ещё оставалось неясным. Но главное – как и в случае с вооружённым захватом власти на Украине в 2014 г., в 1991 г. официальный Запад не только не протестовал, а фактически поддержал ликвидацию новыми властями Латвии всеобщего избирательного права – основы основ любого демократического государства.

Оценивая политические последствия постановления Верховного Совета Латвийской Республики от 15 октября 1991 г., разделившего латвийское общество на граждан и лиц без латвийского гражданства, следует признать, что его принятие привело к резкому укреплению политических позиций радикальных националистов и неонацистов и, самое главное, сделало невозможным формирование в стране демократического политического режима. Иными словами, принимая во внимание, что основой демократии являются всеобщее избирательное право, свобода слова, свобода собраний, независимость судебной власти, гарантии соблюдения прав национальных меньшинств и т. д., принятие данного постановления фактически явилось преступлением против демократического политического устройства Латвийского государства.

Точно также преступлением против демократии стал и вооружённый захват власти в Киеве в марте 2014 г. неонацистскими отрядами «Правого сектора».

Несмотря на то, что в 1990-е гг. политическую коалицию в Латвии формировали представители вроде бы либеральной партии «Латвийский путь», это не помешало новой правящей элите принять в 1996 г. Декларацию о двойной оккупации Латвии Советским Союзом в 1940-1941 гг. и в 1944-1991 гг., а в 1998 г. – Декларацию о Латышском добровольческом легионе СС, в которой отрицалась его преступная роль и говорилось исключительно о борьбе легионеров за свободу и независимость Латвийской республики.

Одновременно была начата мощная пропагандистская кампания в поддержку новой политики исторической памяти, в основе которой теперь лежали два основных постулата. Первый – всё, что было связано с СССР, это страшное преступление против народа Латвии, на протяжении 50 послевоенных лет страна была оккупирована Советским Союзом, но народ Латвии никогда не прекращал борьбу против «ненавистного советского режима», и для латышей Вторая мировая война закончилась только в 1991 г. (и то не для всех). Второй – латышские легионеры СС никак не связаны с военными преступлениями Ваффен СС, они никогда не участвовали в карательных акциях, воевали только на фронте и не за идеалы гитлеровской Германии, а за восстановление независимости Латвийской республики.

К 2014 г. эта пропагандистская кампания, в том числе на уровне школьного образования, принесла свои плоды, сформировав молодое поколение латышей, которое свято верит в названные выше идеологические постулаты. И именно молодое поколение латышей 16 марта каждого года, в день Латышского легиона СС, марширует теперь от Домской площади к памятнику Свободы в Риге.

Именно представители латышской молодёжи, объединившиеся в начале 2000-х гг. в организацию «Всё  – Латвии!», которая позднее была преобразована в политическую партию и сегодня представлена в латвийском парламенте, активно претворяют в жизнь лозунг «латышской Латвии», лозунг, которым в 1930-е гг. руководствовался авторитарный и этнократический политический режим Карлиса Ульманиса, а с началом нацистской оккупации Латвии этим же лозунгом руководствовались и местные нацистские коллаборационисты.

Как можно оценивать политику латвийских властей, направленную на ликвидацию школ с русским языком обучения? Как можно оценивать тот факт, что в Латвии русский язык объявлен иностранным, хотя свыше 80% населения свободно говорит на нем, а для 28% русский язык является родным? Как можно оценивать привлечение Полиции безопасности к тотальной зачистке школьных библиотек от идеологически вредной, по мнению властей, литературы? Безусловно, всё это есть не что иное, как проявление неонацизма.

Как можно оценивать распоряжение Министерства образования и науки Латвии, в категорической форме запрещающее ученикам и учителям участвовать в праздничных мероприятиях 9 мая? Как можно оценивать начатую латышскими СМИ кампанию по переформатированию смысла георгиевских ленточек (в свете событий на Украине для отдельных латышей они вдруг стали символом захватчика, символом русской агрессии)? И это, вне всякого сомнения, тоже проявление неонацизма в современной Латвии.

А как оценивать постоянно звучащие в латышских СМИ призывы к сносу памятников советского времени, в том числе памятников Великой Отечественной войны, включая главный монумент – памятник Освободителям Риги и Латвии от немецко-фашистских оккупантов в рижском Задвинье? И эти призывы есть не что иное, как проявление набирающего в Латвии силу неонацизма.

Наконец, как можно оценивать слова президента Латвии Андриса Берзиньша, призвавшего в радиопередаче 3 марта 2012 г. склонить головы перед латышскими легионерами? Не иначе как проявление неонацизма в современной жизни Латвийской республики.

Следует честно признать, что в Латвии государство сегодня ведёт войну против русской лингвистической общины, и целью этой войны является не только тотальное уничтожение самой общины, но и прежней исторической памяти о Великой Отечественной войне, которая до 1988 г. скрепляла русскую и латышскую лингвистические общины. Целью этой войны является также тотальное уничтожение демократической идеологии и любых механизмов, обеспечивающих сохранение и защиту демократии.

Следует прямо признать, что на международной арене Латвия сегодня выступает как геополитический союзник США в борьбе с Россией. Именно по этой причине Запад, и в первую очередь США, закрывает глаза на тот факт, что в Латвии набирает силу неонацистская идеология, в основе которой лежат русофобия и курс на политическую реабилитацию нацистских коллаборационистов.

И не просто закрывает глаза, а если говорить о позиции США, то сегодняшняя Латвия для них – это образец демократического государства. Хотя на самом деле Латвия постепенно, но достаточно быстро становится неонацистским государством. Как и послемартовская Украина, признанная и всецело поддерживаемая Западом. Его, как выясняется, неонацистские проявления вовсе не волнуют. Главное для него – это борьба с Россией! И нацизм для этого, может быть, и не вполне приличный, но зато вполне приемлемый для достижения поставленной цели союзник.

Что в этой ситуации делать? Как защитить не просто демократию, а мир в наших странах, а если говорить ещё точнее, жизнь наших народов от уничтожения фашистами, пока еще рядящимися (что в Латвии, что на Украине) в тогу приличных и благовоспитанных европейцев? Ситуация в Латвии, увы, сегодня не просто очень запущенная с точки зрения соблюдения норм демократии, но и ухудшается с каждым днём, с каждым часом. Не исключено, что уже в следующем парламенте и правительстве (то есть уже с октября 2014 г.) неонацисты будут играть определяющую роль.

Первое – нельзя признавать выборы, проводимые в условиях сохранения массового безгражданства, отвечающими принятым в Европе стандартам демократии. В отличие от США, Европа на уровне ПАСЕ еще 8 ноября 2002 г. заявила, что в Латвии из-за сохранения массового безгражданства сформировался «долговременный дефицит демократии».

Второе – в межгосударственных отношениях России и Латвии необходимо вернуться к так называемому «пакетному принципу», или, говоря иначе, нужно развивать экономическое сотрудничество только при условии соблюдения Латвией общепризнанных в мировом сообществе норм демократии, включая соблюдение прав русской лингвистической общины.

Третье – необходимо резко усилить противодействие ведущейся против России информационной войне. Главное, нужно называть вещи своими именами, а именно: Латвия на протяжении всего периода существования Второй Латвийской республики развивается как недемократическое государство, в котором определяющую роль играют тоталитарные и неонацистские политические тенденции. Сохранение такого вектора политического развития Латвии ставит под угрозу не только будущее русской лингвистической общины, но и будущее латышской нации.

_____________

Фото – http://www.epochtimes.ru/content/view/38744/2/

 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:833