Крымско-татарское движение в Крыму в поисках вектора развития
19.05.2014 | Александр РЫБАКОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Вчера в Симферополе и в ряде других городов Крыма состоялись традиционные памятные мероприятия, приуроченные к 70-й годовщине сталинской депортации крымских татар с территории полуострова. Подготовка к проведению памятных мероприятий в нынешнем году шла весьма непросто. Верхушка нелегальной организации «меджлис», которая на протяжении десятилетий выступала на Украине в роли антироссийской силы и союзника украинских властей в деле «усмирения» русского Крыма, оказалась не готова к новым политическим реалиям.

В ответ на провокационные заявления и действия экс-председателя «меджлиса» Мустафы Джемилева (накануне с украинской территории он открыто заявил о возможности столкновений в Крыму 18 мая) исполняющий обязанности главы Республики Крым Сергей Аксенов 16 мая запретил все массовые акции до 6 июня. 17 мая «меджлис» на внеочередном заседании был вынужден пойти на уступки. Он отказался от массовых акций в день памяти жертв депортации и принял предложение крымских властей ограничиться региональными митингами в памятных местах. На этой основе был найден компромисс. М. Джемилев заявил об отказе от планов приезда в Крым 18 мая. Эти планы представляли серьезную угрозу для утверждающегося межнационального согласия на полуострове. Ведь в первых числах мая г-н Джемилев уже пытался силой преодолеть запрет на въезд на территорию России в районе Армянска, склонив к нарушению закона несколько тысяч крымских татар, прорвавшихся через государственную границу России с Украиной. Но эта провокация была своевременно пресечена усилиями российских пограничников. Её повторение, конечно, было нежелательно.

Как и было решено накануне, 18 мая памятный митинг, посвященный 70-й годовщине депортации крымских татар, прошел в массиве компактного проживания крымских татар Ак-Мечеть, а не на центральной площади Симферополя. С учетом напряженной обстановки на Юго-Востоке Украины и заинтересованности киевской хунты в дестабилизации общественно-политической ситуации в Крыму, руководством Крыма были предприняты повышенные меры безопасности. Силовые структуры республики полностью перекрыли движение в районе площади им. Ленина, в центре Симферополя была размещена спецтехника полиции и несколько единиц бронетехники. Порядок в столице Крыма охраняли усиленные наряды полиции и ОМОНа. Над городом проносились вертолеты.

Но, в отличие от своих недавних союзников по евромайданному движению из числа украинских националистов, не признающих никаких компромиссов, крымские татары проявили способность договариваться. Вопреки надеждам киевской хунты и ее западных кукловодов, памятные митинги крымских татар в Симферополе, других городах и районах Крыма прошли спокойно.

Почтив память жертв депортации в привокзальном сквере Симферополя и в симферопольском парке «Салгирка», где расположен памятный знак в память о событиях 1944 года, участники мероприятий централизованно, на автобусах, проехали к месту проведения памятного митинга. Несколько крымских татар надели национальные одежды, политические активисты принесли так называемые «Кокъ байрак» («Голубое знамя») – национальные флаги с изображением родового знака династии Гиреев на голубом фоне. В районе Ак-Мечеть состоялись всекрымский траурный молебен (дуа), посвященный памяти жертв депортации, и памятный митинг.

Памятные мероприятия в этот день прошли также в Феодосии, Бахчисарае, Ялте и ряде других населенных пунктов. Они проходили мирно, если не считать выкриков отдельных сторонников «меджлиса», требовавших отменить запрет на въезд М. Джемилева в Крым и скандировавших его имя.

Участники всекрымского траурного митинга в Симферополе приняли резолюцию, в которой, в частности, заявлена линия на сохранение «приверженности крымско-татарского национального движения принципам ненасильственной борьбы». В принятом документе содержатся требования признания права татар Крыма на самоопределение, придания РК статуса крымско-татарской национально-территориальной автономии, восстановления исторических названий, подвергшихся изменению вследствие депортации, принятия законов, гарантирующих эффективное представительство «крымских татар, избираемых самими крымскими татарами», в органах законодательной и исполнительной власти республики, признания так называемого «общенационального съезда крымско-татарского народа» – курултая и формируемой им этнократической структуры национального самоуправления – «меджлиса» «представительными органами коренного народа Крыма».

Данные требования соответствуют повестке дня крымско-татарского национального движения, которая сформировалась на протяжении двух десятилетий пребывания крымской автономии в составе Украины. Однако условия развития этого движения резко изменились с воссоединением Крыма с Россией, и это крымско-татарским лидерам следовало бы учесть. Однако понимания новизны ситуации они пока не проявляют. Линия их поведения определяется, прежде всего, нежеланием верхушки «меджлиса» в лице Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова (нынешнего главы «меджлиса») менять вектор политического развития  их этнократической (и, к слову, не зарегистрированной по закону) структуры с проукраинского на пророссийский.

В силу причин психологического характера и объективной зависимости от киевских властей (на Украине отбывает наказание сын М. Джемилева, совершивший убийство) Джемилев-старший позволяет себе жесткие выпады в адрес России. Не отражая мнения крымских татар и все дальше уходя от реальности, экс-председатель «меджлиса» оперирует русофобскими политическими штампами. Так, на фоне практически повсеместного получения крымскими татарами российских паспортов М. Джемилев позволил себе следующее оскорбительное для России заявление: «Крымские татары относятся к паспорту РФ, как к немецкому аусвайсу». Эта линия поведения на протяжении многих лет приносила ему политические дивиденды со стороны Киева.

Нынешний председатель «меджлиса» Р. Чубаров менее радикален, но и он не готов стать полностью законопослушным. В частности, он публично ставит под сомнение законность вхождения Крыма в состав России. Более того, руководство «меджлиса» озвучивает идею проведения среди крымских татар референдума о статусе полуострова.

Такая позиция противоречит перспективам политического развития крымско-татарского национального движения в новых условиях:

- называя руководство Крыма «оккупационным», руководители «меджлиса» требуют при этом гарантировать его «эффективное представительство» в органах законодательной и исполнительной власти Республики Крым;

- требуя вхождения во власть, «меджлис» не спешит зарегистрироваться в установленном российским законодательством порядке и интегрироваться в новую партийную систему на полуострове;

- критикуя руководство России, М. Джемилев и его соратники предпочитают не замечать системных шагов российского руководства, связанных с поддержкой крымских татар. Эти шаги определяются указом президента России Владимира Путина о мерах по реабилитации крымско-татарского и других народов Крыма, пострадавших от сталинских репрессий. В соответствии с указом увеличено финансовое обеспечение программ, связанных с обустройством крымских татар, развитием их национального образования и культуры. Согласно новой Конституции РК крымско-татарский язык стал одним из трех государственных языков на территории республики. Серьезное внимание проблемам крымских татар уделяет руководство Республики Татарстан во главе с Рустамом Миннихановым.

Отрадно, что антироссийская позиция верхушки «меджлиса» вызывает все большие возражения в крымско-татарском сообществе и внутри самой организации. В частности, на встрече президента России с представителями крымских татар в Кремле присутствовал экс-заместитель главы «меджлиса» Ремзи Ильясов (кстати, это возмутило г-на Джемилева). Вице-премьером Республики Крым стал один из главных спонсоров «меджлиса» Ленур Ислямов. Одновременно усиливаются и входят во власть оппозиционные «меджлису» организации, в частности – общественная организация «Милли Фирка», руководителем которой является Васви Абдураимов (в прошлом – один из лидеров Национального движения крымских татар  – НДКТ).

Очевидно, что крымско-татарское движение в российском Крыму находится в поисках вектора своего развития. Долгое время выполнявший функции «крымско-татарской дубинки» для русского Крыма «меджлис» и его руководство не готовы отказаться от сложившихся на протяжении десятилетий русофобских стереотипов. Сегодня для их выбора есть одна альтернатива: либо найти общий язык с властями и обществом России, либо сойти с магистрального пути развития крымско-татарского национального движения. Все больше крымских татар склоняются к первому.

_________

Фото – http://15minut.org/

Рейтинг Ритма Евразии:
1
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1183