«Бандеровской расе нет места в Донбассе!»
22.05.2014 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

«Бандеровской расе нет места в Донбассе!» – этот лозунг, исполненный полуметровыми буквами и появившийся на стене одной из школ Донецка больше месяца назад, был «утвержден» 11 мая в ходе референдума голосами 2 252 867 жителей области, проголосовавших за суверенитет своего региона и полную его независимость от захваченного ультранационалистами Киева.

Дончан не интересовало мнение самопровозглашенных украинских властей, которых в Донбассе сегодня называют не иначе как хунтой. А проводимая пришедшими к власти в результате вооруженного государственного переворота политиками, долгое время именовавшими себя не иначе как демократами, так называемая антитеррористическая, а на деле карательная операция только укрепила жителей Донбасса – региона, в который входят Донецкая и Луганская области, в стремлении освободиться от Киева.

Конфликт столицы и индустриального региона возник не в одночасье – этот вулкан накапливал силы почти четверть века, чтобы нынешней весной взорваться извержением народного протеста. Первые очаги в нем начали тлеть еще в далеком 1989 году, когда тогдашний парламент Украины в раже объявленной Горбачевым перестройки лишил статуса государственного русский язык, который на тот момент считали родным почти две трети населения.

Почти все прошедшие годы дискриминационное действие этого закона националисты пытались «смикшировать» адресованными русскоязычным согражданам заклинаниями типа: «вам никто не запрещает разговаривать на вашем языке». При этом напрочь игнорируя тот факт, что жители русскокультурных областей – а к ним, помимо Донбасса, относилось еще семь областей, включая Крым, – требовали восстановления в правах своего языка не для того, чтобы пользоваться им исключительно в быту. Госслужащие, инженеры, ученые, преподаватели ломали голову над переводами деловой, технической и научной документации, тщетно выискивая в словарях украинские синонимы терминов.

А тем временем «профессиональные» украинцы, главным образом выходцы из западных областей, стахановскими темпами трудились над созданием «дэржавного новояза», удаляя из его лексического запаса как можно больше русских слов. При этом со старательностью, достойной лучшего применения, удалялась и иностранная лексика. Самый нелепый пример – украинская судьба слова «вертолет». Сначала его заменили «геликоптером», а затем и вовсе придали национальный колорит, используя слово «гвынтокрыл».

В 2004 году Донбасс еще надеялся на Януковича

Впрочем, не только языковые проблемы стали камнем преткновения в отношениях столицы и индустриальных регионов, вопреки всему продолжающих оставаться донорами украинского государства. И «в знак особой благодарности» за это национально-свидомые политики, а с их подачи – практически все украинские СМИ методично формировали в сознании жителей Центральной и особенно Западной Украины образ «схидняка», как бандита или малокультурного раба.

Впервые эти оскорбления прозвучали десять лет назад на «проющенковском» майдане, когда баллотирующаяся ныне в президенты Юлия Тимошенко предложила с трибуны «обнести Донбасс колючей проволокой». Но, как показало время, без Донбасса, без его менеджеров даже героизировавший пособников гитлеровцев Степана Бандеру и Романа Шухевича Виктор Ющенко не смог обойтись, в результате чего, сместив оскандалившуюся на посту премьера Тимошенко, назначил на эту должность Виктора Януковича.

Избрание последнего президентом в 2010 году обеспечил электорат Юга и Востока. Но парадокс заключается в том, что именно избиратели Януковича не выступили с протестами во время последнего майдана, ограничиваясь обсуждением событий в разгромленном ультранационалистами Киеве. И при этом возмущались не только бандитскими выходками пресловутых «сотен» бандеровцев-неофитов, но и бездеятельностью команды президента, трусостью политиков-регионалов. Которые, кстати, после совершенного в феврале государственного переворота и обеспечили легитимность Верховной рады, не покинув насиженных кресел и голосуя за все навязываемые нацистами перестановки во властных структурах.

Это и стало одним из детонаторов, взорвавших обстановку в Донбассе. Но не единственным. Тревогу вызвали также высказывания ошалевших от безнаказанности лидеров майдана – от представителей «Свободы» до беспредельщиков из «Правого сектора», открытым текстом высказывавших угрозы в адрес «схидняков». И делали они это на фоне воплей стай «героев майдана», разгоряченных огнем от коктейлей Молотова. «Кто не скачет – тот москаль!» – было самым безобидным из них. А вот «Москалей – на ножи!», «Слава нации – смерть врагам!» Донбасс мимо ушей пропускать не стал. Многотысячные митинги всколыхнули города региона – люди потребовали федерализации. Ответ оккупированного нацистами Киева был однозначен – только унитарная Украина, кто не согласен с этим, тот – сепаратист.

Хлипкая здоровьем хунта решила поиграть мускулами и двинула в регионы армию в сопровождении целой орды из подразделений на скорую руку слепленной так называемой нацгвардии и боевиков «Правого сектора» (которых в Донбассе теперь называют ПСами). Но эта вражья для Донбасса сила встретила упорное сопротивление, причем в городах, ранее не отличавшихся особой пассионарностью, – Славянске и Краматорске, замыкающих дорогу к Донецку с севера.

Несколько недель их жители живут в зоне боевых действий. И не просто живут, но и сражаются. Украинские СМИ надрываются, убеждая другие регионы в том, что в Донбассе полным-полно российский диверсантов, что на баррикадах и блокпостах стоят террористы, которые, прикрываясь женщинами и детьми, расстреливают из-за их спин доблестных солдат, прибывших их защитить.

«Ложь, – заявляет жительница Славянска Нина Писаренко. – Я сама иду с мужем и сыном на блокпост. Если с ними что-то случится, как мне потом жить? А потом, если нам не удастся отстоять свой город, – страшно представить, что эти звери с нами сделают. Мы должны победить, отстоять свой город, свой край, который мы любим и которым гордимся».

Кстати, несколько дней назад в Краматорске был сформирован женский взвод ополчения, командир которого коротко пояснила причину его создания: «Мы умеем сражаться наравне с мужчинами. И взяли в руки оружие, потому что фашисты уже достали – своей наглостью, своим хамством, своей ложью».

Хорошую мину при плохой игре старается сохранять Киев, готовящийся к «президентским выборам», которые депутат Донецкого облсовета Ирина Попова уже назвала «ярмаркой убийц», поскольку в бюллетенях для голосования фамилии лишь тех, кто заправлял бесчинствами на огненном майдане или морально, но пламенно и тем более материально поддерживал его.

Сомнение в том, что Донбасс примет участие в выборах, еще до референдума высказывали многие эксперты. 6 мая в ходе круглого стола донецкие ученые – юристы, политологи, историки и экономисты – категорически заявили о невозможности договариваться с нынешней киевской властью. «Эта власть должна уйти, – заявил один из участников дискуссии доцент Андрей Гижа. – Причем уйти через трибунал».

Следует отметить, что уже начались репрессии против профессоров, принявших участие в этом заседании. О нем новоиспеченному и.о. министра образования и науки донесли оставшиеся в Донбассе не у дел «профессиональные украинцы», направлявшиеся в предыдущие годы в «змоскальщенный регион», как носители национальной свидомости, миссионеры от бандеровщины. Узнав о возможных репрессиях, одна из бывших студенток предложила своей преподавательнице ни много ни мало, как перебраться из Донецка в Славянск. На вопрос – разве там безопаснее? – девушка ответила: «Что вы! Знаете, какие ребята нас защищают!»

«Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!»

Выборов, организованных из Киева, в Донбассе не будет. Тем более теперь, после сожжения антифашистов в Одессе наемниками днепропетровского губернатора-гауляйтера Игоря Коломойского и расстрела этими же ПСами в День Победы милиционеров и жителей Мариуполя. Выборы не состоятся.

И не потому, что им будут препятствовать вооруженные люди. После состоявшегося референдума многие избиркомы за ненадобностью попросту самораспустились. Это уже вынужден был признать Центризбирком, сообщивший, что в Донецкую область переданы лишь 26% бюллетеней для голосования, а в Луганскую – и того меньше, всего 16%.

Оставшихся территориальных и участковых избиркомов с лихвой хватит для того, чтобы на «выборах» президента смогли проголосовать те, кто вопреки реалиям еще верит, что Украина существует как единое государство. Таких в день донецкого референдума оказалось менее 10%. Их прозрение – впереди.

_____________

Фото – автор

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1620