Международное право на службе русофобии
23.05.2014 | Виктор ГУЩИН | 00.15
A
A
A
Размер шрифта:

В практике международных отношений ХХ и начала ХХI века сохраняется радикальное противоречие между признанным в международном праве принципом нерушимости границ и записанным в статье 1-й Устава ООН правом любого народа на самоопределение. Пока существовал двухполярный мир, это противоречие в бывшем СССР и странах Восточной Европы оставалось во многом скрытым. Этому способствовало, в частности, то, что проблема прав человека здесь была далеко не такой острой, какой она стала после распада СССР и перехода многих новообразованных государств под политическое влияние США.

После 1991 г., с началом формирования однополярного мира во главе с США соблюдение в международной практике принципа нерушимости границ и права народа на самоопределение оказалось полностью подчинено политическим и экономическим интересам Вашингтона и его союзников по блоку НАТО, которые, когда считали для себя необходимым, с легкостью перекраивали в Европе государственные границы, ничуть не считаясь с мнением местного населения. Откровенное игнорирование мнения сербского населения в случае с признанием независимости Косово, где в условиях острого сербско-албанского этнического конфликта никакого референдума по вопросу независимости края вообще не проводилось, подтверждает это со всей очевидностью. 17 февраля 2008 г. парламент Косова, не считаясь с мнением Сербии и сербского населения Косовского края, объявил о независимости Косова в одностороннем порядке, а 22 июля 2010 г. Международный суд ООН признал законность решения проамериканских властей Косово о провозглашении независимости от Сербии. И это – невзирая на то, что пришедшие к власти в крае политические силы были виновны в организации геноцида местного сербского населения.

Когда же сегодня политики США и других стран Запада ссылаются на признанный в международном праве принцип нерушимости границ и на основании этого принципа отказывают народам в праве на самоопределение – а именно так произошло в случае с референдумом в Автономной Республике Крым 16 марта 2014 г., по итогам которого АРК и Севастополь вошли в состав России, и в случае с референдумами в Донецкой и Луганской областях Украины 11 мая 2014 г., по итогам которых было объявлено о создании независимых от Украины Донецкой и Луганской народных республик, – то это, в первую очередь, проявление антироссийской позиции стран Запада. Такая позиция есть не что иное, как защита правящими политическими элитами США и других стран Запада своих политических интересов, к которым интересы собственно народов Крыма и Украины не имеют никакого отношения. Кроме того, это – очевидно антидемократическая позиция, потому что она выражается в поддержке проамериканских политических сил, пришедших к власти в Киеве в результате вооруженного мятежа, главным спонсором которого опять же были именно США.

Состоявшиеся в Крыму, а также в Донецкой и Луганской областях референдумы – это борьба народов этих территорий против имперской политики США и их союзников и за формирование подлинно демократических политических режимов, обеспечивающих соблюдение прав человека не на словах, а на деле. Поэтому резко отрицательная реакция США и их союзников на итоги состоявшихся референдумов является вовсе не случайной, ведь нанесен сильнейший удар по их имперским планам.

Если бы для США и других стран Запада понятие демократии не являлось пустым звуком, то главным в сочетании «принцип нерушимости границ и право народа на самоопределение» должно было бы быть именно право народа на самопределение. Но перед тем как международное сообщество признает границы того или иного государства, в этом государстве должен состояться общенародный референдум. Кроме того, если правящая элита в этом государстве действительно заинтересована в стабильном и долговременном развитии своего населения и своей территории, представители всех наций и народов, проживающих в данном государстве, должны подписать общественный договор, в котором будут четко зафиксированы гарантии соблюдения прав жителей любой национальности или любого вероисповедания. Охридское соглашение – рамочный документ, подписанный македонским правительством и албанскими политическими силами 13 августа 2001 г., – подтверждает возможность подписания такого общественного договора.

Если же правящая элита нарушает общественный договор, то, исходя из постулата, что именно народ, а вовсе не правящая элита, является сувереном верховной власти в государстве, то он, народ, может использовать свое право на самоопределение неоднократно. При этом речь не идет о том, что решение проблемы лежит только в плоскости федерализации существующего или образования нового государства. Вовсе нет! Хотя это и не исключается. Но речь, в первую очередь, идет о том, что народ не просто имеет право, а обязан всеми доступными по закону средствами добиваться соблюдения ранее согласованного общественного договора.

Все народы, проживающие в государстве, должны пользоваться равными правами, при этом право на сохранение их языковой и культурной идентичности должно быть не просто гарантировано на уровне закона, а должно быть реально воплощено в жизни, т.е. в государстве должны доминировать демократическая идеология и принципы толерантного, уважительного отношения ко всем народам, населяющим его территорию. В случае же если народ видит, что жизнь в том или ином государстве его не устраивает, если власти систематически нарушают его права, у него есть полное право пересмотреть принятое ранее решение о самоопределении. Именно так поступил народ Крыма на референдуме 16 марта 2014 г. Именно так поступили Донецкая и Луганская области на референдуме 11 мая 2014 г. Именно так в 1940 г. поступил и народ Латвии, заявив о своем желании жить вместе с народами СССР.

Политическая ангажированность противопоставления принципа нерушимости государственных границ и права народа на самопределение особенно хорошо видна на примере бывшего СССР. Отношение стран Запада к распаду Советского Союза на 15 новых независимых государств было определенно положительным. Нарушение принципа нерушимости границ тогда никого особенно не волновало. И это при том, что на референдуме 17 марта 1991 г. народы СССР однозначно высказались за сохранение единой страны.

Исторический опыт последнего десятилетия ХХ века и первого десятилетия ХХI века учит тому, что любые договоренности, достигнутые руководителями государств без учета мнения и интересов проживающих в этих государствах народов, в условиях однополярного мира являются недолговечными. Поэтому не случайно пресловутые «Беловежские соглашения», подписанные в декабре 1991 г. вопреки воле собственных народов руководителями России, Украины и Белоруссии Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем и приведшие к распаду СССР, оказались в общественном сознании народов бывшего СССР крайне конфликтными.

Теперь, когда народы увидели, что жизнь в независимых государствах после распада Советского Союза в большинстве случаев привела к обнищанию населения, формированию коррупционных, олигархических, антидемократических политических режимов, и начинают высказываться за воссоединение с Россией, это вызывает со стороны Запада резкий протест. Получается, что как в случае с бывшим СССР, так и теперь в случае с Россией, противопоставление принципа нерушимости границ праву народа на самопределение выражается только в одном: Запад всегда поддерживал и будет в дальнейшем поддерживать все то, что приводит к территориальному распаду и политическому и экономическому ослаблению России. И наоборот, будет категорически выступать против того, что приводит к политическому и экономическому усилению России, к воссоединению в её границах народов, которые веками жили в составе Российского государства. При этом мнение самих народов, мнение простых людей Запад никогда не интересовало и не интересует!

Иными словами, международное право в очередной раз оказывается заложником антироссийских, русофобских политических сил. И это притом, что после распада СССР на всем постсоветском пространстве демократическим государством (и то только с начала 2000-х гг.) является одна Россия. Во всех других бывших республиках СССР сформировались и укрепились или недемократические, или авторитарные, или этнократические, или олигархические политические режимы. В Прибалтике основой существования этих режимов стала именно этнократия – строительство государств-наций на основе подавления прав и насильственной ассимиляции национальных меньшинств и возрождения нацизма.

Такое политическое развитие постсоветских государств и его поддержка со стороны стран Запада содержит в себе очень большой потенциал конфликтности. Запад, как показывает время, постоянно подбрасывает дровишки в этот тлеющий костер конфликтности, время от времени раздувая (как на Украине) настоящий пожар. Но народы постсоветских государств, в отличие от коррумпированных политических и экономических элит, в сохранении этого потенциала конфликтности совершенно не заинтересованы, как не заинтересованы они и в том, чтобы обслуживать абсолютно чуждые им интересы политических и экономических элит стран Запада. По этой причине право народа на самопределение в обозримом будущем будет использоваться все чаще. И не только на пространстве бывшего СССР, но и на территории «старой» Европы.

Если же выделить только постсоветское пространство, то референдумы в Крыму, Донецке и Луганске – это далеко не самое начало процесса его реинтеграции. Это – продолжение того, что ранее уже случилось в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии.

При этом совершенно очевидно, что процесс обратного воссоединения народов бывшего СССР еще далеко не завершен. Пока непонятно, каким будет то государственное образование, которое сформируется в результате этого процесса, и когда оно вообще сформируется. Но этот процесс идет, развивается, обретая различные формы, в том числе в рамках евразийской интеграции.

Уже сегодня ответной реакцией на этот процесс со стороны правящих элит в Прибалтике стало дальнейшее ограничение демократических прав и свобод. Совершенно очевидно, что проамериканские политические элиты в новых постсоветских государствах, включая прибалтийские государства, ни при каких условиях не согласятся на демократизацию своих политических режимов, поскольку демократизация будет означать их политическую смерть. Никогда не согласятся с этим и США.

Исходя из этого, очевидно, что в свете украинских событий мы вступили в новый, очень непростой период взаимотношений демократической России Владимира Путина и проамериканских политических режимов в странах Европы, а также на постсоветском пространстве. Этот период, по всей видимости, будет характеризоваться все возрастающей конфликтностью и межнациональной напряженностью. Якобы «демократический» Запад уже сбросил все свои маски и взял на вооружение откровенную русофобию. Информационная война, которая начиная с 1945 г. велась против СССР, а с 1991 г. – против России, теперь вышла на новый, еще более масштабный уровень. Все ближе к границам России придвигаются и войска НАТО.

Однако стремление народов к реинтеграции под крылом России неизбывно.

_________

Фото – http://community.livejournal.com/_politics_/5255490.html

Теги: НАТО  ООН  СССР  США  
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:912