Крым принимает беженцев, зная, каково это быть под киевской хунтой
14.06.2014 | Лилия ДИДЕНКО | 01.27
A
A
A
Размер шрифта:

Сегодня Крым и крымчане воочию могут наблюдать, от чего нас спасли Россия и конкретно Владимир Путин. В пунктах сбора гуманитарной помощи для беженцев с Юго-Востока Украины – это одна из основных тем разговоров между теми, кто собирает «гуманитарку» и кто её приносит. Я бы сказала так: Крым – до сих пор один большой сгусток эмоций. Это – эмоции и радости, и гордости, и сожаления от того, что под хунтой остается еще так много русских людей, и переживания за жителей ДНР и ЛНР, независимо от степени родства с ними или вовсе отсутствия такового.

Основную роль в приёме и размещении беженцев на территории Крыма играют общественники и самые обычные крымчане, согласившиеся принять у себя дома беженцев, либо оказать им гуманитарную помощь. На первых порах происходило это стихийно и совершенно не согласовано с органами государственной власти, потому что ни в Госсовете, ни в Совмине конкретных лиц, ответственных за прием беженцев, просто не было, а сотрудники подведомственных органов не знали, куда и к кому направить активистов. Сначала просто возникли точки по сбору гуманитарной помощи Юго-Востоку, а контактные телефоны были обнародованы через соцсети. Потом активистам стали звонить простые крымчане и предлагать («если понадобится...», «вдруг будут звонить...») своё жилье для беженцев – мамочек с детьми. А еще через небольшое время в соцсетях появился список крымских волонтеров с их телефонами и обозначением «сферы деятельности»: кто-то стал заниматься сбором продуктов питания, кто-то – вещей, кто-то – медикаментов, а кому-то пришлось взяться за размещение прибывших из районов боевых действий. И стали телефоны активистов неумолкаемыми...

Один из пунктов сбора гуманитарной помощи

Теперь у каждого активиста есть своя горячая линия, которая не умолкает практически круглые сутки. А первые несколько дней каждый общественник «сходил с ума» самостоятельно. Потом люди стали предлагать свою помощь на волонтёрских началах. В задачу волонтеров горячей линии входит консультация беженца по порядку пересечения границы, подготовке необходимого перечня документов для вывоза детей, «фильтрации» беженцев по географическому принципу. Крымчане негласно условились принимать только женщин, детей и стариков из горячих точек. Остальных по понятным причинам ориентируют на материковую Россию, но при этом сразу дают телефоны координаторов в приграничных городах России, чтобы люди не ехали в никуда и могли предварительно сообщить о численности прибывающих. Одновременно беженцев ориентируют, как разговаривать с украинскими пограничниками, где лучше поменять гривны на рубли и по массе других вопросов.

Прибывшие рассказывали истории о том, что 18–19-летних парней украинские пограничники снимали с поездов и сразу отправляли в армию. А чего стоит рассказ о том, как за вывоз трудовой книжки пограничники затребовали 700 грн., и другие подобные истории! О таких эксцессах тоже нужно предупреждать людей. Не станем много говорить о той психологической помощи, которую приходится оказывать по телефону тем, кто сидит в подвале во время обстрела, звонит и плачет, что денег нет, мужа убили во время беспорядочного обстрела города украинской армией и – соответственно – разрешения на вывоз ребенка мамочка оформить не сможет…

 Дело пошло энергичнее, когда по указанию российского правительства свою часть работы с беженцами взяли на себя органы власти Крыма. Активисты и волонтеры получили очень важную информацию по статусу «беженца», «лица, получившего временное убежище» и прочим юридическим тонкостям. Разъяснение такой информации требует тоже много времени.

Стоит отметить, что важную роль в налаживании связи между государственными органами и общественниками сыграло местное телевидение. На передачу пригласили Ирину Клюеву – председателя комиссии при Госсовете РК по приему и размещению беженцев, помощника одного из вице-премьеров, на которого возложены полномочия по решению вопросов с беженцами, а также самих беженцев и активистов. Дискуссия вышла горячей. Выяснилось, что Совмин еще с конца марта стал заниматься проблемой беженцев, и даже есть целая рабочая группа. Но точного учета прибывших и потенциальных беженцев не велось. Возникли проблемы с продуктами питания и одеждой для тех, кто «в чем был, в том и пришел, благо что живой», а ведь надо учесть, что среди беженцев есть не только здоровые люди, но и инвалиды разных групп, аллергики, онкобольные и только что покинувшие больницу после операций, и их специфические проблемы тоже надо решать.

Общественники, охрипшие, осипшие и уставшие от безудержного потока звонков,  когда в трубке нередко слышны выстрелы и плач детей, требовали организовать колл-центр с многоканальными телефонными линиями. Звонящие находятся в разных условиях – от просто испуганных горожан, которые еще только подумывают уйти подальше от всей этой неразберихи, до мамочки, в 12 ночи приехавшей на симферопольский вокзал с двумя детьми, один из которых грудничок... «На каждого уходит минимум 5-7 минут, – жаловались  активисты, – за это время бывает до 15-20 пропущенных звонков».

Дело, к сожалению, подвигается медленно. В телепрограмме чиновники пообещали, что все будет, но на деле колл-центра нет до сих пор. Обещали открыть территориальные центры, чтоб учет уже въехавших вести непосредственно на месте и тем самым избежать огромных очередей в ФМС Симферополя на ул. Гагарина, 18а. Прошла неделя, но этого тоже нет. Правда, в Симферополе на железнодорожном вокзале открыли единый перевалочный пункт, в котором ведется регистрация и учет прибывающих беженцев, обеспечивается их поселение на ночь и питание. Проводится минимальный медосмотр. Также должна вестись проверка прибывших по линии МВД.

Прибывают беженцы поездами, рейсовыми автобусами, на личных авто и автобусах, состав пассажиров которых формируют штабы эвакуации на местах выезда. Обычно кто-то из следующих таким путем заранее звонит волонтерам и сообщает, что выехали из опасной зоны и теперь спокойно направляются в Крым или другой регион. Их «ведут» до места, где расселяют, одновременно идет подвоз продуктов питания и другой «гуманитарки». Прибывшие поступают под наблюдение местных активистов из крымского ополчения с целью своевременного оповещения, снабжения вещами и питанием. Если же людей по отдельности подселяют к крымчанам из разных городов и сел, то в адрес таких домовладельцев и квартиросъемщиков периодически направляется «гуманитарка», чтобы прибывшие не были обузой для принявших их людей.

Каждый активист обзавелся несколькими волонтерами, и через их руки все беженцы направляются на перевалочный пункт, а оттуда их размещают по санаториям, выделенным республиканскими властями, или подселяют к крымчанам, вызвавшимся оказать помощь, в квартиры, частные или дачные дома, времянки. Условия самые разные! Правда, лукавством будет не отметить и таких же разных беженцев. Кто-то умудряется сразу по телефону узнавать, где его могут разместить, и пытается непременно устроиться на Южному берегу Крыма. Таким после недолгих разговоров и выявления именно такого интереса предлагают подселение в Армянске, Джанкое… Есть и такие, кто приезжает в Севастополь и звонит со словами: «Мы, беженцы, уже в Севастополе. Поселите нас, пожалуйста». Таких «умных» либо направляют в Симферополь для регистрации и поселения, либо им предлагают найти пристанище самостоятельно.

По данным председателя комиссии при Государственном совете Крыма И. Клюевой, на 12 июня в республике размещено более 1300 беженцев. Кроме того, расселившиеся у родственников, знакомых и у добровольцев составляют еще порядка 5-7 тысяч человек.

Кроме женщин, детей и стариков, прибывают, конечно, и мужчины, которые вполне трудоспособны. На совместном совещании госчиновников и активистов было высказано мнение, что полными семьями можно заселять заброшенные села степного Крыма, где есть планы по восстановлению инфраструктуры и производства: мужчины могли бы «подлатать» дома, в которые с семьями и заселиться, а затем здесь же и работать. Честно говоря, такая идея понравилась не всем чиновникам: мол, «мы им и пансионат, и питание, и море на ЮБК, так теперь еще и дом».

Как весьма тяжелую, определила ситуацию в Крыму с беженцами уполномоченная по защите прав человека в РФ Элла Памфилова. Выступая 11 июня в Госдуме, она заявила: «Пошел наплыв беженцев именно в Крым, в основном из Славянска и Краматорска. Приняли, как смогли, более 3 тыс. человек, а остальной народ теперь принимают плохо, грубо. Не знают, что с ними делать».

«Мы не ожидали, что у нас будет такой объем беженцев с Юго-Востока, – признал временно исполняющий обязанности главы Крыма Сергей Аксёнов. – К этому никто не может подготовиться, никто не знает, что у людей возникнет такая ситуация». В то же время он заверил, что власти будут «делать все возможное, чтобы комфортно разместить и накормить людей, которые убегают от войны».

Проблема имеет тенденцию к усложнению. Судя по эскалации боевых действий украинской военщины в Донбассе, это только первая волна прибывших, будут и новые. В связи с этим Госсовету целесообразно обратиться в другие регионы России с просьбой принять беженцев у себя. Это позволит разгрузить инфраструктуру полуострова, чтоб крымчане смогли принять следующую волну.

Однако в последние несколько дней стала поступать информация, что Ростовская область переполнена и сама просит Крым принять на себя часть потока уже прибывших беженцев. С учетом того, что из ДНР и ЛНР люди будут следовать в Крым и прямиком, то здесь стоит ожидать гораздо большего числа людей, бегущих от войны и террора киевской хунты. В случае признания ситуации с беженцами на полуострове чрезвычайной, власти готовы выделить средства для их приема из резервного бюджетного фонда. Пока на помощь соотечественникам из Донбасса из республиканского бюджета выделено 30 млн. рублей.

_________

Фото – http://komtv.org/24685-rezervnyj-fond-dlya-razmeshheniya-bezhencev/ и автор

Рейтинг Ритма Евразии:
2
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2887