Таджикистан как зеркало ситуации на всем постсоветском пространстве
25.06.2014 | Виктор АНДРЕЕВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Украинские события и стремительная активизация международной политики в Евразии создали принципиально новую ситуацию и для евразийской интеграции. Ставки в регионе резко выросли: у стран, даже самых маленьких, появилось большее количество различных вариантов действия, но и возможная плата за ошибки тоже резко увеличилась. В этих условиях открытые и содержательные экспертные дискуссии приобретают особую значимость: в них с особой остротой проявляется весь спектр мнений, существующих по вопросам интеграции.

Одной из таких дискуссий стал международный круглый стол «Форматы и принципы евразийской интеграции после создания Евразийского экономического союза», прошедший в столице Таджикистана городе Душанбе. Мероприятие организовал Центрально-Азиатский экспертный клуб «Евразийское развитие» – недавно созданная в Таджикистане общественная организация, базирующаяся в столице республики и объединяющая местных интеллектуалов. Мероприятие собрало ученых, экспертов, отраслевых специалистов, дипломатов, представителей органов государственной власти. Выступили перед собравшимися и послы государств евразийской «тройки» – России, Беларуси, Казахстана.

Организаторы круглого стола нацеливались на то, чтобы всесторонне обсудить вопросы евразийской интеграции Таджикистана. И поставленную цель они выполнили: на круглом столе был представлен весь спектр мнений.

Скорее за, чем против интеграции

Подавляющее большинство участников позитивно высказывались в отношении перспектив углубления сотрудничества с Россией и участия Таджикистана в Евразийском экономическом союзе.

Ярким примером безусловной поддержки идеи евразийской интеграции Таджикистана стала позиция кандидата исторических наук генерал-майора Абдулло Хабибова, который является председателем правления экспертного клуба «Евразийское развитие». В частности, он заявил: «Я считаю, что нам сегодня надо разделять то, что было до создания Евразийского союза, и то, что есть после. Потому что это грандиозное мировое событие. Хотя сейчас мало кто дает оценку, но в перспективе этот шаг действительно будет определять многое. Этот союз создан на постсоветском пространстве, и для Таджикистана является крайне важным. Особенно актуально для Таджикистана то, что данный союз основан на принципе свободного передвижения капиталов, товаров услуг и рабочей силы. Ответом на вопрос о важности создания ЕАЭС для Таджикистана является создание нашего Центрально-Азиатского экспертного клуба "Евразийское развитие"».

Такую же позицию высказала исполнительный директор клуба профессор Российско-Таджикского (Славянского) университета, доктор исторических наук Гузель Майтдинова. Эксперт отметила, что «предлагаемый Таджикистаном пояс безопасности вокруг Афганистана может быть создан только на основе индустриализации страны, а это возможно только в рамках сильного Евразийского союза. Очевидно, что и сегодня, как много лет назад, без формирования мощного объединения, способного консолидировать регион, ситуацию в Центральной Азии стабилизировать или улучшить не получится».

Г. Майтдинова

Г. Майтдинова

Позитивно, хоть и более осторожно в адрес проекта евразийской интеграции высказался и представитель властей – заместитель директора Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан Сайфулло Сафаров. «Таджикистан желает входить в Евразийский экономический союз, – сказал эксперт. – Но сейчас у нас есть шанс, уникальная возможность детально изучить и оценить все аспекты вхождения в это интеграционное образование. Поэтому Таджикистан сегодня находится в выгодном положении, имея возможность наблюдать за интеграцией в ЕАЭС Армении и Кыргызстана. После присоединения Кыргызстана к союзу появятся условия и для принятия соответствующего решения в Таджикистане».

Кстати, на круглом столе выступил и представитель Государственного комитета национальной безопасности страны, чей доклад был сконцентрирован на угрозах, которые ситуация в Афганистане несет безопасности Таджикистана и всей Центральной Азии. При этом эксперт признал, что самое интенсивное сотрудничество с Россией остро необходимо для того, чтобы находить ответы на данные угрозы.

Несколько более сложную позицию высказал доктор политических наук Хамид Саидов, исполняющий обязанности заведующего кафедрой Российско-Таджикского (Славянского) университета. Отметив необходимость сотрудничества с Россией по всему спектру вопросов экономического развития и безопасности в регионе, эксперт в то же время указал на непоследовательность российской позиции в реализации уже имеющихся договоренностей. В частности, по мнению Х. Саидова, свои обязательства в рамках стратегического партнерства с Кыргызстаном Москва соблюдает более последовательно, чем в отношениях с Таджикистаном, где зачастую выставляются дополнительные условия.

С более скептической позиции выступил председатель Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов. Он считает, что его страна должна синтезировать концепцию экономического пояса Великого шелкового пути, выдвинутую Китаем, и концепцию пояса безопасности вокруг Афганистана, выдвинутую Эмомали Рахмоном в ходе выступления в Генеральной Ассамблее ООН в 1998 году. Результатом такого синтеза, по мнению А. Мамадазимова, является стратегия «выхода Таджикистана из географического тупика» путем его развития как «удобного перекрестка между Дальним и Средним Востоком, между Центральной и Южной Азией». При этом вступление Таджикистана в ЕАЭС будет целесообразным только в том случае, если оно будет означать реальную помощь в развитии транзитного потенциала страны, реализации проекта CASA 1000 (проект «Central Asia – South Asia 1000»  предполагает транзит электроэнергии из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан, что должно стать первым шагом к созданию общего энергетического рынка двух регионов – Центральной и Южной Азии), а также выполнение еще ряда условий.

А. Хабибов, Ю. Крупнов, С. Сафаров

А. Хабибов, Ю. Крупнов, С. Сафаров (слева направо)

                                          Что мешает интеграции?     

В принципе, ничего нового в тех мнениях, которые приведены выше, нет. Независимые государства постсоветского пространства рассуждают о международной политике, в том числе – о своем участии в тех или иных инициативах, исходя из национальных интересов. Все ищут возможности поддержать свои экономики, укрепить безопасность, снизить социальную напряженность. И в этом смысле Таджикистан действительно заинтересован в евразийской интеграции. Здесь – и вопрос улучшения условий работы граждан страны на российском рынке труда, и облегчение таможенных и прочих процедур для таджикского экспорта, и снижение транспортных издержек, и упрощение логистики.

Однако целый ряд факторов не позволяет таджикскому руководству принять соответствующее решение уже сейчас. И в этом ситуация в Таджикистане похожа на ситуацию во многих других странах региона.

Первый фактор – отсутствие доверия к Москве. Причем – зачастую – обоснованное. Как отмечают эксперты, в Центральной Азии до сих пор сильны воспоминания о 1990-х годах, когда Россия отталкивала и бросала на произвол судьбы тех, кто искренне был готов к интеграции. Сегодня элиты региона опасаются того, что улучшение их отношений с Москвой может повлечь ухудшение контактов с другими важными игроками в регионе (Китай, Иран, Турция, США), а потом они вновь окажутся без поддержки России и в крайне невыгодном положении.

Второй фактор – конкуренция интеграционных проектов в Центральной Азии. Сегодня этот динамичный и быстро растущий регион является ареной борьбы за лидерство одновременно в нескольких измерениях. США стремятся закрепиться в регионе средствами военного или политического присутствия и контроля. При этом они рассчитывают на экономический потенциал Индии и Ирана в вопросе сдерживания экономической экспансии Китая в регионе. Поднебесная же стремится освоить местные природные ресурсы и рынка сбыта, обезопасить транзит из прикаспийского региона энергоресурсов в Западный Китай. Иран готовится наверстывать упущенное из-за международных санкций, введенных против него. Турция традиционно стремится влиять на регион как в экономическом, так и в культурном измерении. Особой силой при этом является исламский экстремизм и многочисленные террористические организации, силовой потенциал которых нельзя недооценивать. Каждая из конкурирующих сторон предлагает свои веские аргументы. Прежде всего, силу (США и экстремисты) и деньги (Китай). И хотя пример Кыргызстана показывает, что деньги предлагает и Москва, но просто «сбросить» с себя уже взятые обязательства центральноазиатские элиты зачастую не могут.

Наконец, третий важнейший фактор – это нежелание элит идти на реальные реформы, которых требуют правила Евразийского экономического союза. Как ни странно это прозвучит на фоне многочисленных скептических оценок, но ЕАЭС по своей нормативно-правовой базе представляет для Центральной Азии весьма прогрессивное интеграционное образование, несущее европейские стандарты. А это значит, что евразийская интеграция влечет не только издержки, связанные с резким сокращением масштабов реэкспорта товаров, но и требует обеспечения прозрачности в администрировании многочисленных вопросов таможенного, пограничного контроля, налоговой системы и других сфер. Это по самой своей сути противоречит семейно-клановому характеру политики и экономики стран Центральной Азии (да и постсоветского пространства в целом тоже) и создает дополнительные препятствия для продвижения интеграции.

Евразийское развитие – правильная стратегия

Проблема состоит в том, что при всей важности указанных факторов и необходимости полного учета интересов стран постсоветского пространства процесс евразийской интеграции по объективным причинам должен быть резко интенсифицирован и усилен. В Центральной Азии к этому подталкивает нестабильность, укорененная в Афганистане и Пакистане.

Специфика ситуации в Центральной Азии состоит в том, что решить проблемы стабильности в регионе силовыми методами невозможно. Быстро растущее население региона и неиспользованный ресурсный потенциал настоятельно требуют проведения индустриализации и реализации здесь инфраструктурных проектов, что превращает регион в потенциально самый быстрорастущий и довольно внушительный по объему рынок. Иными словами, Центральная Азия сегодня представляет собой поле, на котором измерения безопасности и экономики максимально сплетены. Победа в одном из них в среднесрочной перспективе невозможна без победы в другом. При этом есть только один способ действия на данном поле, который способен «расшить» региональные противоречия, – это резкое повышение инфраструктурной оснащенности данной территории и ликвидация на этой основе водно-энергетических, транспортных и прочих споров.

Именно с такой повесткой для региона выступил на круглом столе председатель Наблюдательного совета российского Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. «Вторичная новая индустриализация в странах Центральной Азии, в частности в Таджикистане, – вот основа евразийской интеграции, – уверен эксперт. – Таджикистан обладает человеческими ресурсами, ежегодный рост населения составляет 130 тысяч человек. В стране есть молодые «голодные» кадры, которых надо обучать и делать производительной силой в своей стране». Однако такая политика, по мнению Ю. Крупнова, возможна только в тесной промышленной кооперации с Центральной Россией, с промышленным югом Сибири. Эксперт также отметил, что «Таджикистан может возглавить вторичную индустриализацию и стать плацдармом для форсированной индустриализации Афганистана».

Эту программу, которая изложена в ряде докладов Института демографии, миграции и регионального развития, эксперты и называют евразийским развитием.

Кстати, данный посыл пришелся по душе представителям Таджикистана. Примечательно, что на полях круглого стола состоялась встреча Ю. Крупнова с министром промышленности и новых технологий республики, по итогам которой было достигнуто соглашение о сотрудничестве в разработке стратегических инвестиционных проектов совместного развития России и Таджикистана.

Теперь важно, чтобы эти первые шаги были поддержаны официальной Москвой и стали основой для безусловного доверия между двумя странами. То, что этому будут мешать, не представляет сомнений: недаром сразу после мероприятия 12 июня Душанбе посетила заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Фатема Сумар. Главное – чтобы евразийское развитие стало основой российской повестки в регионе, а приверженность России стабилизации и интеграции Центральной Азии приобрела стратегический характер.

___________

Фото – http://krupnov.livejournal.com/651839.html

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2329