Прорвёт ли «Южный поток» евро-американскую дамбу санкций?
27.06.2014 | Кирилл ЕРЧЕНКО | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

По мере усиления конфронтации России с Западом из-за украинских событий в центр всеобщего внимания стал всё чаще попадать проект «Южный поток» (South Stream), призванный связать прямой транзитной нитью российского поставщика газа и его европейских потребителей. Брюссель и Вашингтон превратили этот проект в мишень своих нападок на Россию. Под их нажимом Болгария объявила о приостановке строительства газопровода до урегулирования разногласий между РФ и Евросоюзом. Тем самым ЕС фактически перешёл к третьему кругу санкций против России, затрагивающих финансовый и энергетический сектор её экономики. Неважно, что подобными действиями Брюссель навредил интересам членов ЕС, главное – он угодил Вашингтону.

Противоречия Евросоюза и России по поводу «Южного потока» имели место ещё до «сгущения туч» над Украиной. Еврокомиссия (ЕК) обосновывала свои претензии к проекту его несоответствием европейскому антимонопольному законодательству, а именно положениям Третьего энергетического пакета. Суть этого документа сводится к тому, что одной и той же компании запрещается выполнять газодобывающие и газотранспортные функции. Но обе эти функции традиционно замыкает на себе российский «Газпром».

В этой связи Еврокомиссия инициировала проведение переговоров с Россией на предмет перезаключения межправительственных соглашений по реализации South Stream с шестью странами ЕС (Австрией, Болгарией, Венгрией, Грецией, Словенией и Хорватией). «Могу сказать открыто и откровенно, что "Южный поток" не будет действовать на территории Европейского союза, если не будет соответствовать законам ЕС», – озвучил позицию Брюсселя сотрудник энергетического департамента ЕК Клаус-Дитер Борхардт. При этом в ЕС категорически отрицают, что сопротивление проекту вызвано желанием его сорвать.

Третий энергопакет отказывает российскому газовому монополисту в праве быть собственником магистральных трубопроводов и осуществлять их полную загрузку своим топливом. В то же время документ обязывает предоставлять альтернативным поставщикам газа доступ ко всем трубопроводам на территории Европейского союза. Это значит, что, помимо российского голубого топлива, по будущему South Stream может прокачиваться и посторонний (не российский) газ.

Россия, естественно, не согласна с такими правилами игры. Она определяет будущий газопровод как объект трансграничной инфраструктуры, относя все связанные с ним вопросы к компетенции международного права. Это означает, что на «Южный поток» не должны распространяться европейские юридические нормы. Ко всему прочему межправительственные договорённости со странами-участницами проекта были заключены до вступления в действие «энергопакета» и потому должны оставаться в силе.  

В конце апреля Россия подала во Всемирную торговую организацию иск о начале судебного разбирательства в связи с применением Евросоюзом Третьего энергопакета. В Москве считают, что он противоречит обязательствам ЕС в ВТО. Таким, как отсутствие дискриминации и доступ на рынки. Несмотря на обоснованность российской жалобы, в её удовлетворении есть большие сомнения. Стараниями американской «сверхдержавы» международное право окончательно превратилось в фикцию.

* * *

Особую остроту теме «Южного потока» придали две вещи: шаги Москвы по возвращению Крыма, а также начало строительства болгарского и сербского участков трубопровода осенью минувшего года.

В середине марта, ещё до крымского референдума, европейский комиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер сообщил о планах ЕС приостановить  сотрудничество с Россией по строительству «Южного потока». Через месяц Европарламент принял резолюцию с требованием прекратить строительство «потока» на территории стран-членов ЕС. Комментируя решение европарламентариев, министр экономики и энергетики Болгарии Драгомир Стойнев назвал его политически мотивированной попыткой перечеркнуть South Stream. И он абсолютно прав.

Проект газопровода «Южный поток»

С геостратегической точки зрения именно Болгария является ключевым элементом «Южного потока», поскольку на её территории морская часть трубопровода переходит в сухопутную. Убери болгарское звено – и вся идея газопровода потеряет свой смысл. Вдобавок к этому из всех стран-участниц «Южного потока» Болгария самая политически уязвимая. Всё это отлично понимал Вашингтон, определивший эту страну как ахиллесову пяту российского энергетического проекта. Но прежде чем в неё активно целиться, американцы усилили давление на Брюссель, обладающий прямыми рычагами влияния на Болгарию как члена Европейского союза.

Всё началось с объявления 27 мая итогов тендера на строительство болгарского участка газопровода. Его выиграла компания «Стройтрансгаз консорциум», которую образовали российский «Стройтрансгаз» и болгарский Gasproekt Jug AD. В Брюсселе поспешили заявить, что на конкурсе российским и болгарским компаниям были-де предоставлены привилегированные возможности. Очевидно, руководству ЕС был нужен лишний повод для обоснования дальнейших шагов по блокировке «Южного потока».

Уже 3 июня Еврокомиссия направила болгарским властям письмо с требованием приостановить сооружение «Южного потока» на том основании, что он не соответствует требованиям пресловутого Третьего энергопакета. Но кульминационный момент наступил 8 июня. В этот день премьер-министр Болгарии Пламен Орешарски сообщил, что распорядился приостановить текущие работы по реализации «Южного потока» на территории страны в соответствии с запросом Еврокомиссии. По его словам, ход дальнейшей работы будет определён после консультаций Софии с Брюсселем.

Примечательно, что П. Орешарски сделал своё заявление сразу после окончания встречи с американскими сенаторами, заехавшими в Болгарию в рамках турне по странам Восточной Европы. Среди сенаторов был и одиозный Джон Маккейн, не преминувший дать Болгарии некоторые наставления. «Проблемы "Южного потока" Болгария должна решать в сотрудничестве с европейскими коллегами. Мы понимаем сложившуюся ситуацию и хотели бы, чтобы в "Южном потоке" было меньше российского участия», – сказал американский политик.

Без сомнения, решение Софии о блокировке строительства «Южного потока» было результатом мощного внешнего воздействия. «Никто добровольно отказываться от энергетического сотрудничества не будет», – с явным намёком заявил глава России Владимир Путин, комментируя слова болгарского премьер-министра о приостановке сооружения газопровода.

На следующий день после Софии о приостановке реализации проекта заявили и в Белграде. «Болгария – это центр. Таким образом, пока не будут окончены переговоры Болгарии с Брюсселем и Евросоюза с Россией, стоим и мы. Или пока Россия не изменит маршрут. Но в любом случае и первый, и второй сценарии означают отсрочку работ в нашей стране», – пояснила вице-премьер и министр транспорта и инфраструктуры Сербии Зорана Михайлович.

Между тем воспринимать заявления болгарских и сербских чиновников как окончательный крах «Южного потока» было бы неправильно. Оказавшись между молотом Запада и наковальней своих национальных интересов, София и Белград  пытаются балансировать посредством сохранения некоей двусмысленности своей позиции. Так, за резонансными словами П. Орешарски последовало заявление болгарского министра экономики и энергетики Д. Стойнева об одинаковой важности проекта  для Болгарии и всей Европы и невозможности его отмены. Схожий сигнал поступил из Сербии, чей премьер-министр Александр Вучич сообщил об отсутствии новых правительственных решений по «Южному потоку» и осуществлении всех работ в рамках проекта по плану.

Кроме того, официальных извещений болгарской и сербской стороны о приостановке «Южного потока» Россия пока не получала. Зато с такими извещениями преуспел Брюссель. Так, 13 июня еврокомиссар Г. Эттингер сообщил, что ЕК приостановила технические переговоры с Россией по «Южному потоку» в связи с иском Москвы в ВТО.

* * *

Другие страны-участницы «Южного потока» тоже не разделяют негативного настроя ЕС и демонстрируют приверженность проекту. Среди них отдельной строкой выделяется Венгрия. Её правительство во главе с премьер-министром Виктором Орбаном присвоило South Stream статус проекта национального значения. По плановому графику строительство венгерского участка магистрали должно начаться уже в апреле следующего года, а первые поставки газа по ней придут в начале 2017-го.

Стойкую заинтересованность в скорейшем претворении проекта в жизнь выказывают и в Афинах. Так, 29 мая, на следующий день после предупреждения Баррозу в адрес болгарского руководства о реакции Еврокомиссии по поводу нарушения «Южным потоком» европейского законодательства, Греция предложила «Газпрому» построить на её территории ответвление от газопровода.

А еще ровно за месяц до этого произошли подвижки на австрийском направлении. 29 апреля российский газовый монополист и австрийская компания OMV подписали меморандум о намерениях по реализации «Южного потока» на территории Австрии. До конца 2015 года стороны планируют получить необходимые разрешения и приступить к строительству, в 2017-м по трубопроводу должны пойти первые поставки газа, а в январе 2018-го стороны рассчитывают вывести его на полную проектную мощность – 32 млрд. куб. м в год.

В поддержку реализации «Южного потока» всё громче высказываются в Италии. «…Мы поддерживаем реализацию газопровода "Южный поток". Это проект, который остаётся стратегическим не только для нашей страны, но и для Европы. Продолжим его поддерживать в соответствии с европейскими нормами», – заявила министр экономического развития Италии Федерика Гуиди на встрече министров энергетики и экономического развития стран G7 в Риме.

Повышенный интерес к «Южному потоку» демонстрирует Турция, ранее предоставившая «Газпрому» разрешение на прокладку морского участка трубопровода через свою исключительную экономическую зону. А в апреле с.г. министр энергетики и природных ресурсов Танер Йылдыз поведал, что Анкара намерена предложить «Газпрому» прокладку «Южного потока» по суше, а не по морю, как предполагалось ранее. Здесь уместно вспомнить предупреждение Владимира Путина о том, что, если Брюссель продолжит вставлять палки в колёса усилиям по реализации «Южного потока», Россия рассмотрит другие маршруты его прокладки. Например, через страны, не входящие в ЕС.

* * *

Вопрос о судьбе «Южного потока» очень тесно увязан с российско-украинскими газовыми спорами. Складывается устойчивое впечатление, что Брюссель давит на проект с целью добиться изменения позиции Москвы в газовых переговорах и по всему спектру взаимоотношений с Украиной. Косвенно это подтвердил сам еврокомиссар по энергетике Г. Эттингер, заявив следующее: «…до тех пор, пока Москва не признает правительство в Киеве, нам не удастся прийти в ходе переговоров к политическому решению (по «Южному потоку». – К.Е.).

Для понимания побудительных мотивов Брюсселя необходимо вспомнить, для чего задумывался «Южный поток». Его предназначение – полностью исключить риски транзита российского газа европейским потребителям через территорию Украины. Транзитную привлекательность украинской газотранспортной системы (ГТС) уже существенно снизил запуск «Северного потока», но сооружение «Южного потока» и вовсе сведёт её на нет. Потому-то к «Южному потоку» одинаково враждебно относились «оранжевые» Ющенко и Тимошенко, псевдопророссийские Янукович и Азаров, сейчас против создания газопровода яростно выступает «кроваво-коричневый» тандем Порошенко – Яценюк.

Недавно украинские властители объявили о планах разделения компании «Нафтогаз» на два акционерных общества, одно из которых будет отвечать за магистральные газопроводы, а другое – за подземные газовые хранилища. И буквально на днях А. Яценюк выступил с инициативой принятия законопроекта о создании единого оператора украинской газотранспортной системы, в котором до 49% акций могут получить инвесторы из США и ЕС. 

Отсюда можно сделать вывод, что «Южный поток» как опаснейший соперник украинского газопровода несёт угрозу бизнес-планам западных энергетических компаний на Украине. По крайней мере, тем из них, кто собирается вложить средства в украинскую ГТС и сохранить её в качестве основного маршрута доставки российского газа в Евросоюз. И если разобраться, зависимость России от транзита газа через Украину – это способ шантажировать Москву и ослабить её переговорные позиции в энергетических вопросах. В этом ракурсе попытки Вашингтона и Брюсселя «потопить» South Stream приобретают новый смысл.

* * *

Безусловно, главной заинтересованной стороной в сворачивании энергетического сотрудничества России и Европы, в возведении между ними громадных стен непонимания выступают США. Их действия нацелены на отрыв Европы от российского голубого топлива и перевод на любую другую альтернативу: прикаспийский или ближневосточный, сланцевый или сжиженный газ. Главное, чтобы пути транспортировки ресурсов в Старый Свет обходили Россию стороной и негласно контролировались американцами. Вздумает Брюссель стать слишком самостоятельным во внешнеэкономической и оборонной политике, Америка и перекроет ему энергообеспечение в «воспитательных» целях. В этой коварной англосаксонской стратегии уже пробил брешь газопровод «Северный поток», рано или поздно её окончательно разрушит напор «Южного потока». Ведь, как прозорливо сказал глава МИД России Сергей Лавров, приостановка проекта – «дело временное».

________

Фото – http://ria.ru/infografika/20121121/741872805.html

 

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1116