Развитие как метод эффективной евразийской интеграции (II)
03.07.2014 | Юрий ЦАРИК | 00.05
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

В свете обозначенных направлений интеграции становится понятным, что евразийское развитие как концепция, направленная на стабилизацию и развитие Евразии, прямо противостоит концепции «евразийской шахматной доски», нацеленной на разделение континента и внешнее управление им. Если США стремятся создать лимитрофные режимы по всему периметру России, то Россия в рамках политики евразийского развития должна стремиться к формированию подлинно суверенных государств, включенных в совместные с ней и друг с другом созидательные проекты.

В этом смысле евразийское развитие – это одновременно:

- способ разрешения конфликтных ситуаций и региональных противоречий, способ ликвидации игр с нулевой суммой в наиболее опасных регионах;

- метод евразийской интеграции;

- экономически состоятельный метод интеграции и геополитики;

- способ невоенного присутствия в Евразии;

- способ стабилизации Евразии в противовес балканизации Центральной Азии, Центральной Европы и других ее частей.

Евразийское развитие и принцип разделенной ответственности за развитие

Ключевая проблема, связанная с интеграцией на постсоветском пространстве, состоит в том, что в интеграции, сопровождаемой развитие, как это для кого-то ни покажется странным, мало кто заинтересован.

Для России есть два варианта реализации евразийской интеграции без перехода к экономике развития и политике совместного развития. Первый вариант – либеральная империя: захват активов и политических позиций без принятия ответственности за соответствующую территорию и население. Второй вариант – формирование военно-политического блока.

Либеральная империя в России получиться не может, и связано это с тем, что потенциальные «колонии» беднее, чем она сама. Поэтому без превращения их в рынок сбыта для своей промышленности (для чего нужно воссоздавать и строить новую промышленность) никаких экономических выгод от них получить невозможно.

Однако военно-политический блок в чистом виде у России тоже получиться не может, поскольку это проект весьма затратный и требующий полноценной экономической интеграции для обеспечения надежного контроля над территорией и происходящими на ней процессами. Безопасность в Центральной Азии, в том числе военная, может быть обеспечена только при социально-экономической стабилизации региона.

Несмотря на ложность обоих указанных вариантов, Россия сегодня находится и в ближайшее время будет продолжать находиться между этими ложными альтернативами.

Для «малых» государств постсоветского пространства отсутствие Москвы, ее отказ от интеграции – это страшный сон. Поскольку все другие варианты взаимодействия и международного позиционирования оказываются еще хуже. И это прекрасно видно на примере современной Украины и ее «европейского выбора». Дело не только в том, что в 2013 г. Киеву были выставлены крайне жесткие условия заключения соглашения об ассоциации с ЕС, но и в том, что в нынешнем году после всей борьбы эти условия нисколько не смягчены. Евросоюз жестко продавливает свою линию, не считаясь с интересами Украины. Аналогичная ситуация – для всех других стран региона.

В этой ситуации у «малых» государств есть три варианта действий: лимитрофство; free-riding; действие, исходя из принципа ответственности за развитие. Первые два из этих вариантов неизбежно закончатся катастрофой по украинскому сценарию. Реалистичной является только политика, основанная на ответственности за развитие.

Если в 1990-х годах западными правозащитниками была выдвинута концепция «ответственности защищать» (responsibility to protect), обосновывавшая допустимость «гуманитарных интервенций», то сегодня необходимо выдвинуть концепцию «ответственности за развитие» (responsibility to develop) как практическую гарантию международного права на развитие, обязывающую «большие» государства и объединения государств содействовать реализации суверенного права «малых» государств на развитие.

При этом ответственность за развитие – это тоже разделенная ответственность, которая связывает и «малые» государства обязательством реализовывать политику развития, а также, в случае необходимости, принуждать «больших» партнеров к поведению в соответствии с обязательствами по ответственности за развитие. То есть «малые» суверенные государства тоже несут ответственность за евразийское развитие. Участие в развитии – не только их право, но и обязанность. В том числе в формате «принуждения к развитию» в отношениях с Москвой. Фактически речь идет о том, чтобы «малые» государства Евразии сформировали коалицию, которая сможет поставить на повестку дня евразийское развитие как идеологию и как стратегию с предметным содержанием.

Но для этого соответствующее понимание должно сформироваться в самих «малых» государствах – как на общественном, экспертном, так и на государственном уровне. Чего в настоящее время не наблюдается. Например, тот же проект Российской Корпорации сотрудничества со странами  Центральной Азии. Обсуждение данного проекта в правительстве идет несколько лет, в том числе  публично. Очевидно, что Кыргызстан и Таджикистан выигрывают от данного проекта. Почему же руководство этих стран не выступило публично в поддержку проекта как важного шага в деле евразийского развития? Прежде всего, потому, что евразийское развитие не стоит на повестке дня в самих этих странах.

Есть возможность использовать межгосударственные механизмы, создавать вспомогательные органы ЕАЭС, как это предусмотрено договором. Но для того, чтобы задействовать данный инструментарий, необходима четкая и активная позиция самих заинтересованных государств. И в этом уже есть место для серьезной роли общественности и экспертного сообщества.

Сегодня необходима не слепая агитация и пропаганда за евразийскую интеграцию безотносительно к содержанию процесса, а глубокое и обстоятельное обсуждение форматов и принципов интеграции, ее наполнения. Именно с этой целью и была запущена стратегическая сетевая программа «Евразийское развитие». На наш взгляд, необходимо, чтобы во всех странах, которые затронуты или могут быть затронуты евразийской интеграцией, возникли национальные команды, группы, объединения, продвигающие на внешнеполитическую повестку дня концепцию евразийского развития.

Перед такими группами, очевидно, будут стоять три важнейшие задачи:

- разработка предельно конкретных программ совместного развития, оптимально – в форме системы стратегических инвестиционных проектов;

- выработка национального подхода к пониманию евразийского развития, места страны в нем и создание соответствующего дискурса;

- формирование сообщества евразийского развития, вовлечение в него действующих элит и в целом информирование национального руководства о разработках в сфере евразийского развития.

Безусловно, должна быть создана медийная площадка, организующая обсуждение повестки евразийского развития.

Безусловно, должен быть и московский центр, который, к счастью, уже существует, – это Движение развития, Институт демографии, миграции и регионального развития и программа «Проектное государство», в работе которого евразийское развитие может стать одним из главных приоритетов.

Таким образом, после подписания Договора о создании ЕАЭС главный лозунг должен быть такой: «Евразийское развитие – на повестку дня евразийской интеграции!»

___________

Фото – http://www.asia-centre.com/wp-content/uploads/2014/06/11-220x200.jpg

Рейтинг Ритма Евразии:
0
3
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:786