Язык и Латвию до Киева доведет?
05.07.2014 | Юлия АЛЕКСАНДРОВА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Русская община Латвии мобилизуется, чтобы отразить очередную попытку ликвидировать школы нацменьшинств. Ликвидация намечена на 2018 год.

Напомним, что с 2004 года в русских школах на родном языке учащимся разрешено преподавать только 40% учебных часов. Реформа-2004 затронула лишь старшие классы. Новая реформа затронет всех. Даже первоклашек. Азбуку им милостиво оставят, а на прочих уроках язычки придется прикусить.

Защитник прав – не прав

Как это ни странно, но новую реформу запустил омбудсмен Юрис Янсон. Государственный уполномоченный по правам человека, который вроде бы должен отстаивать право каждого латвийского ребенка обучаться на его родном языке, в конце прошлого года провел исследование в 49 русских школах. Представители бюро посетили уроки, опросили педагогов и учеников, а потом направили… семь доносов в Центр госязыка – на русских педагогов, которые, по их мнению, недостаточно хорошо владеют латышским.

Опираясь на результаты исследования, омбудсмен заявил, что среднее образование необходимо полностью перевести на госязык. Мол, 50% опрошенных детей оценили свое владение госязыком, как хорошее. Значит, они готовы учиться на латышском.

Ю. Янсон отрицает, что он выступает за полную ликвидацию русских школ

 

«Даже если бы 100% опрошенных заявили, что хорошо владеют латышским, то при чем тут образование в школах нацменьшинств? Эти дети ведь учатся на родном языке не потому, что плохо владеют госязыком, а для того, чтобы сохранить свою национальную идентичность, – считает правозащитник Владимир Бузаев. – Омбудсмен должен был обратить внимание на другую цифру: 52% опрошенных учеников высказали мнение, что хотели бы учиться так, как учились до реформы, то есть изучать все предметы на родном языке. Однако эти цифры предпочли не комментировать…»

«Латвия не готова к переходу на полностью латышское обучение! – заявила директор рижской русской школы №40 Елена Ведищева, посетив бюро омбудсмена, куда пригласили нескольких директоров. – Да, есть отдельные районы, которые по исторически сложившимся обстоятельствам уже готовы, но там и нет школ нацменьшинств, там есть латышские школы, и всех это устраивает. Сейчас законом закреплено право родителей выбирать, как будут учиться их дети, поэтому надо и оставить это право за родителями».

«Это – не ассимиляция!»

К слову, омбудсмена Ю. Янсона выдвинуло на высокий пост объединение «Центр Согласие», которое позиционирует себя в качестве защитника интересов русскоязычных избирателей. Потребовала ли партия снять Янсона с этого поста после его скандальных заявлений? Нет, не потребовала. А эстафетную палочку, переданную Янсоном, тут же подхватила министр образования Ина Друвиете. Более одиозного министра образования, чем она, трудно себе представить.

Профессора И. Друвиете давно «замкнуло» на национальном вопросе, она всегда выступала за сворачивание образования нацменьшинств. Ее назначение на освободившийся в ноябре 2013 года пост министра (после неожиданного падения правительства) не предвещало ничего хорошего. Так и оказалось. Уже 4 февраля в газете «Латвияс авизе», которую называют рупором латышских националистов, новый министр заявила: «Школы национальных меньшинств в 2018 году ожидает очередная реформа. Речь не идет о фактической ликвидации школьного образования на русском языке, так как детям не придется изучать по-латышски такие предметы, как русский язык и литература. На практике действующая языковая пропорция "60:40" изменится на "80:20". Это – не ассимиляция. Ассимиляция была бы в том случае, если бы детям пришлось учиться только по-латышски».

К юбилею

«Какую цель ставит общество, вводя новую реформу? – задается вопросом директор рижской русской Пурвциемской школы Юрий Клюкин. – Если мы хотим получить образованную молодежь, то надо ее образовывать. А если хотим сразу все предметы перевести на латышский, то язык дети будут знать лучше, но будут ли они знать лучше физику или математику – сомневаюсь: эти наукоемкие предметы надо хотя бы на первом этапе изучать на родном».

По мнению директора, всех детей можно условно разделить на три группы. Одна часть, где-то 20-25% детей, может учиться на любом языке. Столько же детей с трудом учатся даже на родном языке. Остальные 50% смогут освоить программу на родном, а вот на неродном – вряд ли. Выше или ниже будет их конкурентоспособность на рынке труда или при поступлении на бюджетные места в вузы? Конечно, ниже.

Между тем 2018-й год выбран для реформы не случайно. Через четыре года будет праздноваться столетний юбилей Первой республики и столетие первой в истории латышской гимназии. Видимо, Друвиете и К° намерены отметить юбилей, построив, наконец, «латышскую Латвию».

Ветер из Вашингтона

Любопытно, но поначалу премьер-министр нового правительства Лаймдота Страуюма категорически опровергала все слухи о новой реформе. Еще в марте-апреле она заявляла, что ее правительство не намерено менять закон об образовании: «Распространяемая информация о том, что якобы что-то планируется менять – это спекуляции и абсолютная ложь». Однако в мае, давая интервью все той же «Латвияс авизе», премьер сама пошла на порицаемые ею «спекуляции и абсолютную ложь», подтвердив, что языковые пропорции в школах нацменьшинств все-таки изменятся в пользу латышского языка. «Я собираюсь увеличить обучение на латышском языке, но подтверждаю, что никогда не будет обучения только по-латышски. Предметы, связанные с языком, культурой и историей, останутся на своем языке, – сказала она. – Закон для этого менять не потребуется: просто изменятся билингвальные программы, по которым ведется преподавание с 1-го по 9-й классы».

Отчего изменила свое мнение премьер? Да просто ветер теперь дует в другом направлении. В марте правящая элита страшно испугалась крымских событий. Премьеру и ее кураторам из Брюсселя и Вашингтона тогда были совершенно не нужны новые очаги напряженности в бывших республиках. А вдруг и правда Прибалтика станет вторым Крымом?

Не случайно центральным плакатом на пикетах штаба защиты русских школ и Конгресса неграждан был плакат с надписью «Язык до Киева доведет». В мае стало понятно, что Россия не собирается захватывать ни Украину, ни тем более Прибалтику. А значит, с русским населением здесь по-прежнему можно делать все, что вздумается. «Если им так сильно не нравится Латвия, есть другие возможности найти место жительства», – заявила премьерша, комментируя митинги протеста и их активистов.

На митинге, организованном штабом защиты русских школ и Конгрессом неграждан

Сценарий

Как повлияла реформа-2004 на уровень знаний русских школьников? В 2009 году, спустя пять лет после реформы, русские дети еще сумели показать хорошие результаты на выпускных экзаменах, опередив своих латышских сверстников. Опережение по английскому языку составляло 3%, по химии, истории, немецкому языку – 5%, по физике – 9%, по математике – 10%.

В 2013-м ситуация изменилась коренным образом. Теперь уже русские дети показали отставание от выпускников латышских школ: по химии и математике на 0,3%, по биологии – на 2,2%. Только по физике опережение осталось в рамках тех же 9%. Но физику в подавляющем большинстве русских школ сохранили на родном языке, включив ее в 40-процентную квоту. Иначе была бы не физика, а «шизика».

Самое большое падение произошло по латышскому языку. Все просто: в 2012 году введен единый экзамен. Дети латышские и дети национальных меньшинств, обучаясь в разных школах, по разным программам, сдают одинаковый экзамен по госязыку. Неудивительно, что отставание от латышских выпускников составило 20,5%.

«Преподавателям известно такое явление как "педагогическая запущенность", – поясняет педагог и руководитель общественной организации SEMINARIUM HORTUS HUMANITATIS Сергей Мазур. – Если тенденция, связанная с неусвоением учебного материала, становится массовой, то даже самые «сильные» классы в течение года – полутора лет способны «развалиться». В таких классах обычными становятся прогулы, повышенная конфликтность, неуспеваемость. Как снежный ком нарастает психологический дискомфорт для всех участников учебного процесса: как для учеников дискомфортом станет само пребывание в школе, так и для учителей их неспособность «справиться» с классом. Поэтому к 2020 году русская школа превратится в типичную эмигрантскую школу, где на первом месте стоит не образование, а проблема наркомании, преступности, конфликтности, безразличия. Такой сценарий после введения новой реформы неизбежен».

_____________

Фото – http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/foto-zaschitniki-russkih-shkol-trebuyut-otstavki-druviete.d?id=44389363; http://news.mail.ru/society/16922295/gallery/2980105/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1775