Феномен прибалтийских «негров» и плоды европейской «демократии»
10.07.2014 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Существование массового института неграждан (на местном сленге – «негров»), или постоянных жителей страны, не имеющих гражданства, стало одним из наиболее характерных признаков современных Латвии и Эстонии. Как сейчас обстоит дело с положением этих людей и как смотрят на данную проблему международные инстанции?

С клеймом «Alien's» в паспорте

Статус негражданина отягощен несколькими десятками видов ограничений в правах – политических, профессиональных, экономических, социальных. Юридическим обоснованием появления данной категории населения стали принятые в начале 1990-х решения эстонских и латвийских государственных органов, согласно которым гражданство этих стран было признано только за теми жителями, которые могли доказать проживание своих предков на их территориях до 1940 года. Кстати, позже представители латвийской элиты открыто признавали, что сознательно ввели русскоязычных в заблуждение, обещая дать гражданство всем, кто жил в республике. Это понадобилось для того, чтобы заручиться их поддержкой или, по крайней мере, нейтралитетом во время борьбы за выход из состава СССР.

В результате в Латвии оказалось на тот момент свыше 700 тысяч обладателей фиолетовых паспортов «негров», в Эстонии – примерно полмиллиона столь же бесправных «серопаспортников». В течение последующих двадцати лет количество неграждан неуклонно сокращалось: одни эмигрировали, другие приняли навязанные государством правила игры и стали сдавать натурализационные экзамены. Однако и по сей день в Латвии проживает около 300 тысяч лиц без гражданства, в Эстонии – около 90 тысяч.

Вообще, в 1990-е и 2000-е в этих государствах довольно наплевательски относились к собственным человеческим ресурсам, благодушно наблюдая за тем, как сотни тысяч людей покидают регион в поисках более счастливой жизни за рубежом. Однако в последние несколько лет, когда демографический упадок стал проявляться все более явно, многие представители властей озаботились сохранением хотя бы того населения, что еще не успело оставить Латвию и Эстонию. Если же учитывать высказываемые экономистами прогнозы, что уже вскоре этим республикам придется ввозить большое число иммигрантов-гастарбайтеров, то вполне объясним факт того, что правящие круги вдруг озаботились срочной «интеграцией» русскоязычных. Другое дело, что навязываемая властными элитами «интеграция» чересчур уж напоминает банальную ассимиляцию.

Все эти годы процесс натурализации неграждан никогда не прекращался – хотя и напоминал он не полноводную реку, а тоненький ручеек (к слову, многие «негры» натурализовались лишь затем, чтобы облегчить себе трудовую эмиграцию в Европу). В числе причин этого эксперты называют как сложные языковые требования, применяющиеся к натурализующимся, так и необходимость сдачи экзамена по истории – в то время как значительное количество неграждан не готово принять насаждающиеся на официальном уровне трактовки недавнего прошлого.

Кстати, власти Эстонии, в отличие от своих латвийских коллег, осознали необходимость проведения более гибкой политики в отношении неграждан. Латвийский политолог Юрис Розенвалдс заявил автору этих строк: «Эстонская политическая элита сумела перевести разговор со «своими» русскоязычными с этнических тем на социально-экономические. И куда более выигрышное по сравнению с Латвией экономическое положение Эстонии дало ей хороший аргумент для этого. Эстонский опыт свидетельствует, что лучший способ решения этнических проблем в нашей стране – допуск русской общины к политическому участию. Я не хочу сказать, что нужно чохом раздать всем гражданство. Но позволить негражданам обращаться с предложениями и петициями в Сейм, а также голосовать на выборах в самоуправления было бы очень мудрым и дальновидным шагом! Заметьте, что в Эстонии на подобный шаг пошел не какой-нибудь прекраснодушный либерал, а кондовый националист Март Лаар. Пошел он, правда, на него не от хорошей жизни – назревал референдум о статусе северо-восточной Эстонии, где русских особенно много. Был принят исторический компромисс – мы даем вам участвовать в местных выборах, наделяем гражданством ряд уважаемых людей из вашей общины, а взамен вы отказываетесь от идеи референдума. Этот компромисс оказался огромным благом для Эстонии, поскольку сразу же сбил накал этнических противоречий и перевел диалог в куда более конструктивное русло. Таким образом, был продемонстрирован пример политического реализма, который не худо было бы усвоить и нам в Латвии».

Эта мягкая и уступчивая Европа…

Переломным мог бы стать 2012 год, когда местные русские общественные организации вели сбор подписей за организацию референдума на предмет наделения латвийских «негров» гражданством. Мог бы, но не стал. Государство заблокировало ход акции, поручив Центральной избирательной комиссии оценить предлагаемый законопроект о натурализации неграждан. В течение последующего времени на ЦИК оказывалось сильнейшее давление – и результат оказался ожидаемым. Учреждение объявило, что предложенные поправки не соответствуют Конституции. По мнению членов Центризбиркома, резкое расширение круга граждан позволило бы поставить под сомнение преемственность нынешней Латвийской республики по отношению к ее предшественнице, существовавшей до 1940 года.

В ответ общественные активисты пошли в 2013 году на создние Конгресса неграждан Латвии. Стоявшая у истоков данной идеи правозащитница Елизавета Кривцова объясняла автору этих строк: «Мы создаем самодостаточную структуру, не очень-то зависящую от мнения правительства. Речь идет о своеобразном органе самоуправления. То есть мы, даже не имея всех политических прав, можем жить в Латвии, считать себя русскими латвийцами и голосовать на выборы в Конгресс неграждан. А уж Конгресс будет взаимодействовать с самоуправлениями и государственными органами, защищая права и интересы своих избирателей. Он же станет представлять их и на международной арене, проводить информационную работу о положении с латвийскими негражданами».

В марте 2013-го состоялся учредительный съезд Конгресса неграждан, а в июне КН провел выборы в Парламент непредставленных – в их ходе проголосовали 15 134 человека. В высший представительский орган Конгресса неграждан оказались избраны 30 активистов. В декабре 2013 года был создан Союз неграждан Эстонии – сначала в качестве филиала своего латвийского собрата, но позже он обрел юридическую самостоятельность. Власти ожидаемо начали шельмовать эти организации как «подрывные» и называть «марионетками» вездесущей «руки Москвы».

У неграждан Латвии появился свой представительный орган, с которым, правда, власти считаться не собираются

Одним из приоритетов своей деятельности объединения неграждан сделали работу с международными учреждениями. Нельзя сказать, будто последние совсем уж наглухо игнорируют проблему существования прибалтийских «негров». Другое дело, что их рекомендации всегда отличались мягким и беззубым характером. Только с начала 1990-х подобных замечаний прозвучало свыше двух десятков. Так, комиссар Совета Европы по правам человека Нил Муйжниекс (кстати, латыш по национальности) неоднократно указывал, что латвийским негражданам следовало бы предоставить, по примеру их эстонских собратьев, право голосовать хотя бы на выборах муниципалитетов. Дети же «негров», по мнению Н. Муйжниекса, должны получать гражданство автоматически. Однако еврочиновник признал, что его советы нелегко будет осуществить. Во-первых, потому что для этого потребуются изменения в Конституции, а во-вторых, поскольку представители латвийских властей с данными рекомендациями не согласны.

Озабоченность проблемой неграждан и правами национальных меньшинств Латвии во время визита в Ригу выражал генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд. Аналогичное мнение высказывали и представители организации Amnesty International. В ноябре 2013-го Латвию и Эстонию посетил глава ООН Пан Ги Мун, призвавший власти заняться решением проблемы безгражданства. Впрочем, он был очень осторожен в формулировках и с представителями Конгресса неграждан встречаться не стал.

Долгое время общественные активисты усиленно пытались привлечь к вопросу внимание официальных кругов США, наивно полагая, что те не в курсе проблемы. «Когда Советский Союз лишил гражданства одного Солженицына, возмутился весь демократический мир. Когда Латвия (как и соседняя Эстония) лишила гражданства сотни тысяч людей, к сожалению, Запад хранил молчание. Но мы верим, что давно уже пришло время для ведущих американских политиков сказать: "Сейчас мы все неграждане Латвии!"» – гласило одно из писем, отправленных на адрес высших госчиновников США.

Увы, разочарование оказалось жестоким. Когда осенью прошлого года президент заокеанской державы Барак Обама встречался с прибалтийскими коллегами, о негражданах в ходе состоявшейся беседы не прозвучало ни полсловечка. Главным же предметом озабоченности американских дипломатов в Прибалтике, если судить по их публичным заявлениям и поступкам, является защита прав местных… секс-меньшинств!

Одна знакомая, имевшая опыт хождений по кулуарам европейских учреждений, доверительно призналась автору этих строк: «Беда неграждан в том, что они русские, русскоязычные. Тема же защиты прав русских в ЕС крайне непопулярна. Там стремятся защитить всех, кого угодно – вплоть до каких-нибудь любителей хомячков – но только не русских». Конечно, можно поражаться столь близорукой и недальновидной политике европейских властей, не желающих ликвидации существующего в северо-восточной части ЕС «порохового погреба». Однако пока нет никаких признаков того, что в Брюсселе схватились за голову…

_______________

Фото – http://www.grani.lv/latvia/33523-u-negrazhdan-prorezalsya-golos.html

Теги: Прибалтика 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2902