Перспективы создания собственной финансовой системы в рамках ЕАЭС
10.07.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.11
A
A
A
Размер шрифта:

В конце июня на заседании Интеграционного клуба при председателе Совете Федерации помощник президента России Сергей Глазьев выступил с предложением создать в рамках Евразийского экономического союза собственную банковскую систему. По его мнению, уже в ближайшее время необходимо начать переход на расчеты исключительно в национальной валюте: «США, а также их партнеры по Евросоюзу могут оказать серьезное давление на фирмы, которые обслуживают нашу банковскую систему или заморозить наши активы. Поэтому нам необходимо углублять финансовую интеграцию в рамках Евразийского союза».

Идея создания единого финансового пространства с собственными платежными инструментами в рамках постсоветских интеграционных образований существует уже не первый год. Однако до сих пор между странами-участниками так и не был найден консенсус. Наиболее ярким примером нереализованных желаний можно считать белорусско-российские переговоры о создании единой валюты. Еще со второй половины 1990-х, когда происходило формирование Союзного государства Белоруссии и России, стороны неоднократно поднимали данный вопрос и неизменно откладывали его решение.

В основе всех разногласий как тогда, так и сейчас лежит одна проблема – в чьих руках будет находиться печатный станок. Минск предлагает, в случае создания единой валюты или перехода во взаиморасчетах на российский рубль, создать два эмиссионных центра и специализированные органы, которые будут иметь равный двусторонний контроль. В ином случае белорусы опасаются потерять не только возможность увеличивать денежную массу в угоду политическим обещаниям руководства страны, но и остатки финансовой независимости. Москва же, в свою очередь, не могла тогда и не может сегодня пойти на белорусское предложение, так как подобное рано или поздно спровоцирует неконтролируемую инфляцию, начало которой будет положено финансированием Минском собственных социальных программ. К сожалению, эти проблемы так и остаются неразрешенными по сей день.

Как бы там ни было, но в российских, белорусских и казахстанских СМИ уже неоднократно появлялась информация о том, что в течение ближайших 3-5 лет страны ЕАЭС перейдут на единую валюту, которой даже дали название – «алтын». Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что финансовые системы трех стран ТС по разным причинам пока еще не готовы к такому серьезному преобразованию.

В настоящее время не ясно, какая валюта должна появиться в качестве единого платежного инструмента. Наиболее вероятным кажется российский рубль, который считается валютой более устойчивой к внешним шокам, нежели денежные единицы РБ и РК, ибо именно экономика России является наиболее сильной и масштабной в рамках союза. Однако, как указывалось выше, есть ряд причин как политического, так и экономического характера, препятствующих этому.

Как правило, единая валюта может нормально работать только в едином государстве, где её базой выступает не только один эмиссионный центр, как, например, Национальные банки Белоруссии и Казахстана или Центробанк в России, но и Министерство финансов, а также четко сформированный бюджет. В случае создания общего Минфина для нескольких государств он должен представлять собой единый центр и по разделению доходов. То есть у каждого из трёх государств не остаётся суверенных полномочий по установлению, сборам и распределению налогов на своей территории, проще говоря – собственного бюджета. В настоящее время ни одна из стран, входящих в ЕАЭС, не готова пойти на это.

Главы трех стран неоднократно подчеркивали, что даже при самой глубокой интеграции финансовая самостоятельность их государств не должна пострадать. Более того, сегодня и в Минске, и в Астане политическое руководство не изъявляет особого желания переходить ни на единую валюту, ни тем более на российский рубль, так как в последнем случае финансово-экономические полномочия стран-участниц Евразийского союза не будут равны: Россия может получить больше преимуществ, так как ей не придется полностью менять собственную денежную систему, как ее партнерам.

Более того, в случае если Россия, Белоруссия и Казахстан сохранят свою собственную налоговую политику, но при этом все же решатся ввести единую валюту, это может привести к разбалансированности не только их внутренних экономик, но и всего союза. Нечто подобное сегодня уже происходит в Евросоюзе, где Германия, Нидерланды и ряд иных сильных государств не желают нести издержки экономик проблемных стран, таких как Греция, Испания, Португалия или Кипр, и превращаться в их вечных доноров.

Помимо всего прочего, введение новой валюты на территории ЕАЭС в настоящее время сложно осуществить и потому, что экономики Казахстана и Белоруссии все еще довольно слабы, и они, к сожалению, не в состоянии обеспечивать стабильность новой валюты: экономика Казахстана составляет примерно 10% от российской, а Белоруссии – около 3,5%. Поэтому ее единственной поддержкой, скорее всего, может быть лишь российский сырьевой сектор и золотовалютные резервы РФ, что серьезным образом скажется на стабильности новой валюты и ее конкурентоспособности на международном рынке.

Дело в том, что сырьевые экономики, к которым, увы, относятся Казахстан и Россия, в большей мере зависят от капризов мировой конъюнктуры: если в основу экономики положен лишь один экономический фактор – сырьевой или какой-либо иной, она всегда будет неустойчива. Поэтому, например, в период 2007-2010 годов, когда валюты различных государств, даже самых высокотехнологичных, демонстрировали высокую нестабильность к внешним факторам, наибольшие трудности наблюдались в финансовой сфере именно сырьевых стран. И в этом случае для недопущения подобных рисков странам ЕАЭС вначале необходимо провести серьезные структурные преобразования своих экономик, что потребует колоссальных временных и денежных затрат. До тех пор любая единая валюта, если и будет создана, будет крайне слабой и уязвимой.

Дополнительно необходимо отметить, что в настоящее время финансовые рынки стран ЕАЭС находятся в нестабильном состоянии и практически не отлажены. Это касается в меньшей степени Казахстана и в большей – Белоруссии, где фондового рынка как такового практически не существует и он абсолютно неликвидный: затраты на вхождение в него в нынешних условиях превышают предполагаемые доходы. Создание же общего фондового рынка и вовсе выглядит весьма далекой перспективой. В настоящее время казахстанский или российский инвестор не могут напрямую, без открытия счёта и дополнительных налоговых обременений приобретать через своих брокеров, например, в Белоруссии акции местных предприятий. И наоборот.

К тому же существуют серьезные законодательные отличия в трех странах, регулирующие операции на фондовом рынке. Например, Белоруссия, Россия и Казахстан все еще продолжают оставаться друг для друга нерезидентами, что серьезным образом увеличивает налоговую и бюрократическую нагрузки. Все это в совокупности с различного рода политическими вопросами контроля и управления финансовой системой ЕАЭС ставит перед его участниками серьезные препятствия на пути создания единого платежного пространства.

Исходя из вышесказанного, говорить о скором введении единой валюты, по всей видимости, рано. Еще в апреле председатель  Евразийской экономической коллегии Виктор Христенко заявил, что после создания союза будет идти лишь подготовительный этап: сначала будет организован консультационный совет, регулирующий вопросы банковской и страховой деятельности и унификацию рынка ценных бумаг, затем может быть создан единый финансовый мегарегулятор. И лишь после этого будет целесообразно говорить о введении новой валюты.

Несмотря на то, что большинство аналитиков считают, что странам-участникам ЕАЭС действительно не стоит торопиться в вопросе единой валюты, а сам процесс может затянуться на десять лет, данная идея является весьма перспективной, так как в будущем это позволит создать единый рынок финансовых услуг и поспособствовать укреплению банковской системы всех трех стран. Этому же должна способствовать и интеграция национальных платёжных систем стран постсоветского пространства. Уже осенью нынешнего года в Минске должно пройти заседание Международного банковского совета с участием представителей Евразийской экономической комиссии, посвященное данному вопросу.

В перспективе к 2025 году запланировано создание наднационального органа по регулированию финансового рынка, который будет находиться в Алматы. Этот финансовый институт должен будет определять основные направления деятельности для национальных регуляторов. При этом он не станет единым Центробанком, как, например, в Евросоюзе, а будет заниматься только вопросами регулирования финансовых рынков. Важнейшая же функция – эмитирование национальной валюты и проведение денежно-кредитной политики – останется за национальными банками, что в принципе устраивает и Белоруссию, и Казахстан.

В данном случае необходимо помнить, что само по себе подписанное 29 мая Соглашение о создании Евразийского экономического союза не затрагивает вопрос создания валютного союза (правда, государства могут «в исключительных случаях» вводить валютные ограничения на срок до 1 года). Однако, по мнению ряда специалистов, созданное объединение в ближайшем будущем если и не получит единой валюты, то как минимум все же станет платформой для интернационализации российского рубля, как бы этому ни сопротивлялись в Минске или Астане. Это, в свою очередь, будет способствовать постепенному снижению зависимости от ведущих мировых резервных валют и повышению региональной финансовой стабильности.

По мнению аналитиков, Россия уже в ближайшее время может начать процесс расширения хождения рубля через развитие системы двусторонних своп-соглашений между Центральным банком РФ и соответствующими институтами стран-партнеров. Нечто подобное было реализовано в свое время в Китае, который запустил в 2008 году национальный проект по интернационализации юаня. В результате на начало 2014 года Национальный банк КНР заключил уже 19 своп-соглашений (преимущественно со своими восточноазиатскими партнерами). В основе идеи подобных соглашений лежит проведение взаимного обмена валютами двух стран-партнеров (двусторонний обмен), либо предоставление национальной валюты страны государству-партнеру в обмен на одну из резервных валют (односторонний обмен). Помимо ослабления зависимости от мировых валют, процедура своп-соглашений способствует росту трансграничной торговли и формирует базу для дальнейшего развития региональных интеграционных процессов, что крайне выгодно для экономики ЕАЭС.

Сегодня уже сложилась ситуация, когда идея интернационализации рубля как никогда ранее близка к осуществлению: положительный торговый баланс внутри ЕАЭС имеет только Россия, у которой за последние несколько лет объем экспорта в страны-партнеры по союзу вырос почти на 30%. При этом рост торговых отношений Белоруссии и Казахстана, потенциал которых имеет серьезные перспективы, пока также ориентирован в основном на Россию и в меньшей степени друг на друга. Поэтому в условиях, когда именно Россия является основным торговым партнером и для Казахстана, и для Белоруссии, наиболее естественным видится усиление роли именно российского рубля при проведении расчетов между участниками ЕАЭС.

По мнению ряда экономистов, российской стороне уже сегодня необходимо инициировать начало работы в направлении подписания двусторонних соглашений о так называемом валютном клиринге, то есть таком способе взаимных расчётов, когда в торговых отношениях между странами, которые не имеют достаточного количества свободно конвертируемой валюты, выбирается клиринговая валюта. Именно в ней и погашаются все взаимные обязательства и требования. В данном случае такой валютой должен будет стать российский рубль, в котором будет вестись учет взаимных обязательств по внешнеторговым операциям стран-участниц системы.

По всей видимости, описанный выше процесс, в течение которого страны-члены ЕАЭС будут адаптировать внутреннюю экономическую политику к единым нормам, займет не один месяц или даже год. Однако в любом случае создание гигантского рынка с собственными самостоятельными компаниями, стремление стран-участниц отвязаться от внешних финансовых институтов, а также попытка создать собственную финансовую модель и финансовую систему уже в ближайшей перспективе должны создать условия для экономического подъема всех государств, как входящих, так и планирующих войти в ЕАЭС.

___________

Фото – http://www.otdelkadrov.kz/news/157

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1056