Вползает дракон
17.07.2014 | Ринат ФАЙЗУЛИН | 02.01
A
A
A
Размер шрифта:

Китай резко активизировался в Киргизии. Реализуются совместные крупные экономические проекты, общая сумма которых исчисляется миллиардами долларов. Россия внезапно оказалась для Бишкека только на втором месте по уровню межгосударственного экономического сотрудничества.

Обещания, обещания…

«Создавать гражданский хаб в "Манасе" должен инвестор, который обеспечит Кыргызстан дешевым авиакеросином и хорошими инвестициями. Если мы хотим развивать аэропорт, то должны ориентироваться на дешевый бензин. Его нам мог дать российский инвестор – «Роснефть» или «Газпром». Но если какой-то другой инвестор из США, Евросоюза или Турции даст бензин по более низким ценам и обеспечит достаточный объем инвестиций, то надо отдать ему», – высказал свою позицию президент Алмазбек Атамбаев во время рабочего визита в Турцию.

Всем известны тесные экономические связи президента с турецкими бизнесменами, его личные деловые интересы в Турции. Поэтому было вполне реально предположить, что после отказа «Роснефти» от приобретения контрольного пакета акций аэропорта «Манас» в условиях, когда определенная часть депутатов парламента и оппозиционных политиков выступила против его продажи российскому инвестору, именно Анкара получит приоритет в этой сделке. Во время визита А. Атамбаева премьер-министр Турции Тайип Эрдоган заявил, что его страна планирует участвовать в трансформации международного аэропорта «Манас» в гражданский хаб после того, как там была ликвидирована американская военная база.

Но не прошло и месяца, как правительство 1 июля объявило, что «в рамках национальной стратегии устойчивого развития КР между ОАО «Международный аэропорт "Манас"» и государственной Пекинской столичной строительной корпорацией BUCG 1 июля 2014 года был подписан протокол и достигнута договоренность о сотрудничестве». Проект предусматривает не только участие китайцев в реконструкции столичного аэропорта «Манас», но и областного аэропорта в Баткене, «курортного» аэропорта «Тамчи» на побережье Иссык-Куля. Стоимость всех проектов оценивается примерно в 1 млрд. долларов.

Соответственно получается, что российских инвесторов вынудили отказаться от участия в проекте, турецким пообещали многое, но в результате все досталось китайцам.

Вброс миллиардов

Китай активно реализует в Киргизии принцип, которого он давно придерживается в отношении соседних стран: «холодная политика – горячая экономика». В мае во время визита А. Атамбаева в Китай был подписан целый ряд документов. В частности, стороны подписали соглашение о сотрудничестве в строительстве и эксплуатации газопровода Киргизия – Китай, кредитные соглашения между правительством КР и Эксимбанком КНР по модернизации ТЭЦ Бишкека и по строительству стратегической альтернативной автотрассы Север – Юг.

После официального визита А. Атамбаева в КНР в июне 2012 г. начался новый этап двустороннего сотрудничества между Пекином и Бишкеком

Если говорить об автодороге, то ее строительство началось еще в апреле. Вдобавок обе стороны подписали также меморандум между Министерством экономики КР и Министерством коммерции КНР «относительно реализации проекта реконструкции и реабилитации автомобильных дорог Бишкека за счет безвозмездной помощи правительства КНР».

Стоимость проекта автотрассы Север – Юг – порядка 850 млн. долларов. Соглашение с Китаем о выдаче кредита на часть строительства в сумме 400 млн. долларов было подписано в сентябре 2013 года.

В свою очередь, строительство киргизского участка газопровода Туркменистан – Китай обойдется дороже, если все же он будет реализован. На международном форуме «Экономический пояс Шелкового пути в контексте кыргызско-китайского сотрудничества», состоявшемся в Бишкеке в начале июля, заместитель гендиректора компании Тrans-Asia Gaz Pipeline Company Limited, которая и будет заниматься строительством, рассчитанным на три года, Мень Фэнчун сказал: «КНР вложит в строительство участка газопровода через Киргизию около 1 миллиарда долларов». Также он сообщил, что «кроме того, более 2 миллиардов будет выплачено пошлин и налогов».

Заключенные соглашения стали объектом активного обсуждения экспертами. «Стоит отметить, что китайцы допущены к стратегическим объектам, а "Манас", автодорога Север – Юг к таким и относятся. Раньше к золотодобыче, энергетике их не допускали. Но [теперь] случилось, – комментирует  руководитель экспертного клуба «Далил плюс» Марс Сариев. – Это скрытая форма экспансии. К сожалению, наши политики этого не замечают. Если говорить о перспективах, то дальнозоркостью они не страдают. Им важен результат сегодня. Спринтеры, а не стайеры. Но говорить о китайском лобби в парламенте или околопарламентских кругах нет достаточных оснований. Бизнес же сам боится связываться накрепко с Китаем».

Китайские сограждане?

В конце июня на IX форуме «Современные вызовы экономического развития региона ШОС» в Бишкеке доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО Иван Сафранчук сказал по поводу китайского проекта Шелкового пути, который называют конкурентом Таможенного союза, следующее: «ТС действует уже четыре года, его расширение – ЕАЭС – уже практически реальность. Это проекты, которые осуществляются. Китайская же инициатива находится на стадии разработки в самом Китае. У меня большие сомнения, что Китай предложит свою инициативу на повестке. Скорее всего, Китай обсудит ее на двусторонних встречах в рамках ШОС. Однако необходимо отметить, что Китай зарекомендовал себя как отличный реализатор крупных проектов».

Трудно сказать, насколько китайские инициативы в Киргизии связаны с проектом Шелкового пути, но, без сомнения, стоит согласиться с М. Сариевым в том, что Китай усилил скорость экономической экспансии на запад. Вслед за компаниями идут люди. Число китайских граждан находящихся в Киргизии невозможно подсчитать. У правительства нет точных данных. Почти на всех крупных строительных объектах, вроде автотрассы Север – Юг, работают китайские рабочие и инженеры. При этом в Киргизии, по данным Национального статистического комитета, за чертой бедности проживает 37% населения, из них более половины – в сельской местности, в частности, и вдоль новой автотрассы. Граждан страны можно было бы обеспечить работой, но рабочие места занимают китайцы.

Повторимся, явного китайского лобби в парламенте и правительстве не просматривается. Но признаки его появляются, и время от времени раздаются голоса сторонников более тесных контактов с большим соседом. Так, во время международного форума «Экономический пояс Шелкового пути в контексте кыргызско-китайского сотрудничества» некоторые киргизские участники посетовали на высокую стоимость туристических виз для китайцев (350 долларов) по сравнению со стоимостью виз для граждан других стран (60-70). По их мнению, это снижает туристический потенциал страны.

Но практика подсказывает, что довольно большая часть «туристов» из Поднебесной остается в стране, работает на рынках, стройках китайских компаний. Недавний инцидент на китайском нефтеперерабатывающем заводе «Токмак-ДНПЗ», когда иностранные рабочие из Поднебесной, не имеющие соответствующих документов, силой удерживали проверяющих из правоохранительных органов, обвиняя их в краже и вымогательстве, – лишний тому пример. Конфликт удалось погасить. Однако этот случай весьма показателен, потому что похожие явления периодически повторяются.

«У России есть миграционная служба, в Казахстане миграционная полиция. В Кыргызстане аналогичных органов нет, а необходимость давно созрела, – считает эксперт по безопасности Токтогул Какчекеев. – Экономическая экспансия Китая заключается как в постепенном заселении своими гражданами соседних государств, так и в экспорте бизнеса в виде участия в крупных и малых проектах. При этом зачастую, давая кредиты или занимаясь строительством, как в случае с дорогой Север – Юг, китайская сторона оговаривает, что рабочая сила, инженерно-технический персонал будут именно китайскими. Наши депутаты, чиновники соглашаются. Кто искренне считая, что нужны инвестиции на любых условиях, кто получая определенные выгоды. Поэтому нужен жесткий контроль со стороны государства, чтобы вскоре не оказаться очередной провинцией Китая. При этом отмечу, что российские компании, реализующие совместные проекты с кыргызской стороной, говорят о привлечении именно местных трудовых ресурсов. Российские проекты являются не только экономическими, но и социальными».

P.S. В середине июня на одной из пресс-конференций министр экономики Темир Сариев сообщил: «Мы просим у России беспошлинно 300 тысяч тонн нефти для переработки на НПЗ "Джунда"». Для непосвященных скажем, что завод-то – китайский.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1945