Алеша, как ты думаешь, когда Рига пойдет по следам Таллина? (I)
18.07.2014 | Виктор ГУЩИН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

К сожалению, так бывало во все времена: новая власть начинала с того, что «переписывала» историю. Не исключение и власть Второй Латвийской республики, предпринявшая массированные усилия по идеологизации, политизации и мифологизации истории Латвии в XX веке. Объектом этих усилий, в первую очередь, стали памятники советской эпохи.

Решение правительства Эстонии демонтировать в апреле 2007 года памятник «Бронзовому Алеше» в Таллине и жестокое подавление полицией протеста против этой совершенной под покровом ночи варварской акции со стороны части населения страны, как русскоязычного, так и эстоноязычного, встретили полное одобрение в большинстве латышских СМИ. (1)

Более того, латышские журналисты стали активно обсуждать вопрос, а когда же Латвия поступит по примеру Таллина. Особо показательными в этом смысле стали публикации в журнале «Nedēļa», на обложку номера от 7 мая (№ 19) которого были помещены фотография таллинского «Бронзового Алеши» и вопрос: «Алеша, как ты думаешь, когда Рига пойдет по следам Таллина?»

«Сегодня в Латвии насчитывается около 250 памятников и памятных знаков, которые напоминают о Советской армии и боевых действиях в годы Второй мировой войны. Всем им можно присвоить статус таллинского "Алеши". Это значит, что их снос или перемещение может вызвать недовольство как со стороны России, так и со стороны живущих в Латвии русскоязычных», – пишет Элмарс Барканс в опубликованной в журнале «Nedēļa» статье «Монументы красноармейцам живут и побеждают».

Одновременно «большая часть этих памятников не включена в списки охраняемых государством», а это значит, что уход за ними возложен на плечи местных самоуправлений, приводит далее журнал слова заместителя руководителя Государственной инспекции по охране памятников культуры Яниса Асариса. «Теоретически, пока не заключен договор между Латвией и Россией о местах захоронений, имеется возможность преобразовать какое-то братское кладбище, например, провести перезахоронение... – говорит Я. Асарис. – И самоуправления могут принять решения по памятнику, который не находится под защитой государства, о его демонтаже или переносе. Это относится ко многим [памятникам], которые в настоящее время включены в среду большинства городов, например к памятнику Освободителям Лиепаи, комплексу "Вечный огонь", установленному в свое время в Даугавпилсе, или к монументу Освободителям в Пардаугаве, а также к другим. У самоуправлений имеются все права эти памятники снести или перенести».

Хотя Э. Барканс делает вывод, «что после событий в Таллине... ни одно самоуправление не осмелится самостоятельно начать дискуссию на эту тему», и это, мол, «подтверждает и заявление на прошлой неделе премьера Айгара Калвитиса о том, что в настоящее время в Латвии не планируется переносить или демонтировать какой бы то ни было памятник, связанный с Советской армией», (2) упоминание в статье того, что самоуправления имеют полное право демонтировать или перенести в другое место существующие памятники Советской армии правомерно рассматривать как провокацию, как призыв к радикально настроенным политикам последовать примеру Эстонии.

Война с памятью о войне

И призыв этот был услышан. Причем, как оказалось, задолго до апрельских событий в Эстонии. Так, самоуправление города Бауски еще в начале 2007 года приняло решение перенести памятник советским воинам из центра города на Братское кладбище. 9 августа работы по демонтажу памятного камня, на котором выбита надпись «1944. 14. IX Освободителям города Бауска», были начаты, несмотря на протесты местных жителей. (3)

Свой, отличающийся от эстонского и поистине изуверский подход к «сохранению» памяти о войне изобрело самоуправление Саласпилса, города, рядом с которым расположены бывший фашистский концентрационный лагерь, а ныне – Саласпилсский мемориальный комплекс и бывший Саласпилсский лагерь для пленных красноармейцев. Причем мэр города Юрис Путниньш, как и самоуправление Бауски, объявил войну памяти о войне задолго до событий апреля 2007 года в Эстонии. Начал он с решения построить коттеджный поселок на территории бывшего концлагеря. (4) В годы войны в этом лагере погибло 47 400 (по другим данным – 46 400) солдат Красной армии, (5) и новый коттеджный поселок возводился в прямом смысле на человеческих костях.

А в июне 2007 года, когда самоуправление Саласпилса объявило конкурс на замещение вакантной должности директора мемориального комплекса, скандальную известность получил еще один способ борьбы с памятью о трагедии Второй мировой войны. Как оказалось, в основу профессиональных требований к кандидату на должность директора было положено требование претворять в жизнь высказанный в книге «История Латвии. ХХ век» вывод официальных историков о том, что Саласпилсский концентрационный лагерь не являлся лагерем смерти и что Саласпилсский лагерь должен быть местом, напоминающим о преступлениях двух тоталитарных режимов – нацистского и советского (?!). (6)

Именно такая трактовка истории концлагеря тиражируется с 2005 года и в путеводителе по Саласпилсскому мемориальному комплексу. Автор путеводителя Лилита Ванага пишет: «Следует заметить, что исследования последнего десятилетия свидетельствуют о том, что Саласпилсский концентрационный лагерь был лагерем жертв нацистского режима, в котором погибли несколько тысяч человек, однако он не являлся лагерем смерти с целью уничтожения заключенных, как это трактуется во многих изданиях советского времени и в которых упомянуто намного преувеличенное число погибших. С 1990 года уникальный Саласпилсский мемориал стал мемориальным местом памяти жертв концентрационных лагерей двух тоталитарных режимов (и фашистского, и советского)».

Так и хочется спросить: по какой это логике советская власть должна отвечать за преступления гитлеризма? Ответ, впрочем, очевиден: по логике оправдания нацизма и коллаборационизма, которой следуют латвийские власти и официальная историография.

И это был не лагерь уничтожения? Сюда бы на «перевоспитание» автора путеводителя

Инициатива мэра Саласпилса, всего лишь ревностно поддержавшего курс правящей элиты на пересмотр итогов Второй мировой войны, тогда, на фоне наметившейся оттепели в отношениях Латвии и России после подписания договора о границе, привела к громкому скандалу, получившему в том числе и международный резонанс, так как в Риге в это время как раз гостила официальная делегация Государственной Думы Российской Федерации во главе с А. Старковым (фракция «Единая Россия»). Латвийские политики, до этого открыто поддерживавшие курс на переписывание истории Латвии, теперь дружно осудили Ю. Путниньша, заявив: «Это глупость!» (А. Берзиньш, председатель комиссии Сейма по международным делам, фракция «Первая партия»/ «Латвийский путь»), «Советская оккупация тут ни при чем!» (К. Лейшкалнс, депутат Сейма, фракция «Народной партии»), «Политика иногда лезет туда, куда не следует» (Л. Мурниеце, депутат Сейма, фракция «Новое время»). (7) Однако давно известно, что верить следует не словам, а делам. А дела, увы, такие, что заставили сразу же засомневаться в искренности политиков.

Пример самоуправления Саласпилса свидетельствует о том, что бороться с памятниками, установленными в честь Великой Победы над фашизмом, норовят по-разному. Можно сносить памятники – именно по этому пути пошло самоуправление Бауски. А можно декларировать принцип уважения к прошлому, но одновременно в двух шагах от памятника устраивать площадку для шумных игр – именно так поступила Рижская дума с памятником Освободителям Латвии от фашизма, который находится в парке Победы в Задвинье. Не имея возможности снести памятник (эстонский прецедент кое-чему научил), власти Риги решили по-иному продемонстрировать свое истинное отношение к Великой Победе 1945 года и разрешили построить буквально в двадцати метрах от памятника широкую асфальтированную трассу для картингистов.

События в Эстонии спровоцировали и новый всплеск попыток непосредственно уничтожить памятники советской эпохи, включая памятники, установленные в память о минувшей войне. Эти попытки не всегда носили политико-идеологический подтекст, но чаще всего в их основе лежит все же идеология сегодняшнего Латвийского государства. С 1991 года общее число случаев официально разрешенного сноса памятников, а также надругательства над памятниками со стороны вандалов составило, наверное, не менее нескольких сотен.

В 2008 году известный латышский писатель Айварс Тарвидс выступил на интернет-портале apollo.lv с призывом: «В настоящее время сложилась благоприятная историческая ситуация, чтобы, с честью встречая 90-й день рождения государства, не только траурно плакать и зажигать огоньки на мостах, но решением высшей власти также снести хорошо известную художественную работу в Пардаугаве. Эстонцы покончили с "Алешей", а мы что, мягкие?» (8) Под «хорошо известной художественной работой» А. Тарвидс имел в виду памятник Освободителям Риги и Латвии от немецко-фашистских захватчиков, который был торжественно открыт в парке Победы в рижском Задвинье в 1985 году.

Именно здесь граждане страны, независимо от национальности, не желающие забывать об уроках борьбы с нацизмом, отмечают день 9 мая – самый массовый народный праздник Латвии.

Тщатся снести памятник Освободителям Риги и Латвии

7 марта 1997 года латышские националисты предприняли первую попытку взорвать этот памятник, но пять килограммов тротила лишь разворотили брусчатку, не нанеся памятнику сколько-нибудь значительного ущерба. В ночь на 6 июня того же года была предпринята вторая попытка. Исполнителями акции стали члены неонацистской организации «Перконкрустс» («Громовой крест»). Двое из них при организации взрыва погибли сами. Памятнику был нанесен серьезный ущерб, но стела устояла. (9)

После 1997 года тема сноса памятника Освободителям Риги и Латвии на 10 лет исчезла из поля зрения латышских СМИ, но в 2007-м вновь вошла в топ-новостей. В январе того года латышские националисты руководители так называемых «Лесных братьев» и Национального фронта Латвии Оярс Стефан и Айварс Гарда обратились к парламенту и правительству страны с призывом последовать примеру соседней Эстонии и принять закон о сносе монументов солдатам Красной армии. Речь шла в том числе и о сносе памятника Освободителям Риги и Латвии. В письме, направленном председателю сейма Латвии, депутатам парламента и главе правительства, памятник Победы был назван «столбом унижения и позора», символизирующим «неспособность нации освободиться от присутствия оккупантов и стать истинными хозяевами на своей земле».

В предложении ультраправых ничего нового не было. Еще весной 2006 года партия «Отечеству и свободе/Движение за национальную независимость Латвии (ДННЛ)» начала разработку закона, позволяющего «убрать из публичных мест памятники, прославляющие время советской оккупации», в том числе и монумент в Парке Победы. Ультраправые лишь поторапливали своих единомышленников в парламенте, заявляя, что «нет никакой гарантии, что у латышских патриотов не возникнет желания снести этот памятник оккупантам, используя противозаконные средства». (10)

(Окончание следует)

_________

Фото – http://2w.su/publication/1015/3

 

1. Bronze Soldier. April crisis. Бронзовый солдат. Апрельский кризис. Таllin, Legal Information center for human rights, 2008.

2. Barkāns Elmārs. «Sarkanarmiešu monumenti dzīvo un uzvar». – «Nedēļa», N 19, 7. maijs 2007. g.

3. Антоненко Оксана. В Бауске втихаря переносят памятник. – «Телеграф», № 155 (1449), 13 августа 2007 года.

4. Харланова Инна. Коттеджи на... костях. – «Час», 25 июня 2007 года.

5. Latvijas Valsts Vēstures Arhivs. N.Rižovs, direktors, D.Skrimble, daļas vadītājas vietniece. Arhīva izziņa no 05.05.2004 LR Saeimas deputātam A. Klementjeva kungam «Par Salaspils nometni, karagustekņu, civilpersonu nometnēm un geto Cēsu, Daugavpils, Jelgavas, Rēzeknes un Rīgas apriņķos».

6. Слюсарева Елена. Территория обмана. Саласпилсский мемориал хотят сделать памятником двух оккупаций: немецкой и советской. – «Вести сегодня», 14 июня 2007 года; Элкин Абик. «Не трогайте мемориал!» Делегация Госдумы РФ в шоке от заявлений мэра Саласпилса. – «Вести сегодня», 15 июня 2007 года; Радионов Вадим. Саласпилс как центр большой политики. Налицо попытка «эстонизировать» ситуацию в Латвии. – «Час», 16 июня 2007 года.

7. Провокация или глупость? – «Час», 16 июня 2007 года.

8. Красноглазов Никита. Снести памятник в Задвинье на 90-летие ЛР?! – «Вести сегодня», 22 августа 2008 года.

9. Урусов Николай. Памятник освободителям Риги взрывала латвийская спецслужба? http://www.kompromat.lv/item.php?docid=readn&id=5493

10. Националисты угрожают самостоятельно снести Монумент освободителям Риги. http://rus.tvnet.lv/novosti/politika/15863-nacionalisti_ugrozhajut_samostojatjelno_snjesti_monumjent_osvoboditjeljam_rigi

Теги: Прибалтика 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2364