Местные выборы в Грузии – противоречивая победа «Грузинской мечты»
27.07.2014 | Георгий ВЕКУА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

12 июля в Грузии прошел второй тур местных выборов – определялись мэры почти всех главных городов страны, а также руководители нескольких муниципалитетов (бывшие районы). Во всех 8 городах и 13 муниципалитетах победу одержали представители правящей коалиции «Грузинская мечта».

Однако результаты выборов все же можно считать противоречивыми. Во-первых, интерес со стороны населения к ним был не очень высоким – об этом свидетельствует низкая явка во многих городах и районах, в том числе в Тбилиси. Во-вторых, несмотря на убедительную победу во втором туре, сам факт того, что правящей партии второй тур все же понадобился, говорит о снижении рейтинга «Грузинской мечты», который еще недавно колебался в пределах 60-70 %.

Из других результатов выборов можно отметить то, что в большинстве округов на второе место опять вышли представители «Национального движения». В частности, в Тбилиси в первом туре их кандидат набрал почти 28% голосов – этот результат вызвал радость в штабе националов, которым совсем недавно предрекали полное исчезновение с политической сцены.

В борьбе за 3-е место у партии Н. Бурджанадзе появились конкуренты. В частности, это «Альянс патриотов Грузии», который возглавляет Д. Тархан-Моурави, а в отдельных городах сторонников Н. Бурджанадзе, а также националов со вторых-третьих мест оттеснили представители партии бывших министров – С. Зурабишвили и И. Окруашвили. Но это были единичные случаи. Например, партия И. Окруашвили успешно выступила лишь в родном для бывшего министра обороны Горийском муниципалитете.

По сути, у населения по большому счету не было выбора. Националы добились максимума на данном этапе, несколько улучшив свой результат (в процентном отношении) по сравнению с президентскими выборами в октябре прошлого года. Но их возвращение во власть выглядит пока нереальным, так как они еще не завершили «ребрендинг» и кадровое обновление. Многие лидеры националов арестованы, либо находятся в бегах за рубежом, либо практически не могут вернуться на родину, как, например, бывший президент и лидер националов М. Саакашвили. Над другими нависла угроза ареста. В этих условиях говорить о победе не приходится.

Складывается впечатление, что сами западные страны, которые имеют определяющее влияние на политические процессы в Грузии, на данном этапе не заинтересованы в возвращении националов, особенно это касается стран Европы. Пока «Грузинская мечта» худо-бедно движется в сторону «евроатлантической интеграции», каких-либо активных действий по ее свержению «западные партнеры» в ближайшее время вряд ли предпримут.

Другие оппозиционные партии в Грузии слабы и не имеют практически никаких шансов прийти во власть. Н. Бурджанадзе, которая в прошлом году предприняла попытку возвращения в большую политику, на этих выборах показала тот же результат, что и тогда, – в пределах 10-12%, хотя ее партия выступала в составе коалиции с несколькими более мелкими группами. Заигрывание одновременно как с консервативными кругами, так и с западными представителями в Грузии (например, члены партии участвуют в семинарах и тренингах, организованных американскими институтами и т.д.), не позволяют им подняться выше этой планки. На умеренно «пророссийском» и консервативном поле начал играть и «Альянс патриотов Грузии», который в первый раз принимал участие в выборах и сразу набрал около 6% голосов. Эта партия и ее лидеры производят еще более двойственное впечатление, нежели сторонники Н. Бурджанадзе, так как в их действиях чувствуются фальшь и явно выраженный популизм.

С точки зрения западных интересов прошедшие выборы можно считать удовлетворительными. Утверждение феномена второго тура выборов в Грузии, который был почти неизвестен при националах, находится в русле проводимой Западом политики построения здесь «парламентской демократии» восточноевропейского типа. Режим националов в этом отношении больше напоминал постсоветские азиатские страны или Азербайджан.

С другой стороны, тотальная победа во втором туре одной партии (правящей) во всех регионах и городах не вяжется с этим курсом, но можно предполагать, что цель будет достигаться поэтапно. В целом характерной чертой «Грузинской мечты» является осторожность, когда, в отличие от предыдущего правительства, строго соблюдается принцип: шаг вперед – шаг назад, или два шага вперед – один шаг назад, или даже шаг вперед – два шага назад. Как только правительство делает какое-либо движение в сторону евроатлантической ориентации, тут же сразу предпринимаются противоположные шаги, пусть часто символические или демонстративные.

Например, процесс подписания соглашения об ассоциации с ЕС сопровождался странной перепалкой между президентом и премьер-министром о том, кто должен подписывать данный договор. В конце концов, было решено, что подписывать будет премьер-министр, что позволило некоторым юристам и гражданским активистам усомниться в правовой состоятельности этого документа (поскольку президент, как глава государства, подписывает международные договоры). Бывший министр иностранных дел С. Зурабишвили сетовала, что данное противостояние обесценивает сам факт подписания и ставит знак вопроса в части его легитимности. Тем не менее процесс продолжается и идет.

Видимо, нынешняя власть Грузии вынесла уроки из ошибок своих предшественников, которые подходили к решению всех вопросов с кавалерийским наскоком и, хотя иногда достигали успеха, чаще всего ломали дрова и получали крупные проблемы на некоторых направлениях. Теперь же движение происходит осторожно и с отступлениями. Власть не пытается создавать какие-то прорывы, потемкинские деревни и протиснуться на верхние строчки разнообразных мировых рейтингов, как это делали националы.

Вместо этого достижения саакашвилевского режима частично размываются, но частично все же сохраняются. Это касается всех сфер, в том числе полиции, государственного аппарата, борьбы с коррупцией и преступностью, отношения к т.н. ворам в законе и т.д. Все отмечают, что происходит определенный откат с завоеванных позиций – коррупция в нижних и средних эшелонах власти несколько возросла, патрульная полиция стала больше походить на полицию времен Шеварднадзе (коррумпированные «менты»), но и сказать, что произошел полный возврат к 1990-м годам, тоже нельзя.

Такая же стратегия проводится в отношении России. Стабильное сближение с евроатлантическим пространством постоянно сопровождается демонстративными жестами и благосклонной риторикой в сторону Москвы, а также отдельными тактическими уступками. Все это напоминает классический шахматный принцип жертвования пешек или даже фигур ради получения более крупной выгоды.

Видимо, эта политика была разработана с подачи «западных партнеров», которые в последние годы все время советовали грузинским политикам улучшить отношения с Россией. Можно предполагать, что время более активного и прямого использования территории Грузии западными странами против России (как это происходит сейчас в Украине) еще не пришло. Но исключать развертывания подобного сценария в Грузии в обозримом будущем нельзя.

__________

Фото – http://newsland.com/news/detail/id/1392687/

Теги: Грузия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:870