Первая мировая война: взгляд сквозь столетие
01.08.2014 | Александр ГРОНСКИЙ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Эта война стала буквально для всех стран и народов переломной, судьбоносной. По её окончании планета недосчиталась нескольких огромных империй, взамен которых появилась россыпь больших и малых государств. На карте мира взросли ростки новой социально-политической системы в лице Советской России, а затем и Союза ССР. Позднее человечество пережило еще одну мировую войну, массу войн локальных, казалось бы, обрело необходимый опыт, чтобы выработать механизм предотвращения новых глобальных военных конфликтов. Но и сегодня, спустя ровно 100 лет со дня начала Первой мировой войны, мир всё так же хрупок (это лишний раз подтверждают события вокруг Украины), а мы, живущие в XXI веке, очень плохо усваиваем опыт наших предков.

Сегодня в Москве на Поклонной горе будет открыт памятник героям Первой мировой войны

Вот один из парадоксов: коммунистическая идеология давно уже перестала быть господствующей на постсоветском пространстве, однако ее постулаты о Первой мировой войне, как войне сугубо империалистической, антинародной, продолжают гулять в информационном пространстве. Если верить учебникам истории как советским, так во многом и постсоветским, Российская империя постоянно кого-то национально угнетала. А раз так, то угнетаемые не питали патриотических чувств к «тюрьме народов». При этом еще больший парадокс состоит в том, что в репродуцировании такого рода идей смыкаются, казалось бы, диаметрально противоположные силы: от левых до националистов в бывших союзных республиках.

Как на самом деле отреагировали на войну различные народы, населявшие Российскую империю? Трудно оспорить тот факт, что огромная масса её подданных оказалась в основном настроена патриотично. При этом речь идет не только о русских, которые количественно доминировали: их активное участие в войне и защита своей страны вполне логична. Но также вели себя и те народы, которые не являлись государствообразующими.

Вот несколько примеров. В 1915 г. фронт замер. Одной из серьёзных точек противостояния стал маленький городок Сморгонь. Он известен многим воевавшим, как с русской, так и с немецкой стороны. Именно здесь немцы проводили активные газовые атаки. Во время одной из таких атак случилось следующее. В том месте, где расстояние между немецкими и русскими окопами было около 60-70 метров, немцы пустили газ. В это время в русских окопах солдаты Тифлисского гренадерского полка сменялись солдатами Грузинского гренадерского. В русских окопах было двойное количество людей, так как тифлисцы ещё не успели уйти. Началась давка. Тогда командир 3-го батальона Грузинского гренадерского подполковник Акакий Отхмезури снял противогаз для того, чтобы его команды были чётко слышны. Естественно, подполковник погиб, но противогаз снял следующий по старшинству офицер, потом ещё… Жертв было много, но их было бы ещё больше, если бы не снявшие противогазы офицеры.

Сам Отхмезури – уроженец Кавказа. Казалось, что ему до войны и защиты «тюрьмы народов»? Но почему-то кавказец пошёл на сознательную смерть ради спасения солдат, большинство из которых были явно не уроженцы Кавказа. Что двигало комбатом и его подчинёнными, повторившими то же самое? Империя их угнетала что ли настолько, что они предпочли смерть? Но ведь у них было оружие, в подчинении солдаты, да и в то время уже появились лозунги, призывавшие сделать из империалистической войны гражданскую. Не потому ли офицер пошел на подвиг, что не видел национального угнетения и был уверен, что защищает Родину.

Ещё один пример – поведение комендантов крепости Осовец. Теперь это музей на территории Польши, а раньше объект выполнял свои непосредственные функции. В начале Первой мировой войны комендантом крепости был генерал Карл-Август Шульман. Именно он до войны готовил крепость к обороне, именно под его руководством крепость выдержала первые удары немецких войск. С начала 1915 года гарнизон крепости возглавил генерал Николай Бржозовский. Самый известный эпизод обороны Осовца, получивший позже название «атака мертвецов», пришелся именно на период его командования. Шульман был шведом, родившимся в Великом княжестве Финляндском, тогда это была часть России, а Бржозовский – поляком. Финны и другое население Финляндии, а также поляки были самыми активными националистами в Российской империи, именно у них существовала достаточно разработанная идеология борьбы с Центром. Но тем не менее не все из них были подвержены таким взглядам. Тот же Бржозовский не остался после войны в независимой Польше, он вступил в ряды Белой гвардии и закончил свою жизнь в эмиграции как русский генерал.

Русский генерал немец по происхождению граф Фёдор Келлер в начале Гражданской войны отказался возглавить антибольшевистские вооружённые формирования, созданные на немецкие деньги. Келлер заявил, что «здесь часть интеллигенции держится союзнической ориентации, другая, большая часть – приверженцы немецкой ориентации, но те и другие забыли о своей русской ориентации». Лишь узнав, что на севере формируется русская православная сила, Келлер согласился стать во главе нового формирования, но этому не суждено было сбыться: генерал был расстрелян петлюровцами без суда во время конвоирования на допрос.

Все вышеперечисленные примеры рассказывают о дворянах – сословии привыкшем служить государственному строю и защищать страну, в которой они принимали присягу (к слову, присяга в Российской империи давалась монарху, а не стране). Но если дворяне, будучи людьми служивыми, кому давали присягу, тому и оставались верны, то простые жители страны таких традиций не имели. Даже если принимать во внимание большевистский тезис о том, что буржуазия разного этнического происхождения защищала не свою Родину – Россию, а возможность и далее эксплуатировать бедный народ, то что тогда защищал народ, да ещё так, что простым людям давали награды? Всё объясняется просто: подданные империи, независимо от имущественного и социального положения, испытывали патриотические чувства к своей Родине, причём не только представители доминирующей этнической группы – русских, но и иные малые и не очень малые народы и народности. В Российской империи не существовало практики пропаганды патриотизма, как это было в Советском Союзе, но тем не менее в армию шли не только по мобилизации, но и добровольно. Причём это касалось не только дворян, но и всех остальных сословий. И служили эти люди своей стране за совесть, а не за страх. Простые люди, не имевшие больших чинов и статуса, также прославились в боях Первой мировой.

Например, в списках полных георгиевских кавалеров наряду с Ивановыми, Козловыми, Матвеевыми, Павловыми, Петровыми, Поповыми, Смирновыми, Фёдоровыми и многими прочими русскими фамилиями значатся подпрапорщик-пехотинец Тахаутдин Абдулбакиев, драгунский унтер-офицер Адольф Вржещь, гусарский унтер-офицер Варлаам Гордапхадзе, драгунский унтер-офицер Карл Жаврида, фельдфебель пехоты Адам Квятковский, рядовой драгун Валфред Крастинг, уланский унтер-офицер Эмиль Пуннис и другие. И это лишь полные георгиевские кавалеры, т.е. люди, совершившие не один и не два подвига во имя защиты единого Отечества.

Показательным является факт формирования Кавказской туземной конной дивизии, которая нам больше известна под названием Дикая дивизия. Эта воинская часть на 90% была сформирована из мусульман Кавказа и Закавказья. Отличие жителей этого региона состояло в том, что их не призывали на военную службу, т.е. все эти люди отправились защищать Россию добровольно. Состав дивизии был пёстрым. Там служили абхазы, азербайджанцы, балкарцы, дагестанцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, черкесы, чеченцы. Были представители и других народов империи. Командовал дивизией младший брат императора Николая II Михаил, а начальником штаба был литовский татарин генерал Яков Юзефович. В дивизии произошёл интересный случай. Дело в том, что в Российской империи для лиц нехристианских исповеданий государственные награды, на которых были изображения христианских святых, выдавались особые. Вместо образа святого Георгия или святого Владимира на таких наградах помещали герб империи. Для кого-то из современных националистов и русофобов это ещё один пример «национального и религиозного угнетения», но иначе на это смотрели воины-мусульмане Дикой дивизии. Они попросили вернуть на награды изображение «джигита», т.е. святого Георгия, что и было исполнено.

Был сформирован также Армянский корпус. Причём в него шли армяне – не только подданные Российской империи, но и жившие за границей. Армянский корпус оказался единственной боеспособной частью на турецком фронте после революционных событий 1917 года и в одиночку противостоял турецкой армии.

Интересен также сюжет с латышскими стрелками. Все привыкли воспринимать их как национальные красные части периода Гражданской войны. Но изначально латышские национальные части начали формироваться в Первую мировую. Первыми их инициаторами были студенты-латыши, которые предложили российскому командованию сформировать из них группы разведчиков. Поначалу предложение было воспринято с подозрением: нет, не из-за подозрения латышей в отсутствии патриотизма к империи, а по причине того, что студенты частично были революционизированы. Чуть позже с предложением сформировать латышские части обратилась латышская интеллигенция. Российскому командованию писали «об искреннем желании латышей подняться на защиту России от наглого врага путем формирования особых боевых латышских дружин из добровольцев латышской молодежи, наподобие разрешенных уже правительством польских легионов и армянских дружин».

Латышские подданные Российской империи не относились к стране негативно, как принято считать теперь. Зачастую они сами просились на фронт из тыловых районов. Например, писарь штаба 6-го пограничного округа в Тифлисе Матиас Пинк объяснял, что не хочет отсиживаться в тылу, когда его братья в армии, а родители на оккупированной территории. Кстати, более 80% солдат из латышских батальонов были простыми рабочими или крестьянами, т.е. теми, кого якобы Россия должна была угнетать как социально, так и национально. Тем не менее именно латышские стрелки считались самыми боеспособными частями русской армии на Северном фронте в 1916–1917 годах, когда их бросали на самые тяжёлые участки фронта.

Академик РАН Валерий Тишков считает, что Россия в начале ХХ века была национализирующейся империей, т.е. в стране происходил процесс осознания единства. И процесс этот не направлялся сверху, а был естественным. Люди жили в одной стране, решали общие проблемы, радовались общим достижениям и постепенно формировали представление о своей большой Родине. Надо сказать, что Россия в этом отношении не отставала и не догоняла других. Например, во Франции лишь в начале ХХ века масса населения стала считать себя французами, заменив осознанием общности старые представления о региональных идентичностях. Поляки стали относительно национально осознавшими себя лишь при Юзефе Пилсудском, до этого часть крестьян воспринимала слово «поляк» всего лишь как синоним слова «католик».

Победа в Первой мировой войне могла бы ускорить процесс формирования представлений о единстве в России, ведь осознавать свою принадлежность к победителям гораздо эффективнее с точки зрения разделения общих ценностей и представлений. Видимо, во время войны это проявлялось, что для националистов всех мастей было как кость в горле. Не зря, например, белорусские националисты требовали, чтобы газеты не писали о том, что «мы побеждаем», «мы выиграли бой» и т.д. Объяснялось это просто. «Мы» воспринималось читателями как нечто более-менее монолитное, как выражение единства подданных Российской империи, а националисты пытались урвать кусок этого единства только для себя.

С этой точки зрения итоги Первой мировой войны на России сказались неблагоприятно. Во-первых, страна оказалась в странном положении: она не проиграла войну, но и не выиграла её. При этом потеряла часть своих территорий, а населявшие империю народы оказались разобщенными. Вопрос о формировании патриотизма перешёл в другую плоскость, связанную уже с социально-экономическими мотивами.

Но когда грянул 1941 год, память о народном единстве опять стала востребованной. И Первая мировая, объявленная большевиками империалистической, опять стала нужна для иллюстрации святости борьбы за свою Родину.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1440