Великая война еще ждет своего Льва Толстого
04.08.2014 | Андрей РЕКТА | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Наш собеседник – известный белорусский писатель и телеведущий, лауреат премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение», член Союзов писателей Беларуси и России Вячеслав Бондаренко.

– Вячеслав Васильевич, что подтолкнуло вас к написанию книги «Герои Первой мировой»? Каким образом появился замысел книги и как он был реализован?

– Замысел такой книги стоял, что называется, на полке моей личной библиотеки. Это была книга серии ЖЗЛ «Герои 1812 года», вышедшая в 1987-м, – сборник биографий 12 выдающихся полководцев Отечественной войны. Помню, с каким удовольствием я читал ее, как открывал для себя биографии Барклая, Раевского, Сеславина… В 2012-м я перечитывал эту книгу – и сама собой возникла идея написать нечто подобное о героях Первой мировой. Я предложил издательству тот же формат – 12 очерков о героях. Сама работа над книгой шла на одном дыхании, и написана она была за полгода. А вот материал для нее я собирал около семи лет. В нужное время всё пригодилось.

– После книги «Герои первой мировой» в издательстве «Белорусская энциклопедия им. П.Бровки» в серии «История для школьников» вышла ещё одна ваша книга о Первой мировой войне – «Во имя памяти святой», в которой рассказывается об основных событиях и сражениях того периода, в том числе и происходивших на территории Белоруссии. Почему после книги «Герои Первой мировой» вы решили вернуться к этой теме?

– Первая мировая война на белорусской земле – интереснейшая и, к сожалению, недостаточно изученная тема. Буквально любой ее аспект представляет собой «белое пятно». Только в самые последние годы начали появляться объективные работы о боевых операциях той поры в Белоруссии, о беженстве, о быте тыла и оккупированных территорий. Но эти работы остаются известными лишь в пределах научного сообщества. А первоочередная задача нашего времени – придание Великой войне статуса события, определившего весь дальнейший ХХ век, сыгравшего огромную роль в судьбах русского народа. Книги, просто и доступно рассказывавшей бы о событиях 1914-1917 годов в Белоруссии, до сих пор не существовало, и я счел необходимым восполнить этот пробел. Задумывалось нечто вроде учебного пособия для школьников, но я знаю, что эту книгу с удовольствием читают и взрослые.

В сериале «Города-герои» (2010 г.) Вячеслав Бондаренко исполнил роль капитана русской императорской армии

– На днях минуло ровно 100 лет со дня начала Первой мировой войны. Как вы полагаете, была ли эта война неизбежной или всё же велика роль неблагоприятного стечения обстоятельств и субъективных факторов?

– Ни одно историческое событие само по себе не является неизбежным. И в то же время ни одно историческое событие никогда не «падает с неба», оно всегда обусловлено сотнями условий и факторов. Так было и с Великой войной 1914-1918 гг. С одной стороны, прояви политики начала ХХ века больше мудрости и дальновидности, – и ее можно было избежать или, по крайней мере, локализовать. С другой стороны, к этой войне направляла мир вся логика событий того времени, велась целенаправленная долгая работа по конструированию этой войны и в том, что она началась, не было ничего удивительного. Ну а сараевские выстрелы, которыми часто наивно пытаются объяснить дальнейшую катастрофу, – только повод. Не было бы Сараева и Франца-Фердинанда – нашлось бы другое «Сараево», другой эрцгерцог…

– Николая II и царское правительство в целом сегодня обвиняют в том, что они неосмотрительно ввязались в войну, выступив в защиту Сербии. Насколько, на ваш взгляд, этот мотив был решающим для вступления России в войну или роль здесь сыграли иные факторы?

– Трагедия России начала ХХ века состояла в том, что она фактически не проводила целенаправленную внешнюю политику. Политика была, но это была политика, скажем так, отдельных людей, а не государства. Единой стратегической линии, которой неуклонно придерживалась бы страна, не существовало. На политику, помимо реальных факторов, оказывали мощное воздействие носившиеся в воздухе мистические представления, фантазии, идеи, которые никак не учитывались статистикой, но давали тем не менее импульс событиям. Если воспользоваться выражением барона Н. Е. Врангеля, огромную роль в России играли «побочные силы и случайные люди».

Поэтому в «спусковом механизме» Великой войны с русской стороны было намешано всё вместе. И панславизм – наивный, не просчитанный и не оформленный в доктрину, и убежденность в том, что Россия не может никак не реагировать на происходящие на Балканах события. К чему это привело, понятно. Но опять-таки это понятно нам сегодня, а тогда в представлении Николая II речь шла о локальной войне с Австро-Венгрией, по масштабу сопоставимой, может быть, с Балканскими войнами 1912-1913 годов. Безусловно, он не сомневался в победе. Военная победа была необходима России, в особенности после неудач 1904-1905 годов. Иногда память о громкой победе важнее для страны, чем сама победа, этой памятью страна может жить десятилетиями, и Николай II это понимал.

– В начале войны общество в России приветствовало вступление страны в войну, поддерживало императора, а менее чем через три года полностью изменило своё мнение, Российская империя зашаталась и произошла революция. Николай II был расстрелян вместе с семьёй. Была ли революция и гибель семьи императора прямым следствием вступления России в Первую мировую войну?

 – Я бы сказал так: гибель семьи императора была следствием Октябрьского переворота, Октябрьский – следствием Февральского, а вот Февральский переворот, конечно, был сконструирован именно в ходе Первой мировой войны, в течение 1915-1916 гг., и, не будь войны, вполне возможно, монархия в глобально модернизированном виде существовала бы в России по сей день. Николая II часто обвиняют во всех мыслимых грехах, в первую очередь в безволии и бесхарактерности – и как государственный деятель он действительно был далек от идеала (здесь не идет речь о его замечательных человеческих качествах – речь именно о политике, главе огромной страны). Но давайте вспомним, какое событие послужило причиной начала Февральского переворота. Это – твердая, непримиримая позиция, занятая Николаем II во время встреч в феврале 1917 г. с представителем Великобритании лордом Альфредом Милнером, который откровенно, в оскорбительной форме предлагал государю сделать Россию безвольным сателлитом Антанты. Император отказался и тем самым подписал себе смертный приговор. Но это был достойный уважения, высокий поступок государственного деятеля, который уважал и любил свою страну и своих подданных и ни в коей мере не был обделен волей.

 Сейчас принято говорить о том, что победу в Первой мировой у России украли, и это действительно так. Но стоит сказать и о другом. Во-первых, велика вероятность того, что к лаврам победителей Россия не была бы допущена даже в том случае, если бы в ней не произошли перевороты. Вспомним Сан-Стефано в 1878 году: никаких революций в России не было, но плодов победы в русско-турецкой войне западные дипломаты ее успешно лишили. А во-вторых, даже в случае официально признанной победы России в Первой мировой ее будущее вряд ли было бы безоблачным. Давайте на миг представим, что февральский переворот 1917-го не осуществился и в апреле Отдельная Черноморская морская дивизия Колчака взяла Константинополь, как это и планировалось. После этого война завершилась бы в пользу Антанты максимум в ноябре того же года. И сфера влияния России на юго-востоке расширилась бы невероятно, образовался бы огромный «южный пояс», в который вошли бы все новые территории, приобретенные Россией по праву войны, а также государства либо дружественные и родственные России, либо подконтрольные ей. Картина мира была бы в корне иной!..

И это, разумеется, рано или поздно привело бы к глобальному столкновению России и Великобритании, которая всегда с огромной тревогой взирала на любое расширение русской сферы влияния на востоке и юге. И какими бы были последствия этой уже не «Большой Игры» XIX века, а полноценной Второй мировой войны (а в том, что она приобрела бы именно такие масштабы, сомнений нет) – можно лишь гадать. Так что в итоге осуществление «босфорской мечты» стало бы для России скорее глобальной проблемой и головной болью на весь ХХ век, нежели глобальным успехом.

– Эту войну называют забытой. Насколько я знаю, вы вместе с Б.Б. Цитовичем многое делаете для сохранения памяти о Первой мировой войне в Белоруссии. Расскажите об этом более подробно.

– Благотворительный фонд «Крокi» был основан замечательным белорусским художником Борисом Борисовичем Цитовичем. Это поистине легенда – уроженец Урала, прекрасный график, человек светлой и высокой души. Еще в 1976-м молодым человеком он наткнулся в лесу недалеко от Вилейки на заброшенное кладбище времен Первой мировой. С тех пор возрождение памяти об этой войне стало смыслом его жизни, к этой деятельности подключилась вся семья Цитовичей – жена Валентина, сын Данила… В 2004-м в деревне Забродье Цитовичи воздвигли часовню Свв. Бориса и Глеба и основали в ней первый на постсоветском пространстве музей Первой мировой. Все его экспонаты имеют местное происхождение.

А затем появился и фонд «Крокi», председателем правления которого я являюсь. Название носит двойной смысл: кроки (с ударением на последнем слоге) – карта с нанесенными на ней конкретными объектами, и в то же время «крокi» по-белорусски – шаги. То есть вроде бы небольшие, неприметные, но целенаправленные действия по обустройству мест захоронений воинов Великой войны, возрождению памяти о них. В Вилейском районе фондом «Крокi» обихожены несколько русских воинских захоронений, установлены памятники воинам, самый большой из которых находится у деревни Русское Село (очень символичное название).

Памятник участникам Первой мировой войны у Русского Села

Память героев у братской могилы на Вилейском кладбище «Лесное» почтили участники почетного караула из военно-исторических клубов

Сейчас главный проект фонда – воздвижение надвратной часовни-памятника на входе на Вилейское кладбище, где лежат русские офицеры и солдаты, павшие при освобождении города в сентябре 1915 г. Кстати, интересное совпадение – тогда окрестности Вилейки освобождала бригада моего двоюродного прапрадеда генерал-майора Михаила Пантелеймоновича Михайлова, и за Вилейку он получил свою третью «звезду» – высокий орден Святого Владимира 2-й степени с мечами.

Так, извините за банальность, смыкаются времена, смыкаются поколения.

1 августа на Минском братском военном кладбище состоялся митинг-реквием в связи со 100-летием начала Первой мировой войны с участием министра обороны Беларуси Ю. Жадобина и посла России в РБ А. Сурикова

________________

Фото – http://news.tut.by/society/320321.html; 409484.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1139