Муса Джалиль: «Смерть моя песней борьбы прозвучит»
27.08.2014 | Анна МИНАКОВА | 00.00
A
A
A
Размер шрифта:

25 августа исполнилось 70 лет со дня гибели в гитлеровском плену татарского поэта Мусы Джалиля. И не имеет значения, был ли он великим поэтом, важно, что он был человеком с большой буквы, патриотом, борцом с немецким нацизмом, и именно таким останется в памяти наших соотечественников и всего человечества.

Муса Джалиль (Залилов) родился в 1906 г. в деревне Мустафино Оренбургской области. Учился в Оренбургском медресе «Хусаиния», где, кроме духовных дисциплин, изучал литературу, рисование и пение. У мальчика был хороший вкус: стихи он начал сочинять под влиянием Хайяма, Саади, Хафиза. В 1919 г. вступил в комсомол и продолжил учебу в Татарском институте народного образования. Потом был литературный факультет МГУ. По его окончании в 1930-е годы Джалиль работал редактором татарских детских журналов, заведовал отделом литературы и искусства татарской газеты «Коммунист», выходившей в Москве, накануне Великой Отечественной войны возглавлял Союз писателей Татарии. Написал либретто для опер «Алтын чэч» («Золотоволосая», 1941, музыка композитора Н. Жиганова) и «Ильдар» (1941).

Сейчас эти стремления и этот творческий ракурс могут показаться наивными, в чем-то даже простоватыми. Но в них есть то, чего недостает нынешнему поколению – беззаветная вера в добро, патриотизм, подкрепленные решимостью без колебаний отдать жизнь за победу справедливости и за свою Родину. Такое горение идеей и отсутствие страха перед лишениями свойственно и религиозным подвижникам, которые были готовы к любым испытаниям и шли на смерть, обращая взор к небесам и доверяя Создателю.

Когда началась война, Муса Джалиль без колебаний отправился на фронт, оставив в тылу жену и маленькую дочь.

28 февраля 1942 г. он писал своей горячо любимой пятилетней дочери: «Милая моя Чулпаночка! Наконец поехал на фронт бить фашистов-мерзавцев. Ты, наверное, в кино бываешь и видишь, как наши бьют и гонят с нашей земли фашистов. Вот так я тоже буду воевать. Когда совсем их выгоним и победим, я приеду. Будем праздновать твой день рождения».

В 1942 г. 2-я Ударная армия, в рядах которой сражался Джалиль, была отрезана от остальных соединений советских войск. 26 июня старший политрук М. Джалиль с группой солдат и командиров попал в засаду. Началась схватка, в ходе которой он был ранен и попал в плен. С этого момента в Советском Союзе он стал считаться пропавшим без вести, а впоследствии его вообще обвинили в пособничестве немецко-фашистским захватчикам.

Но на самом деле в плену Джалиль боролся с фашизмом. Пришлось идти при этом на всякие ухищрения. Так, он принял предложение немецкого командования вести культурно-просветительскую работу среди военнопленных в одном из так называемых национальных легионов. Эти легионы – туркестанский, армянский, грузинский и прочие – немцы намеревались использовать для борьбы с Красной армией. Джалиль попал в легион «Идель-Урал», где подключился к работе подпольной организации. Он тайно распространял среди пленных сводки Советского информбюро, печатал листовки, устанавливал конспиративные связи. Первый же батальон легиона «Идель-Урал», посланный на Восточный фронт и насчитывавший свыше 500 боеспособных штыков (по немецкому учету – 825-й батальон), восстал в районе Витебска, уничтожил немецких командиров и охрану и в полном составе с оружием перешел на сторону белорусских партизан.

В августе 1943 г. Джалиль и большинство членов подпольной группы были арестованы по доносу и отправлены в Моабитскую тюрьму в Берлине. Свои лучшие тексты поэт написал в застенках этой трагически знаменитой тюрьмы. Он добывал клочки бумаги, аккуратно срезая белые полосы с газетных страниц, сшивал их в небольшие блокнотики (10×7,5 см) и исписывал стихотворениями. Это – и исповедь, и завещание, и просто спасительный выплеск энергии, которой хватило бы на долгие годы и которую надо было реализовать в предельно сжатые сроки. Исполняя свое предназначение.

В заточении поэт создал свои самые глубокие и яркие произведения – «Мои песни», «Не верь», «Палачу», «Мой подарок», «В стране Алман», «О героизме» и другие. До наших дней дошли две моабитские тетради Джалиля. Весь моабитский цикл содержит 92 стихотворения и два отрывка.

Моабитская тетрадь

Судьба у тетрадок сложилась по-разному. «Арабскую» тетрадь из Моабитской тюрьмы вынес Габбас Шарипов, один из товарищей Джалиля, советский военнопленный. В лагере Ле-Пюи во Франции он передал ее Нигмату Терегулову. В марте 1946 г. благодаря Терегулову тетради Джалиля попали к председателю Союза писателей Татарии А. Ерикею. Оба спасителя тетради, Терегулов и Шарипов, по возвращении в СССР, увы, были обвинены в измене Родине. Н. Терегулов погиб в лагере, а Г. Шарипов провел там 10 лет.

На обложке «Арабской» тетради Джалиля химическим карандашом по-немецки (в целях конспирации) написано «Словарь немецких, тюркских, русских слов и выражений. Муса Джалиль. 1943-44 г.». А на последней странице поэт оставил свое завещание: «К другу, который умеет читать по-татарски и прочтет эту тетрадь… Если эта книжка попадет в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти их в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

Вторая моабитская тетрадь была спасена бельгийским патриотом Андре Тиммермансом, соседом Джалиля по камере. В 1947 г. он передал ее в советское консульство в Брюсселе. Тетрадь заканчивается стихотворением «Новогодние пожелания», датированным 1 января 1944 г., и словами: «В плену и в заточении –1942.9-1943.11 – написал сто двадцать пять стихотворений и одну поэму. Но куда писать? Умирают вместе со мной».

В тюрьме Джалиль делился своим хлебом с самыми ослабевшими узниками. Он говорил: «Все мы тут дети одной семьи».

Пускай мои минуты сочтены,
Пусть ждет меня палач и вырыта могила,
Я ко всему готов. Но мне еще нужны
Бумага белая и черные чернила!

Товарищи Джалиля, сумевшие вырваться из фашистского заточения, потом рассказывали, что на вопрос «Как дела?» измученный пытками поэт отвечал со свойственным ему остроумием:«Лучше, чем у Гитлера».

Приведем фрагмент посвященного А. Тиммермансу стихотворения.

Быть может, с горечью и солью
И боль сердечных ран пройдет...
Нальем! Так пусть же с этой болью
Уходит сорок третий год.
Довольно жизням обрываться!
Довольно крови утекло!
Пусть наши муки утолятся!
Пусть станет на душе светло!

25 августа 1944 г. Джалиль был переведен в специальную берлинскую тюрьму Плетцензее, где он и его десять товарищей были гильотинированы – за «подрывную деятельность».

Сердце с последним дыханием жизни
Выполнит твердую клятву свою:
Песни всегда посвящал я Отчизне,
Ныне Отчизне я жизнь отдаю.

Долгое время судьба Мусы Джалиля оставалась неизвестной даже его соотечественникам. Сразу после войны он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу, был включен в список особо опасных преступников.

Большую роль в реабилитации имени Джалиля и популяризации его творчества сыграл главный редактор «Литературной газеты» поэт и писатель К.М. Симонов. 25 апреля 1953 г. в «Литературной газете» была опубликована первая подборка моабитских стихов, сопровождавшаяся статьей К. Симонова. Публикация вызвала широкий общественный резонанс. С тех пор имя Мусы Джалиля ассоциируется с подвигом, жертвенным мужеством и бесстрашием.

2 февраля 1956 г. «за мужество, проявленное в боях с немецко-фашистскими захватчиками» Муса Джалиль посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. А еще через год за цикл стихов «Моабитская тетрадь» первым из советских поэтов стал лауреатом Ленинской премии. В 1968 г. о Мусе Джалиле был снят фильм «Моабитская тетрадь».

Есть прекрасный памятник поэту в Казани. А накануне 68-й годовщины гибели поэта памятник ему был открыт в российской столице. «В Москве теперь есть два памятника нашим великим писателям – Габдулле Тукаю и Мусе Джалилю, и в этом огромная заслуга мэрии Москвы», – отметил на открытии президент Татарстана Рустам Минниханов.

Памятник М. Джалилю в Москве

Вслушаемся еще раз в строки, рожденные в нацистском застенке:

Песня меня научила свободе,
Песня борцом умереть мне велит.
Жизнь моя песней звенела в народе,
Смерть моя песней борьбы прозвучит.
Теги: СССР  Россия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3078