Реэкспорт, контрабанда или союзнические договоренности?
02.09.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Среди массы политических и экономических вопросов, поднятых на прошедшей 26 августа в Минске встрече глав стран-участниц Таможенного союза с представителями ЕС и П. Порошенко,  немаловажное место заняла проблема незаконной транспортировки запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации продуктов из стран, присоединившихся к антироссийским санкциям. При этом впервые речь об этом шла в присутствии представителей Брюсселя, и в первую очередь комиссара ЕС по торговле К. де Гюхта.

 Во время своего выступления президент России, говоря о возможных потерях стран ТС из-за реализации Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, еще раз напомнил своим коллегам, что ущерб будет нести и Белоруссия, и Казахстан. Более того, многократно возрастает риск противозаконного реэкспорта на общий рынок Таможенного союза продукции стран ЕС под видом украинских товаров. По словам В. Путина, «даже в рамках Таможенного союза уже идет запрещенный сегодня к ввозу на территорию Российской Федерации из стран ЕС реэкспорт, в данном случае через Беларусь».

Российский президент даже наглядно продемонстрировал свои слова, показав участникам встречи фотографию, на которой было видно, как человек срывает с товара наклейку, где указана страна происхождения товара, и наклеивают новую: «Вот, подписано: страна происхождения – Беларусь. Наклейку сорвали – Польша».

Справедливости ради необходимо отметить, что В. Путин не только не обвинил в происходящем белорусскую сторону, а напротив – отметил усилия А. Лукашенко в «пресечении незаконной практики» и пообещал обсудить с ним болезненные темы серого реэкспорта «без прессы».

Так что же сегодня в действительности происходит на границе ТС и что реально может противопоставить Россия незаконному реэкспорту товаров?

В первую очередь, необходимо разобраться, насколько выгоден реэкспорт Белоруссии и Казахстану как государствам, которые могут серьезно пополнить свой бюджет за счет российских санкций. Если говорить об Астане, то всю первую неделю после оглашения Кремлем списка стран, продукты из которых запрещены к ввозу и реализации на территории России, здесь пытались подсчитать: на пользу или во вред казахской экономике, бизнесу и потребителям пойдет ограничительная мера северного соседа. Основные выводы оказались весьма скромными: динамика ВВП Казахстана лишь в небольшой степени связана с торговыми отношениями с РФ, а главный торговый партнер Казахстана – Евросоюз вряд ли сократит потребление казахстанской нефти в связи с санкциями. Возможностей же закрыть образовавшиеся на российском рынке пустоты своей продукцией у казахов весьма мало, так как объемов, достаточных для того, чтобы значительно расширить поставки в Россию, у них попросту нет.

Что же касается реэкспорта из Казахстана, то в данном случае ситуация выглядит довольно туманно. Несмотря на то, что официально первые попытки провезти запрещенный товар в РФ оперативно пресекались, в казахстанском Комитете таможенного контроля заявляют, что не планируют как-то ограничивать ввоз в РФ через свою территорию товаров из стран санкционного списка. Объясняется все очень просто. Во-первых, у казахстанских таможенников нет технической возможности ограничивать ввоз запрещенных товаров со своей территории, поскольку с июля 2011 года между Казахстаном и Россией нет таможенной границы. Во-вторых, даже если бы такая возможность была, «введение каких-либо запретов и ограничений, не предусмотренных международными конвенциями, в рамках взаимной торговли с Российской Федерацией будет являться нарушением международных договоров».

Таким образом, Астана формально отреклась от активного участия в войне санкций России и Запада, предпочитая держать нейтральную позицию. При этом необходимо отметить, что, по мнению ряда аналитиков, у Казахстана сегодня нет серьезной возможности зарабатывать на реэкспорте из западных стран, так как логистика поставок запрещенных товаров не предусматривает их массовую транспортировку через территорию республики. Именно это и позволяет Астане иметь более выгодную позицию в данном вопросе, чем у еще одного из участников ЕАЭС и ТС – Белоруссии, через территорию которой идет значительная часть европейских товаров в Россию.

Для белорусской стороны возможность заработать на сером реэкспорте товаров представляется сегодня если не манной небесной, то как минимум очень неплохой возможностью пополнить свои закрома. При этом надо учитывать, что в данном случае большая часть незаконной выручки осядет не в бюджете страны, а в карманах белорусских чиновников и связанных с ними коммерческих структур: только за первые недели после введения российского эмбарго в Белоруссии было создано более десятка крупных совместных предприятий, занимающихся импортом продовольствия.

Нынешняя позиция белорусских властей, которые пока не предпринимают серьезных действий по недопущению попадания на рынок РФ запрещенной продукции, объясняется довольно просто – на контрабанде в Россию можно заработать десятки, а то и сотни миллионов евро, попутно создав условия для европейских инвестиций в экономику страны. Причем Минск весьма умело прикрывается официальными заявлениями из Москвы. Например, глава Россельхознадзора С. Данкверт заявил, что если запрещенная продукция перерабатывается, то «после переработки она может поставляться в Российскую Федерацию. Если она не перерабатывается, то она должна быть употреблена на территории Беларуси». Эти слова, как и слова А. Лукашенко о том, что всегда «можно и докупить сырья для переработки, если его не хватает», фактически дали старт тому, что сегодня можно наблюдать в республике.

Несмотря на то, что у Минска пока есть формальное одобрение Москвы ввозить на территорию России запрещенную продукцию после ее переработки, необходимо понимать, что данный процесс весьма сложен и трудозатратен, так как белорусская переработка не может резко нарастить объемы производства: необходимы серьезные финансовые вливания в модернизацию и время для ее реализации. Поэтому гораздо проще «переклеивать наклейки», выдавая западную продукцию за свою. Тем более что у белорусов, увы, уже давно наработаны различные схемы не только реэкспорта, но и попросту контрабанды, которыми они пользуются еще с начала 1990-х годов. Например, можно вспомнить ситуацию, когда под документами на битую плитку (ввозная пошлина на нее была всего 2% от цены) в Россию ввозили бытовую электронику и дорогостоящую импортную мебель вплоть до введения в 1998 году таможенного контроля на российско-белорусской границе.

А чего стоят совсем недавние скандалы, когда Белоруссия беспошлинно ввозила в Россию сахар из импортного сахарного тростника под видом свекловичного или переправляла в ЕС бензин из российской нефти по документам «разбавителей-растворителей», не уплатив в бюджет России 1,5 млрд. долларов экспортных пошлин. Причем всякий раз белорусская сторона настаивала на своей правоте, обвиняя россиян в надуманности претензий. Даже в нынешней ситуации с фотографией, которую на минском саммите продемонстрировал В. Путин, белорусы быстро нашли что ответить. Уже 28 августа заместитель председателя Государственного таможенного комитета РБ С. Полудень заявил, что виной всему человеческий фактор – мол, при упаковке грибов-шампиньонов имела место не замена одной наклейки на другую, контрабандную, а в ходе санитарной обработки работники не полностью удалили старую маркировку с используемой ими польской многооборотной тары и пришлось это делать в момент снимка. Комментарии, как говорится, излишни.

В действительности, из-за прозрачности границ и несовершенства законодательства у белорусов сегодня есть довольно много различных схем переправки в Россию запрещенных товаров. Самой простой и распространенной является схема, когда в Белоруссии производится расфасовка импортной продукции, что позволяет изменить таможенный код товара. После этого продукция начинает считаться белорусской и спокойно уезжает в Россию. Например, сначала на белорусскую территорию ввозится беспошлинный табак, а затем дешевые белорусские сигареты продаются россиянам. Именно так на российских прилавках появились «белорусские» креветки, осьминоги, мидии и прочие продукты, которых в Белоруссии никогда не производили, по крайней мере в промышленных масштабах.

Помимо этого сегодня происходит и подмена документов на продукцию, которая якобы привезена не из ЕС, а из страны, которую не затронули санкции. О существовании такой схемы свидетельствуют многочисленные сообщения российских правоохранительных органов. Например, буквально через несколько дней после введения Россией эмбарго на сельхозпродукцию из ЕС, 18 августа, все тот же глава Россельхознадзора С. Данкверт официально заявил о попытке реэкспорта запрещенных европейских овощей и фруктов через Белоруссию. Россельхознадзор в течение нескольких дней зафиксировал поставку в Россию партий яблок, персиков, слив, томатов без указания страны происхождения или с указанием разрешенных Турции, Сербии, Македонии и ряда африканских стран. В ходе досмотров было установлено, что овощи и фрукты поставлялись из Польши, Словении, Нидерландов, Литвы и некоторых других стран Евросоюза: только в период с 11 по 15 августа были пресечены попытки ввоза такой продукции в 11 случаях общим весом более 93 тонн. И это только вершина айсберга: еще до введения санкций Федеральная таможенная служба РФ, подводя итоги первых двух лет работы ТС, отмечала, что «в тени» проходит половина товарооборота внутри интеграционного объединения.

В дополнение к перечисленным схемам существует и вариант, который является контрабандой в чистом виде – на европейский товар делается двойной комплект документов, ставятся штампы о том, что он прошел таможенную очистку в Белоруссии, а принимающая российская таможня «закрывает» на это глаза. Можно напомнить скандальные разоблачения Следственного комитета Белоруссии, по итогам которых оказалось, что в данном незаконном бизнесе была замешана даже сама таможенная служба, создавшая коммерческую фирму «Белтаможсервис» с платными услугами по таможенному оформлению грузов. Конечно, подобное не является обычным делом, однако и отрицать коррупцию в таможенных органах, к сожалению, нельзя. Поэтому нелегальной перевозкой товаров через границу заняты не только коммерческие структуры и фирмы, контролируемые государством, но и обычные граждане, особенно в приграничных с Россией регионах.

Сегодня проконтролировать объездные белорусские дороги, которыми пользуются жители приграничья, не в состоянии ни пограничники, осуществляющие только паспортный контроль и не имеющие права задерживать товар, ни Россельхознадзор, представители которого должны прибывать на место только в случае выявления подозрительной продукции. Усугубляет ситуацию и то, что большинство местных жителей как возили «для личного пользования» ящики польских яблок, испанских груш или лимонов, так и продолжаю их возить – как правило, багаж личного транспорта никто не досматривает. В дополнение к этому у многих жителей приграничных регионов есть возможность получить у местных органов справки о том, что у них имеется земельный участок и что продукция выращена на этой земле (это касается и молочных продуктов, меда, мяса скота и птицы). При наличии подобных документов ничто не мешает докупать товар у иностранных оптовиков и продавать его под видом своего (именно так в Россию попадает значительное количество украинского картофеля).

Возникает вопрос, каким образом можно исправить ситуацию, и кто в этом действительно заинтересован? Если рассмотреть происходящее внимательнее, то становится ясно, что Белоруссия, мягко говоря, никогда не планировала устанавливать жесткие барьеры для транзита товаров в Россию и, похоже, не собирается делать этого и сейчас. Еще при подготовке договора о создании Таможенного союза белорусская сторона протестовала против предложения россиян о совместном таможенном контроле по периметру всей границы ТС и не желала подписывать никаких документов на таких условиях. И как только было отменено декларирование товаров во взаимной торговле, а Россия отдала под контроль союзников границы ТС, контрабандный бизнес белорусов развернулся с новой силой. Правда, в Минске всегда отрицали и будут это отрицать, официально заявляя о своей решимости защищать интересы всех участников Таможенного союза.

Реальные инструменты противодействия незаконному реэкспорту и контрабанде запрещенного продовольствия, как это ни печально, имеются сегодня лишь внутри РФ, а ни Казахстан, ни Белоруссия не планируют всерьез заниматься проблемами своего партнера по ЕАЭС. Однако приходится констатировать, что данные инструменты, к сожалению, недостаточно эффективны. Например, мониторинга ситуации и проверки происхождения сомнительных партий сегодня явно недостаточно, а переход на систему электронной сертификации транзитных грузов только еще планируется. Проведение же рейдов по торговым сетям и вовсе выглядит бесперспективно. Видимо, именно поэтому за дело вынужден был взяться сам президент России, выведя проблему незаконного реэкспорта и контрабанды на уровень глав государств.

Конечно, превращать контрабанду европейской продукции ни в Белоруссии, ни в Казахстане в государственный бизнес никто не собирается. Тем более что увеличение товаропотока из стран ЕС в Россию, в том числе и незаконного, приведет лишь к постепенному разрушению Таможенного союза как единого торгового пространства, чего главы трех стран допустить никак не могут. Однако желание так или иначе заработать на российских санкциях нет-нет да возникает. Поэтому сегодня перед Москвой стоит, пожалуй, первоочередная задача в рамках ЕАЭС – обеспечить полную координацию совместных действий между его участниками.

Если этого не сделать сегодня, имея перед глазами реальную проблему контрабанды, то в будущем это может обернуться серьезными финансовыми потерями. Особенно в случае если ассоциация Украины и ЕС действительно начнет работать. В этой связи остается надеяться, что в столицах трех стран будут найдены компромиссные решения, а лидеры Белоруссии и Казахстана окончательно поймут, что их страны, пускай и в разной степени, но все же зависят и от России, и друг от друга.

__________

Фото – http://people.onliner.by/2014/08/28/putin-o-kontrabande-2

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1783