Новороссия: не пустить во власть клептократов
06.09.2014 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.07
A
A
A
Размер шрифта:

Гражданская война, затеянная украинской хунтой, продолжается. Число погибших в Донбассе с обеих сторон исчисляется уже десятками тысяч. Масштаб разрушений огромный. Преступники бьют по электрическим подстанциям, водоводам, крупным торговым комплексам, вокзалам, жилому сектору, детским садам и школам, работая на уничтожение Донбасса, убивая или изгоняя его население. Лупят из комплекса «Точка У», который при попадании не оставляет от объекта ничего, кроме воронки глубиной 12 м и диаметром до 6 м. Сбрасывают запрещенные международными конвенциями фосфорные бомбы и кассетные снаряды, которые навылет прошивают человека множеством иголок. В ряде мест разрушения от обстрела носят тотальный характер. В миллионном Донецке осталась треть населения.

Но, несмотря на эти «успехи», в «доблестной» армии украинских карателей царит разложение. Вояки, не любящие вступать в прямые боестолкновения с ополченцами, бегут, бросая оружие и бронетехнику. Или сдаются в плен. А иностранные наемники и доморощенные отморозки сдержать освободительное движение Новороссии не в состоянии.

Стало уже очевидно, что блицкриг, затеянный киевской хунтой в непокорном Донбассе, провалился. Один за другим ополченцы берут под свой контроль населенные пункты. Подарком в День шахтера, который горняцкий регион традиционно празднует в последнее воскресенье августа, стало известие о том, что донецкий и луганский аэропорты, где засели каратели, взяты ополчением. Эти точки агрессии, а также диверсионные группы, шнырявшие по городам в унисон с украинской армией, воюющей против собственного народа, кошмарили население обстрелами, взрывами, гибелью мирных горожан. Видимо, киевская власть, примерявшая на себя маску римского консула Катона Старшего, спала и видела, что «Карфаген должен быть разрушен». Однако успехи Новороссии заставили Киев сесть за стол переговоров. И оглушительное «поздравление» ополченцев Новороссии стало хорошим фоном для работы трехсторонней комиссии (ОБСЕ, Украина, Россия), которая начала работу 1 сентября в Минске.

 В нашу задачу не входит рассмотрение переговорного процесса, который закончится тем скорее, чем более успешными будут действия ополчения Донбасса. А что дальше? С этим и другими вопросами мы обратились к начальнику Главного управления мобилизации и пропаганды правительства Донецкой народной республики Алексею Александрову.

– 95% жителей Донбасса, проголосовавших на референдуме за независимость региона, ожидали крымского варианта быстрого вхождения в Россию. Но этого не получилось. В настоящий момент у нас есть три направления развития: это – создание полновесной республики Новороссия, в которую войдут Донецкая, Луганская и другие республики, это – присоединение региона к России любыми путями и третий путь – через невоенную экспансию вернуть все территории в лоно Русского мира. Мы не сепаратисты, а объединители русского народа. И будем объединять его на всех территориях проживания – до Львова, Тернополя, Приднестровья. Это всё территория проживания русского народа, который искусственно разделили, как когда-то Германию. Но рано или поздно такие народы объединяются.

– Заметим, что ни одно из этих направлений не предполагает оставление Донбасса в составе Украины. Еще в середине августа был взломан аккаунт Минобороны Украины, из которого следует, что потери украинской стороны уже превысили 12 тыс. убитыми и 19 тыс. ранеными. А недавно министр обороны Украины Валерий Гелетей в «Фэйсбуке» объявил о засекречивании потерь, потому как это представляет «угрозу военному потенциалу украинских войск». Оценивая потери с обеих сторон, приходишь к выводу, что число убитых с обеих сторон превышает 20 тыс. человек.

– Это очень много, во много раз больше, чем УССР потеряла за годы афганской войны. И за эти потери кто-то должен ответить. Донбасс потерял много людей. Но и с той стороны – это наши ребята, оболваненные американской пропагандой, или просто согнанные сюда на убой мальчишки. В любом случае, это все наши. За их гибель должны будут ответить и Порошенко, и Турчинов, и иже с ними. Поэтому ни о какой Украине речь уже не может идти. И лозунги типа «Украина едына» – это сказки вчерашнего дня. Есть еще некоторое количество патриотически настроенной проукраинской публики на территории бывшей УССР, но это временно, потому что осознание свершившегося к кому-то приходит уже сейчас, к кому-то придет чуть позже.

Здесь важно отметить, что в наш информационный век память укорачивается. Люди получают огромный объем информации, но ничего не помнят. Поэтому надо чаще возвращаться к истокам. С чего началось? После майдана, который говорил, что так жить нельзя, в Донбассе решили провести референдум и спросить у свободных граждан, как нам жить дальше?

На донбасский референдум украинская власть ответила ракетными обстрелами городов, убийствами мирных граждан. Они стреляли не только в нас, они стреляли в свободу.

И вокзал (на снимке – привокзальная площадь Донецка после обстрела), и ДК «Юность» скоро будут восстановлены

– Алексей Георгиевич, на Украине все последние 20 лет говорили о референдумах. Но власть игнорировала не только саму идею, но и миллионы подписей, собранных за проведение референдума. Власть не хотела знать мнение народа.

– По большому счету власть знала это мнение, именно поэтому делала все, чтоб не допустить всенародный опрос. Ни для кого не было секретом, что в русскоязычных регионах большая часть людей вообще не считают себя принадлежащими к Украине. Агрессивная пропаганда в течение 23 лет немного сдвинула общественное мнение, но очень незначительно. Референдум в Донбассе и последующие события показали, что украинскую идею здесь поддерживали исключительно представители оторванной от корней молодежи и «флюгерная» бюрократия. Поэтому власть и не решалась проводить референдум – ответ был заранее известен. Хунта отреагировала «Градами», убийствами мирных жителей и другими преступлениями.

– Приближается осень, затем зима с ее холодами. Задачи обеспечения населения газом, теплом, электричеством становятся первоочередными. Мы знаем, как Украина поступала недавно с Крымом: отключали электроэнергию, перекрывали канал питьевой воды. Может, ветка ставропольского газа, которая не имеет отношения к магистрали Уренгой–Помары–Ужгород станет спасительной для Донбасса?

 – Если вы помните, одно из трех хранилищ газа находится на территории ЛНР и ДНР. Поэтому, я думаю, зимой Донецк без газа не останется. Тем более здесь есть эта ветка. Вот для Украины дело обстоит хуже.

– Ей, наверное, придется остыть…

– Это повторение опыта гитлеровской Германии. Нацизм развивается по одной схеме, одному алгоритму. И пока он не будет побежден военным путем – не будет прояснения в головах…   Военное поражение украинского нацизма неизбежно. Украина воюет как бы сама с собой. Отрубая финансовую систему Донецкой и Луганской областей, она тем самым рушит свою собственную. Отключая электричество и газ Донбассу, она вынуждает, скажем так, своих противников ответить тем же. Используя агрессивную политику в отношении России, она дает основания восточному соседу вести себя достаточно жестко по отношению к ней самой.

Поражение хунты неизбежно. Даже если западные союзники подбросят ей денег и вооружения, это не поможет. Ведь что делает Запад: он науськивает своих ставленников в украинской власти на Россию, а потом, чтобы слегка утихомирить ее, велит пойти на какие-то уступки. Это война за льготы для Запада. Цену на газ, например. С России еще долго будут пытаться получить преференции, но Украину сдадут. Может, после военного поражения наступит прояснение в мозгах…

 – В свое время мы отказались от коммунистической идеологии, теперь капиталистическая нам пришлась не по нутру. Возможно, наступил момент «региональной» идеологии? Если народ Донбасса сейчас страдает, то за что, за какое светлое будущее?

– Надо признать: те цели, которые видел перед Донбассом каждый шедший на референдум гражданин, не только не достигнуты, но пока и не ставятся. Все хотели уйти в Россию. На данном этапе Россия нас к себе не берет. Она помогает скорее политически.

– Сегодня вся идеология базируется на антифашизме, но этого для создания независимого государства недостаточно…

Сейчас происходит процесс переосмысления. Если Россия будет как и до этого дистанцироваться, то нам придется перейти к интравертной политике, к политике закрытости. Нет, не в рамках Донецкой и Луганской республик, а в рамках нескольких областей. Думаю, что процесс продвижения антифашистских сил в Харьковскую, Одесскую, Запорожскую области будет нарастать. Раньше или позже там произойдут такие же события, как и в Донбассе. Выглядеть это будет несколько иначе, но освобождение неизбежно. Дальше – посмотрим.

На Львов –  через Киев!

Возвращаясь к идеологии, скажу, что все равно это будет идеология Русского мира, как сейчас говорят, «православного коммунизма». Проекты 20-го века себя изжили, сейчас в муках в Донбассе рождается пассионарное православие, о котором так много говорили мыслители. Эра православия по Достоевскому уже на пороге. Мы ее здесь куем. Это выглядит довольно жестко и неаппетитно, как любая революция, любая война, но из этого процесса, думаю, родится что-то большое и светлое. Рождение – это всегда кровь и муки.

– Освободив Донбасс, ополчение столкнется с кадровой проблемой. «Флюгерная» бюрократия уже себя проявила и ей не место во власти. Мэры городов или сбежали, или переметнулись. К тому же Донбасс – это не Тернопольская область, где один город, а остальное – села. Здесь города, причем солидные. Тот же Славянск.

– Я бы шире поставил этот вопрос – как вопрос о смене элит. Уходит постсоветская элита. Случайная. «Внучата Горбачева» – плод деятельности предательского ЦК КПСС. На смену им должна прийти новая генерация. Люди будут вынуждены строить новую жизнь. Предстоит не столько стимулировать их, сколько сдерживать возвращение старых кадров. Наша задача: не пустить старую клептократическую квазиэлиту к властным рычагам.

– Недавно я присутствовал на круглом столе донецких ученых – политологов, экономистов, философов. И еще раз убедился в том, что в Донецке есть свои толковые кадры.

– Именно это я и имел в виду, когда говорил, что жизнь заставит нас идти навстречу друг другу. Наша интеллигенция еще с советских времен в большинстве своем запуганная и инертная. Люди боятся взять на себя ответственность, выступить с инициативой. Но на фоне революционных событий многие поймут, что надо быть более активными. Потихоньку это приходит. Сейчас фронт отодвинется – и мы увидим другой Донецк. Как бы там Запад ни морщился, какие бы он санкции ни объявлял, сюда придут большие деньги.

С одной стороны, война – это зло, это отвратительно, с другой – произошла расчистка. Снесены предприятия, которые и морально и физически устарели. Поэтому здесь можно строить совершенно новую индустрию. Благо рабочих рук хватает, мозги есть. Придут деньги – и здесь будет большой бум. Строительный, индустриальный. Для этого есть все предпосылки.

День независимости Украины Донецк отметил выставкой разбитой бронетехники карателей

– Что стоит за изменениями в правительстве ДНР, уходом старых руководителей и приходом новых?

– Изменение обстановки и появление новых задач. Мы поначалу не изобретали велосипед, а воссоздали правительство по советскому образцу. Как показала жизнь, оно плохо подходило для ситуации войны. А сейчас появилась возможность строить правительство с другой структурой. За основу мы будем брать российский вариант, но корректировать с привязкой к региону. Наверное, и самой России будет интересна эта «лабораторная» работа, в случае успеха которой будет хороший образец для дальнейшего применения.

Новое правительство работает более эффективно. Параллельно с вооруженной защитой региона от карателей в освобожденных районах налаживается мирная жизнь. Для того чтобы справиться с мародерством и вооруженным беспределом людей, действовавших якобы от имени республики, в УК ввели подрасстрельные статьи. Работают медучреждения. Несмотря на потери и разрушения учебных заведений, с 1 октября начнется новый учебный год. Возвращаются учителя и врачи. Последних Киеву не удалось выманить на Западную Украину обещанием двойных зарплат. Мы благодарны России за гуманитарную помощь. Но понимаем, что только ценой больших усилий мы сможем выбраться из той разрухи, в которую ввергла нас киевская хунта.

– Олигархи давно поделили Украину на подконтрольные зоны. Этот секрет Полишинеля недавно озвучила бывшая глава Фонда Госимущества Украины Валентина Самсоненко, за что, судя по всему, ее и убили. Но, наверное, сейчас говорить о национализации или реприватизации довольно сложно. Что будет с олигархами и их собственностью?

– Это тяжелый случай. Думаю, что в сложившихся обстоятельствах им лучше уехать. Если они попытаются вернуться, то при всех их деньгах жить им здесь будет очень тяжело. И дело не в моем хорошем или плохом к ним отношении. Ведь все понимают, что кровопролитие спровоцировано большим бизнесом, хоть мера ответственности у каждого своя. Олигархи забыли, что большие деньги – это не только показатель причастности к элите и какие-то неограниченные права и житейские радости, но и высокая ответственность. Об этом они забыли. Поэтому и произошли все эти кровопролития, бремя вины за которые лежит на всех без исключения участниках «элитных клубов», к какой бы партии они ни принадлежали. Поэтому лучше им собраться и уехать. Люди даже готовы простить им «честно заработанное непосильным трудом» при условии, что они никогда сюда не вернутся.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2466