«Креветки из Белоруссии» обнажили просчеты в Таможенном союзе
12.09.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Как известно, после введения эмбарго на ввоз в Россию ряда продовольственных товаров из ЕС и иных стран, присоединившихся к антироссийским санкциям, среди множества специалистов появилась уверенность в том, что попавшие под запрет продукты, так или иначе, найдут свой путь на российский рынок. Главными виновниками этого называют партнеров России по Таможенному союзу и Евразийскому экономическому союзу – Белоруссию и Казахстан. И это при том, что согласно договору о формировании ТС, его члены должны проводить общую торговую политику: если Москва вводит запрет на говядину из стран ЕС, то запрет должны ввести и ее партнеры. Однако в Кремле пока предпочитают не давить на Минск и Астану, давая им возможность самостоятельно прийти к пониманию необходимости проведения скоординированной внешнеторговой политики. Тем более что нынешняя ситуация выявила не только проблему несогласованности действий трех государств, но и в очередной раз продемонстрировала ряд серьезных просчетов и недоработок при создании ТС и ЕАЭС.

Товарооборот между странами Таможенного союза за последние три года вырос более чем на 50% и по итогам 2013 года составил 66,2 млрд. долларов США. При этом Казахстан и Белоруссия заняли третье место по внешнеторговому балансу России после Европейского союза (440 млрд. долларов) и Китая (87 млрд. долларов). Однако, несмотря на столь стремительный рост торговли, в интеграционном объединении трех стран остается ряд моментов, которые не только тормозят его экономическое развитие, но и способны свести на нет все усилия последних лет.

В первую очередь, речь идет о так называемом сером товарообороте, ущерб от которого в области экономического развития как самих стран-участниц, так и всего ТС сложно переоценить. По оценкам экспертов и специалистов Федеральной таможенной службы РФ, около половины от всего товарного оборота на рынке Таможенного союза находится в тени. При этом реальная ситуация может быть еще печальнее – как показывает практика, официальная статистика может сознательно искажаться на государственном уровне таможнями Белоруссии и Казахстана. Поэтому российским таможенникам достаточно сложно точно определить реальные объемы товаропотоков из этих стран в Россию и наоборот.

Причина сложившейся ситуации лежит в самой сути созданного Таможенного союза, когда в 2010 году было отменено декларирование товаров во взаимной торговле. Практически тогда же для учета объемов торговли России с Белоруссией и Казахстаном было выпущено постановление российского правительства, предусматривающее добровольную подачу статистических данных участниками внешнеэкономической деятельности, что фактически означало отказ от жестких мер контроля за товаропотоками внутри объединения. По мнению ряда аналитиков, подобная мера является осознанной государственной политикой стран-членов Таможенного союза, в первую очередь Казахстана и Белоруссии, так как их экспортеры, перепродавая товары, ввезенные на таможенную территорию, в Россию, пополняют свои бюджеты валютой. Создание же дополнительных бюрократических преград может негативно сказаться на валютной выручке стран. Поэтому уже довольно продолжительное время в Белоруссии и Казахстане работают схемы безучетных поставок товаров на российский рынок.

Например, в Смоленске или любом другом городе России регистрируются фирмы, которые в действительности работают в Белоруссии. В дальнейшем якобы произведенная здесь продукция идет на российский рынок без всякого учета и дополнительного контроля. Необходимо отметить, что подобная схема стала особенно популярна и потому, что в настоящее время значительная часть белорусского бизнеса из-за внутренней экономической политики государства переносит свое базирование на территорию России. А в ближайшем будущем, если будут приняты предлагаемые сегодня белорусским правительством меры по увеличению ставок подоходного налога, НДС и иных косвенных сборов, данный процесс только ускорится.

 Дополняет остроту указанной проблеме и тот факт, что на сегодняшний день внутри ТС ликвидирован таможенный контроль, а проведение контроля на местах поступления товаров, например в Москве, Санкт-Петербурге и иных городах России, выглядит крайне неэффективным и затратным. По мнению аналитиков, снятие внутренней таможенной границы облегчило работу бизнеса только в Белоруссии и Казахстане. Российские же производители только проиграли, так как именно им приходится нести на себе основной груз борьбы с импортными товарами и контрафактом. Поэтому уже не первый год ведутся разговоры о том, что России необходимо ввести свою таможенную службу на внешних границах ТС или хотя бы поставить туда собственных таможенных представителей. В первую очередь, это касается границы Казахстана и Китая, а также Белоруссии и Евросоюза. Однако решение этого вопроса вызывает крайне негативную реакцию со стороны Астаны и Минска, где напрямую заявляют о том, что это их суверенное право – контролировать свою таможенную границу. При этом любые аргументы в пользу того, что сегодня границы ТС являются, по сути, и внешними границами российского рынка, который составляет более 90% всего рынка Таможенного союза, полностью игнорируются.

Подобное положение вещей уже привело к тому, что на российском рынке стали появляться продукты, которые по бумагам произведены в Белоруссии или Казахстане, однако на деле были попросту туда импортированы и переправлены в Россию. Правда, в данном случае Минск ведет себя более корректно – белорусы стараются продавать на российский рынок продукцию пусть и с небольшой, но все же добавленной стоимостью. Проще говоря, собранную, упакованную или переработанную на территории республики. Казахстан же напрямую получает товары из Китая (готовые тюки с ширпотребом) и, не раскрывая их, переправляет на российскую территорию. При этом необходимо учитывать, что транзит китайского ширпотреба в Россию сложился в Казахстане еще задолго до создания Таможенного союза, а коррупционные схемы после отмены таможенного контроля на российско-казахской границе только упростились.

Необходимость решения проблемы так называемого серого импорта неоднократно поднималась на самом высоком уровне, однако до сих пор стороны не смогли найти консенсус, отстаивая свои собственные интересы. Немаловажную роль в данном процессе, по мнению многих аналитиков, мог бы сыграть общий таможенный кодекс ЕАЭС, в рамках которого были бы решены множественные вопросы оформления и контроля ввозимых на единую таможенную территорию товаров. Об этом, в частности, было заявлено на пятом заседании Консультативного комитета по вопросам предпринимательства при Коллегии Евразийской экономической комиссии, проходившей в конце августа в Бресте.

Более того, на встрече был предложен и сам проект такого кодекса, где были представлены предлагаемые нововведения: взаимное признание уполномоченных экономических операторов, перспективы исключения представления при таможенном декларировании документов о подтверждении соответствия требованиям технических регламентов Таможенного союза, меры, направленные на развитие механизма единого окна, и т.п. Однако, как считают многие, этих мер будет явно недостаточно, чтобы поставить серьезный заслон на пути «серого» импорта, тем более что даже по многим статьям кодекса у сторон есть серьезные разногласия, а реальные сроки его введения (1 января 2016 года) могут быть пересмотрены.

Таким образом, необходимо констатировать, что, отменив таможенный контроль одновременно с установлением общего таможенного тарифа на внешней границе, страны ТС не были готовы или не хотели видеть те проблемы, которые могли возникнуть в процессе существования единого таможенного пространства. Более того, был полностью проигнорирован и опыт Европейского союза, где таможенный союз был создан еще в 1957 году, но контроль на границах сохранялся еще в течение 35 лет. Теперь же странам-участникам ЕАЭС придется столкнуться с куда более серьезными вопросами, от решения которых будет зависеть судьба объединения.

Речь идет о еще одной немаловажной проблеме внутри как ТС, так и ЕАЭС – контрабанде. Причем основной контрабандный поток направлен в сторону России как со стороны Белоруссии, так и Казахстана. Так, казахстанская граница с Синьцзян-Уйгурским автономным округом Китая открывает республике огромные возможности для поставок на российский рынок транзитом через свою страну китайского ширпотреба. Здесь существуют даже хорошо укомплектованные огромные перевалочные пункты, где китайская продукция концентрируется, а затем переправляется на территорию РФ. И сложившаяся ситуация с созданием ТС только усугубилась. Об этом можно судить хотя бы по тому, что, как только Таможенный союз начал работать, терминалы на Дальнем Востоке практически опустели, а поток китайских товаров только вырос.

Однако нельзя считать, что только Россия страдает от контрабанды. Тот же Казахстан сам является ее жертвой. Например, сюда направлен нелегальный поток автомобилей, и в первую очередь из Белоруссии. В данном случае схема проста: машины из европейских стран завозятся на территорию РБ, чтобы потом по подложным документам (как снятые с учета в белорусском ГАИ) быть отправленными на территорию Казахстана без таможенной очистки. В Казахстане автомобиль уже легализуется на основании белорусского техпаспорта, регистрируется в органах полиции и перепродается другому лицу. Только в прошлом году здесь было возбуждено 191 уголовное дело по 645 транспортным средствам. И это лишь верхушка айсберга.

Похожая ситуация наблюдается и в отношении Белоруссии, где контрабанда в направлении Европы и обратно приобретает массовый характер. Происходит это как на государственном (пресловутая история с растворителями и разбавителями, под видом которых белорусы поставляли в ЕС бензин и дизельное топливо), так и на местном уровнях. Для примера можно привести ситуацию, когда только за один день белорусские пограничники обнаружили 730 тысяч пачек сигарет стоимостью около 4,8 млрд. белорусских рублей, предназначенных для нелегальной переправки в страны ЕС. Табачную контрабанду обнаружили не только в тайниках грузового автомобиля, но и в полувагонах под лесоматериалами, что говорит о причастности к контрабанде далеко не рядовых работников железной дороги.

Усугубляет ситуацию и невозможность из-за отсутствия границы контролировать любые транспортные, товарные или пассажирские потоки. Конечно, на трассе можно поставить контрольный пункт, но всегда есть возможность по сельским дорогам спокойно перевезти абсолютно все что угодно. Это значит, что как только «серый» или «черный» импорт попадает на территорию ТС, он легко проскочит из одной страны в другую. Поэтому на сегодняшний день вопрос об ужесточении контроля именно на границах Таможенного союза является одним из наиболее острых и требует немедленного разрешения. Тем более что контрабанда наносит вред абсолютно всем участникам объединения и препятствует созданию единой системы закупок в рамках ТС.

Дополнительно необходимо отметить, что катализатором ухудшения ситуации в сфере «серого» товарооборота и контрабанды может стать вступление в ТС и ЕАЭС новых его участников. В первую очередь, речь идет о нынешних претендентах – Киргизии и Армении. Причины принятия двух этих республик эксперты видят разные: для России речь идет об укреплении геополитического влияния в регионе, для Казахстана – о возможности контролировать ситуацию у неспокойных соседей, а для претендентов на место в ЕАЭС – о шансе на модернизацию и улучшение экономической системы своих стран. Однако подобные выгоды несут в себе ряд опасных моментов и не только экономического характера. Конечно, в экономики Армении и Киргизстана придется вкладывать большие средства, чтобы подтянуть их к стандартам ЕАЭС. Однако в условиях кланового характера местных элит и высокой степени коррупции в этих странах финансовые вложения сюда выглядят, к сожалению, крайне бесперспективными, что создает опасность превратить новых членов в постоянно дотационные регионы.

Кто будет главным донором повышения уровня жизни в Армении и Киргизстане, по-видимому, очевидно. И это при том, что после расширения ЕАЭС на плечи России ляжет еще одна серьезная проблема – их границы. Например, у Армении, которая не имеет общей границы с ТС и ЕАЭС, сегодня крайне непростые отношения с Азербайджаном из-за Нагорно-Карабахской республики. Это означает, что Москве придется брать на себя груз решения армяно-азербайджанского конфликта, что в нынешних условиях видится весьма проблематичным делом.

С Киргизией ситуация выглядит не лучше, так как после включения этой республики в состав ЕАЭС объединение получит почти 500 км открытой границы из-за неурегулированных пограничных вопросов между киргизами и Узбекистаном. В этом случае сама идея общего защищенного таможенного пространства может быть полностью перечеркнута. Если к этому добавить возможность увеличения наркотрафика через открытые и неконтролируемые границы со среднеазиатскими республиками, то проблема принятия новых членов в ТС и ЕАЭС дополнительно приобретает и социальную окраску, так что решить ее только экономическими способами будет невозможно. Принятие же политических решений в данном регионе может спровоцировать США и их союзников, которые не перестают считать его своей вотчиной.

Исходя из всего вышеперечисленного, можно констатировать, что сегодня перед ТС и ЕАЭС в полный рост встали множественные проблемы, решение которых долгое время откладывалось. Однако нынешняя ситуация, связанная с ухудшением отношений между Россией и странами Запада в конечном счете заставляет участников интеграционного процесса обратить на них свое внимание. В настоящий момент у стран Таможенного союза появилась прекрасная возможность абстрагироваться от личных амбиций и совместными усилиями довести до логического конца то, что было начато несколько лет назад.

____________

Фото – http://masgid.ru/articles/795-prohozhdenie-tovara-cherez-tamozhnyu.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3417