«Атака мертвецов»
17.09.2014 | Артём ПЕРЕБОЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Почти год, с сентября 1914-го по август 1915-го оборонялась русская крепость Осовец. За это время русские солдаты совершили много подвигов, выживая и сражаясь среди того ада, который немцы устраивали с помощью крупнокалиберных снарядов и газовых атак. Но один из эпизодов этого противостояния заслуживает того, чтобы быть описанным отдельно. Это так называемая атака мертвецов. Почему так называемая? Потому что во время Первой мировой войны её так никто не называл. «Атакой мертвецов» это событие стало под пером современных публицистов, которые первыми подняли тему русских подвигов в Осовецкой крепости. Однако стоит указать, что самым первым такое название русской контратаке дал не кто иной, как участник обороны крепости Сергей Хмельков, который в 1939 году написал специальное исследование. Именно тогда впервые прозвучало название «атака мертвецов».  

События, связанные с этой атакой, произошли 6 августа 1915 года (по старому стилю 24 июля). Немцы долго ждали такой день. Первые два штурма Осовца не увенчались успехом. Русская пехота, находившаяся на позициях перед крепостью, при поддержке крепостной артиллерии отражала вражеские атаки. Поэтому третий штурм, по мысли немцев, должен был увенчаться успехом. Чтобы наверняка достичь успеха, они решили применить новый вид вооружения – отравляющие вещества. К позициям русских войск было свезено несколько тысяч баллонов, начинённых хлором с примесью брома. Немцы расположили газобаллонные батареи максимально близко, насколько это было возможно, к русским позициям. Оставалось лишь ждать попутного ветра.

Кайзеровское командование отнюдь не считало химическое оружие варварским

В наступлении на русские позиции немцы сосредоточили помимо газобаллонных батарей ещё три десятка тяжёлых орудий, батальон сапёров, 4 полка и 4 батальона пехоты. На тот момент этой силе противостояли 9 русских рот пехоты, вооружённых винтовками и пулемётами, а также некоторым количеством противоштурмовых орудий. В общем, силы даже без газовых баллонов и артиллерии были неравными.

Итак, 6 августа в 4 часа утра немцы наконец-то дождались нужного направления ветра и пустили газ. На русские позиции пошло тёмно-зелёное облако смеси хлора и брома. Передовые окопы русской армии были расположены очень близко от источника газа, поэтому через пять минут облако накрыло сторожевые пикеты, разведчиков и других, находящихся впереди солдат, очень быстро оно достигло первой линии окопов. Противогазы у защитников Осовца были редкостью, но солдаты широко пользовались газозащитными повязками, не очень хорошо защищавшими, но хоть чем-то помогавшими пережить газовую атаку. Да и обычные тряпки, которыми закрывали лицо, также были в ходу. Однако эти средства не могли спасти от длительного воздействия газа. Газовое облако начало расходиться и очень быстро растянулось на 8 километров по фронту и на 15 метров в высоту. Эффективное поражающее действие отравляющих газов сохранялось на расстоянии до 12 километров, а само облако прошло около 20 километров. Этого с лихвой хватало и на передовые позиции русской пехоты, и, собственно, на крепость.

Схема газовой атаки на Осовец

Газовая атака была страшной. Из девяти русских рот, находившихся на передовой, три роты погибли полностью, ещё в одной осталось лишь 40 человек, а в рядах трёх рот, защищавших правый фланг, в строю осталось лишь 60 человек. Стоявшая чуть глубже рота резерва потеряла половину солдат. О потерях ещё одной роты сведений нет, но так как бойцы находились рядом со своими товарищами на передовой, жертвы также должны были быть огромны. Неспособных держать оружие, но способных передвигаться солдат с передовой отправляли в тыл, часть из них умерла по дороге, повторно отравившись. Отравленные солдаты стремились к воде, которая скапливалась в низинах, не понимая, что там, помимо воды, скапливается и газ.

Гарнизон, находящийся в крепости, постарался закрыться в помещениях, законопатив двери и окна и поливая их водой. Но тут ударила немецкая артиллерия. Она обстреливала и передовые русские окопы, стараясь подавить всякое сопротивление, и пространство между передовыми окопами и крепостью, чтобы не дать шансов подтянуть резервы, и саму крепость, чтобы окончательно подавить русскую крепостную артиллерию и обеспечить своей пехоте максимально комфортные условия наступления. Причем немцы обстреливали русские позиции не только обычными, но и химическими снарядами, начинёнными отравляющими веществами. В общем, по оценке специалистов того времени, к моменту начала немецкой атаки на всём фронте в несколько километров осталось лишь 160-200 отравленных русских солдат, способных держать оружие. На помощь уже мобилизовывали резервы из крепости, но они собирались среди облака газа и под непрерывным немецким обстрелом. Описывая воздействие газа, очевидцы говорили, что трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели, а листья на деревьях пожухли и опали, накрывая, как саваном, погибших от газовой атаки солдат. Все медные предметы покрылись толстым зелёным слоем окиси хлора, все негерметически закрытые продукты оказались непригодны к употреблению.

Немцы всегда славились педантизмом. И в этот раз немецкие офицеры посчитали, что такого количества газа и снарядов хватит для подавления всякого сопротивления русских войск. Более того, они подготовили обозы для перемещения вперёд и даже похоронные команды, чтобы сразу похоронить погибших русских солдат на захваченных позициях. Немцы понимали, что такая концентрация газов и снарядов не должна оставить ничего живого. После того как газы ушли в сторону крепости, на русские окопы двинулись немецкие цепи. Специальные команды резали колючую проволоку, чтобы освободить проход основным силам. Самый край левого фланга русской позиции к тому моменту никем не защищался – 11-я рота Земляндского пехотного полка погибла полностью. Немцы заняли деревню, но попали под скопившиеся здесь свои же газы. К этому времени подоспели остатки 12-й роты (около 40 человек), которые окончательно остановили полк немцев, но отбросить их в силу своей малочисленности не смогли.

Правый фланг русских оказал упорное сопротивление. Двадцать отравленных русских солдат с двумя пулемётами смогли отбить атаку трёх немецких рот, не дав возможности противнику даже проделать проходы в проволочных заграждениях. Поспешивший на помощь резервный немецкий батальон был остановлен группой разведчиков Ливенского полка, направленных из крепости для выяснения ситуации. Успех сопутствовал немцам лишь в центре русской обороны, где они продвинулись через позиции двух полностью погибших от газов русских рот. Наступавшие вышли к позициям роты резерва, потерявшей от газов половину своего состава. Казалось, что фронт взломан и прямой путь прямо под крепостные укрепления открыт. Но тут ожила русская артиллерия. Из крепости, над которой ещё клубился тёмно-зелёный газ, в сторону наступающих немецких полков понеслись снаряды. Орудийные расчеты, несмотря на продолжающее движение облако хлора и брома, занимали места согласно боевому расписанию и начинали обстрел наступающих.

А в это время крепостное начальство собирало все силы, которые можно было найти, чтобы бросить на ликвидацию немецкого прорыва. Такой приказ поступил трём ротам Земляндского полка – 8-й, 13-й и 14-й. Они направились в разные точки русской позиции, теряя солдат от газов и огня немецкой артиллерии. На левом фланге подошедшая 14-я рота опрокинула немецкий полк, две остальные бросились закрывать прорыв в центре.

Атака одной из этих рот, а именно 13-й роты Земляндского пехотного полка, и стала впоследствии называться атакой мертвецов. Рота разворачивалась в атаку на заражённой газами территории под огнём немецкой артиллерии, стрелявшей с том числе и снарядами, начинёнными газом.

Германцы шли огромной массой примерно в 7 тысяч штыков, когда из смешанной с отравляющими газами пыли появилось около 60 воинов. По немецким расчётам, русские солдаты после сильной газовой атаки и артиллерийского обстрела должны были быть мертвы. И вдруг эти мёртвые идут в атаку. Русские шли в атаку с обмотанными тряпьём лицами. Так солдаты спасались от газов. Из лёгких шла кровь, поэтому тряпьё было в кровавых подтёках. Кожа на открытых участках тела была в волдырях или лопалась. В популярной и не только популярной литературе пишется, что русские солдаты, идя в атаку, пытались кричать «ура». Но отравленные газами люди вряд ли были способны на это, ведь сожжённые газом лёгкие не позволяют кричать. Скорее всего, русские шли в атаку молча, ещё более усиливая впечатление о наступающих мертвецах.

«Атака мертвецов» (историческая реконструкция)

Немцы не выдержали и начали в беспорядке отходить. В их рядах возникла паника. Тут, помогая своей пехоте, огонь открыла русская крепостная артиллерия. Немецкие ряды смешались окончательно, часть солдат, стараясь побыстрее убежать от наступающих полуживых русских, попыталась перебраться через проволочные заграждения, но их и там доставали русские снаряды. Руководил этой атакой уроженец древнего Пскова подпоручик Владимир Котлинский. Под руководством подпоручика остатки 13-й роты выбили противника с передовой линии русских окопов, вернув ранее захваченные немцами противоштурмовое орудие и несколько пулемётов. Уже в конце атаки, когда солдаты сделали невозможное, обратив в бегство намного превосходящие силы противника, Котлинский был смертельно ранен. Перед смертью он успел передать командование сапёрному подпоручику Стрежеминскому, который и довёл атаку до конца.

После «атаки мертвецов» у немцев осталась лишь одна позиция, на которой они сумели закрепиться. От 13-й роты оставалось уже не 60 человек, а меньше. Что-то произошло с подпоручиком Стрежеминским (вероятно, тоже погиб), так что остатками роты командовал уже прапорщик Радке. Русские «мертвецы» после удара крепостной артиллерии бросились на последний пункт обороны немцев и захватили его. Им достались трофеи в виде немецкого оружия и большого количества снаряжения, в плен попало 25 немецких солдат, а потери убитыми и ранеными были гораздо больше.

Горстка храбрецов смогла сделать практически невозможное: к 11 часам утра русские войска вернули себе все позиции, захват которых так долго готовился противником. За 7 часов боя немцам, использовавшим новейшие достижения военной промышленности, не удалось сделать ничего. Русские позиции возвратились к своим прежним границам.

История не сохранила большинства имён тех, кто участвовал в атаке мертвецов, кто оборонялся и погибал в этот день на других участках, защищая Осовец. Да и последовавшие после 1917 года события не давали возможности сохранять память о дореволюционных героях. Сегодня, когда события Первой мировой войны воспринимаются более объективно, стоит начать восстанавливать память о тех, кто беззаветно служил своей Родине, кто шёл в атаку молча, без криков «ура», потому что отравленные лёгкие не позволяли этого сделать, с замотанными в окровавленные повязки лицами, выплёвывая куски лёгких на гимнастёрки. Нам на сегодняшний день известно не так много фамилий. На просторах интернета можно найти упоминания об офицерах Котлинском, Стрежеминском, Радке, Тибеделе, Лепёшкине, Храповицком и унтер-офицере Блохине. Большинство из них служили в той самой 13-й роте.

Листовка Комитета по сбору пожертвований «Воинам-героям на спасение от удушливых газов»

…Когда мы говорим «русский солдат», то имеем в виду некий собирательный образ, но нужно помнить, что этот собирательный образ складывается из образов конкретных людей, которых правильно было бы помнить поимённо.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1869