Жизнь и подвиги братьев Шишко
06.10.2014 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

…Эту могилу нелегко отыскать. Затерянная среди других захоронений православного кладбища на окраине провинциального городка, издали она не привлекает внимания. И лишь подойдя ближе, замечаешь массивные якоря, украшающие оградку. По ним можно определить, что это место последнего упокоения моряка. Правда, не все даже местные жители знают, что останков под могильным камнем нет – тело мичмана Бориса Оттоновича Шишко упокоилось 31 марта 1904 года в пучине Желтого моря.

 

Смерть за Отечество в возрасте двадцати четырех лет

Обстоятельства жизни мичмана Императорского Российского флота Бориса Шишко восстановили краеведы. Он был уроженцем Двинска (ныне Даугавпилс, Латвия), родился 17 октября 1879 года в семье потомственных дворян Виленской губернии. Его отцом являлся кадровый военный Оттон Иосифович Шишко – впоследствии генерал-майор артиллерии в отставке. 27 мая 1898 года Борис Шишко поступил в Морской кадетский корпус, 13 сентября 1898 г. начал службу в звании младшего гардемарина. Тремя годами позже произведен в старшие гардемарины. В начальный период своей службы Борис плавал на учебном судне «Воин», крейсере «Князь Пожарский», учебном судне «Верный», крейсере 2-го ранга «Вестник».

По окончании кадетского корпуса молодого моряка 6 мая 1901 года произвели в мичманы. Дух эпохи позволяет лучше ощутить даже казенный язык номеров официальных документов того времени. Циркуляром Главного морского штаба № 122 Бориса зачислили в 19-й флотский экипаж. Циркуляром же штаба Кронштадтского порта № 1436 от 22 сентября 1901 г. по приказанию Главного командира Шишко был определен в кампанию на эскадренный броненосец «Ослябя», а приказом № 666 от 20 октября – назначен отделенным начальником в учебную команду строевых квартирмейстеров. Далее циркуляром ГМШ № 218 от 18 октября 1902 г. с утверждения управляющего Морским министерством Борис Оттонович был определен слушателем Артиллерийского офицерского класса, а циркуляром через год зачислен в артиллерийские офицеры 2-го разряда. Служил вахтенным начальником на броненосце береговой обороны «Адмирал Лазарев», вахтенным начальником, а затем младшим артиллерийским офицером эскадренного броненосца «Цесаревич» в заграничном плавании.

Мичман Шишко в числе офицеров «Цесаревича» (во втором ряду пятый слева)

После этого Борис Оттонович получил назначение на должность младшего артиллерийского офицера эскадренного броненосца «Петропавловск» – флагманского корабля командующего базировавшейся в Порт-Артуре Первой Тихоокеанской эскадрой знаменитого вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. Последнее место службы стало для него и местом гибели.

Сохранилось немало воспоминаний очевидцев о том, как погиб «Петропавловск». 31 марта (12 апреля по новому стилю), когда эскадра возвращалась в Порт-Артур после очередного выхода в море, в 9 часов 30 минут утра броненосец наткнулся на японские мины. Старший офицер крейсера «Диана» капитан второго ранга Владимир Семенов, являвшийся очевидцем трагедии, так ее описывал: «Стоя у правой шестидюймовки носового плутонга, я отдавал обычные распоряжения старшему боцману, когда глухой, раскатистый удар заставил вздрогнуть не только меня, но и весь крейсер. Словно где-то близко хватили из двенадцатидюймовки. Я с недоумением оглянулся. Удар повторился еще грознее... Что такое?.. – «Петропавловск!» «Петропавловск!..» – как-то жалобно и беспомощно раздались кругом разрозненные, испуганные восклицания, заставившие меня сразу броситься к борту в предчувствии чего-то ужасного... – Я увидел гигантское облако бурого дыма (пироксилин, минный погреб – мелькнуло в мозгу) и в нем как-то нелепо, наклонно, повисшую в воздухе, не то летящую, не то падающую фок-мачту... Влево от этого облака видна была задняя часть броненосца, совсем такая же, как и всегда, словно там, на носу, ничего не случилось... Третий удар... Клубы белого пара, заслонившие бурый дым... – Котлы!.. – Корма броненосца вдруг стала подниматься так резко и круто, точно он тонул не носом, а переломившись посредине... На мгновение в воздухе мелькнули еще работавшие винты... Был ли новый взрыв? – не знаю... но мне казалось, что эта, единственно видимая за тучей дыма и пара, кормовая часть «Петропавловска» вдруг словно раскрылась, и какой-то ураган пламени хлынул из нее, как из кратера вулкана... Мне казалось, что даже несколько мгновений спустя после того, как скрылись под водой остатки броненосца, море еще выбрасывало это пламя...»

Взрыв на корабле унес жизни 29 офицеров и 652 унтер-офицеров и матросов. В их числе оказался и сам адмирал Макаров, а также находившийся на корабле художник Василий Верещагин. Среди погибших был и Борис Шишко. После гибели корабля его тело не нашли, и родичи мичмана позаботились об устройстве символической могилы-кенотафа на Двинском городском православном кладбище.

 

Эстафета служения – от брата к брату

– Могила мичмана Шишко пережила две войны, – рассказывает краевед из Даугавпилса Александр Дмитриев, очень многое сделавший для восстановления памяти об этой семье. – Она всегда выделялась своими якорями и металлическими цепями, которыми огорожена по периметру. Надо полагать, родным хотелось подчеркнуть, что Борис был моряком – оттого они и приобрели эти якоря. Конечно, в годы лихолетья могила пребывала в заброшенном состоянии, но всегда потом находились люди, которые продолжали за ней ухаживать. Двадцать с лишним лет назад и мы с моими коллегами из военно-исторического клуба «91-й Двинский пехотный полк» приняли эстафету присмотра за памятным местом. Увы, несколько лет назад могила привлекла внимание «охотников за металлом», попытавшихся нажиться на ней. Сил выдрать добротно сделанное ограждение у них не хватило – и якоря с цепями остались валяться на земле. К счастью, неравнодушный горожанин предупредил нас о попытках вандалов, и мы поняли, что нужно срочно принимать меры. Памятник почистили, сделали новое основание, установили отломанный и, видимо, украденный в свое время крест, восстановили фотографию, привели в порядок ограду...

Могила мичмана после ее разорения вандалами

Ответственность за восстановление захоронения взяли на себя люди, для которых слава русского оружия – не пустое слово. Основная заслуга в этом принадлежит участнику Тихоокеанской гидрографической экспедиции капитану 1-го ранга в отставке Ивану Шилину, главному атаману украинского казачества в Латвии Василию Лукащуку и руководителю Даугавпилского клуба любителей морской истории «Румб» Игорю Комарову. На торжественной церемонии открытия символической могилы-кенотафа, состоявшейся два года назад, присутствовали представители местной общественности, военные пенсионеры, ветераны Великой Отечественной. Православный священник отец Дионисий отслужил панихиду в память о русских воинах, павших в ходе русско-японской войны.

К слову, у Бориса Оттоновича было двое братьев. Один из них, Вячеслав, скончался в возрасте двух лет – его могилка находится рядом с кенотафом мичмана. Зато третьему из братьев, родившемуся 16 июля 1881 года Павлу, суждена была долгая жизнь и подвиги во имя Родины. В 1901 г. он тоже окончил Морской корпус, а десятью годами спустя – Артиллерийский офицерский класс. Во время войны, унесшей жизнь Бориса, Павел являлся флаг-офицером Штаба командующего флотом на Тихом океане. Когда японцы блокировали Порт-Артур с суши, Павел Оттонович дважды предпринимал попытки прорыва в осажденную крепость на судне, загруженном снарядами и медикаментами.

Когда Порт-Артур пал, Павел Шишко сумел добраться до Второй Тихоокеанской эскадры, шедшей на подмогу, и был зачислен на броненосец береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин». Он участвовал в Цусимском сражении, по итогам которого корабль по приказу командующего отрядом был сдан врагу в плен. Адмирал Небогатов и командиры сдавшихся кораблей «Николай I», «Адмирал Апраксин» и «Адмирал Сенявин», получивших в бою незначительные повреждения, сохранивших артиллерию, снаряды и спасательные средства, были приговорены судом к расстрелу с заменой заключением в крепость сроком на десять лет. Что касается офицеров с этих кораблей, то их от ответственности освободили, так как они подчинялись приказаниям своих начальников, и их осуждение было бы равносильно требованию бунта и неповиновения на корабле.

После войны Павел Шишко командовал канонерской лодкой «Вогул», миноносцами «Лейтенант Сергеев», № 207, «Твёрдый», «Инженер-механик Дмитриев», «Гавриил». Храбрый офицер отличился при подавлении восстания во Владивостоке в 1907 году. Свидетели этих событий рассказывали, что Шишко поставил на задний мостик своего миноносца «Твердый» зарядное отделение торпеды с вынутой предохранительной чекой и провел рядом с ним с молотом в руках сорок восемь часов, готовый в любой момент взорвать корабль. Такими действиями он предотвратил проникновение бунтовщиков на «Твердый».

Летом 1917 года Павел Оттонович пошёл добровольцем в Ревельский морской батальон смерти. За отличие в делах против неприятеля во время июньского наступления на Северном фронте произведён 6 октября 1917 года в капитаны 1-го ранга. В октябре 1917 года принял командование Ревельским морским батальоном смерти. В ходе боёв на Моонзундских островах был пять раз ранен, попал в плен. Современники говорили про Шишко, что это офицер, не знающий чувства страха.

Во время Гражданской войны он присоединился к Белому движению, воевал в рядах Северо-Западной армии, командовал танковым батальоном. С 1921 года Павел Оттонович в эмиграции, он жил в США, где вошел в число сооснователей Общества офицеров Российского Императорского флота в Америке. Скончался заслуженный ветеран 5 августа 1967 года в городке Гротон в Коннектикуте.

Два брата – две разных судьбы. Две жизни, отданные служению Родине…

Председатель Русского исторического клуба Даугавпилса Александр Дмитриев многое сделал для воссоздания истории рода Шишко

____________

Фото – Dinaburg.ru и автор

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1825