Как придать динамизм интеграционным проектам Белоруссии и России
07.10.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Вопросы интеграции России и Белоруссии на фоне последних событий вокруг Украины и антироссийских санкций для многих аналитиков почему-то отошли сегодня на задний план. Хотя проблемы, которые в настоящее время существуют в экономических отношениях двух стран, менее острыми не стали, а руководство государств продолжает искать компромиссные решения в процессе двухсторонней кооперации. Об этом, например, свидетельствует прошедшая 18 сентября в Москве встреча первого вице-премьера Белоруссии В. Семашко и вице-премьера России А. Дворковича. Помимо вопросов, связанных с созданием конкурентных условий в рамках Таможенного союза, здесь была поднята и тема интеграционных проектов, о которых стороны говорят уже не первый год.

Речь снова шла о пяти крупнейших совместных проектах в области машиностроения, высоких технологий и нефтепереработки. В планах – объединение белорусских предприятий с российскими или вхождение первых в состав вторых: создание холдинга «Росбелавто» на базе МАЗа и КамАЗа; интеграция белорусских ОАО «Интеграл» и Минского завода колесных тягачей (МЗКТ) со структурами госкорпорации «Ростех», белорусского «Пеленга» с «Роскосмосом», а также ОАО «Гродно Азот» с российским «Еврохимом» или «Газпромом». Однако на сегодняшний день абсолютно все из вышеперечисленного по-прежнему остается в планах, а сроки реализации проектов продолжают переноситься. Например, официальное слияние МАЗа и КамАЗа, которое должно было произойти еще в прошлом году, до сих пор не состоялось, при этом, в отличие от российской стороны, в Минске считают, что «работа по интеграции предприятий ведется в нормальном ритме, а скоропалительные решения здесь не подходят». 

Конечно, продажа наиболее крупных и в ряде случаев достаточно доходных предприятий видится делом весьма серьезным, от которого необходимо получить как можно больше прибыли, по возможности ничего не потеряв. Однако сложившаяся на сегодняшний день ситуация наталкивает на мысль о том, что в Минске не очень-то и хотят продавать или объединять свои госактивы с российскими, а используют этот вопрос для постоянного торга с Кремлем. Особенно сегодня, когда белорусская экономика получила реальный шанс поживиться на украинском кризисе.

Наиболее долгим по срокам обсуждения и, похоже, наименее вероятным к реализации на сегодняшний день можно считать указанный выше проект создания совместного холдинга двух автогигантов. Вопрос о создании единого холдинга МАЗа и КамАЗа правительства наших стран периодически рассматривают еще с 2010 года. Изначально обсуждался обмен акциями предприятий, но такой расклад не устроил белорусские власти, которые настаивали на слиянии только на паритетной основе (50 на 50). В то же время Россия хотела получить фактически полный контроль над создаваемым холдингом, так как стоимость активов КамАЗа значительно выше белорусского предприятия. В 2012 году А. Лукашенко и вовсе отказался от идеи слияния, заявив, что проект по объединению двух предприятий будет невыгоден для белорусской стороны.

Однако тяжелое экономическое положение и давление со стороны России в 2013 году (тогда Д. Медведев предъявлял Белоруссии ультиматум: либо производители тяжелых грузовиков сливаются в единое предприятие, либо же белорусским грузовикам придется конкурировать на российском рынке на общих условиях) заставил Минск изменить отношение к проблеме. Белорусское руководство формально выступило за создание совместного предприятия, однако дело вновь заглохло на все том же главном вопросе управления. При этом сама схема создания холдинга (передача управляющей компании соответствующих пакетов акций обеих компаний: 75% плюс 1 акцию должен передать МАЗ и 49,9% ценных бумаг – КамАЗ) сегодня уже не устраивает и российскую сторону. Представители акционеров и менеджмента российского предприятия считают, что концепция сотрудничества может быть реализована и иметь экономический смысл только в рамках единой компании, так как «доверительное управление с точки зрения ведения бизнеса для России нецелесообразно». В свою очередь, Минск отказывается рассматривать варианты фактического поглощения своего предприятия.

Официально считается, что главная нерешенная проблема в данном проекте – это разная законодательная база двух стран. Однако на практике ситуация серьезным образом отличается. Дело в том, что сегодня реальная необходимость объединения практически исчезла и, в первую очередь, это касается российской стороны. Несколько лет назад КамАЗ интересовали белорусские технологии, но сейчас он решает эту задачу за счет своего сотрудничества с Daimler, и предложения белорусов уже не выглядят столь привлекательными. Со своей стороны, Минск, который в условиях резкого сокращения рынка России вынужден в спешном порядке искать иные пути сбыта своей продукции, уже перестал надеяться на проект совместного автохолдинга, решая свои проблемы собственными силами.

Примером может служить активное продвижение белорусских грузовых автомобилей на рынок Украины, куда еще летом планировалось поставить более четырех десятков единиц техники на базе МАЗа (часть должна быть передана карателям национальной гвардии). Вероятно, испугавшись негативного резонанса, руководство МАЗа открестилось от этого контракта, сославшись на деятельность своего украинского партнера ООО «Техкомплект». Однако это совсем не означает, что поставка не была произведена.

Таким образом, становится очевидно, что проект создания холдинга КамАЗ–МАЗ является на сегодняшний день практически бесперспективным, а переговоры продолжаются только из-за ранее заключенных политических договоренностей. Проще говоря – по инерции, о чем свидетельствует практически полное отсутствие данной темы как в СМИ, так и в официальных заявлениях госчиновников Белоруссии и России.

Что касается остальных совместных проектов, то и здесь ситуация далека от идеальной. Еще в начале июня на пресс-конференции в Минске посол России в Белоруссии А. Суриков заявил, что флагман белорусской микроэлектроники – научно-производственное объединение «Интеграл», а также предприятие «Пеленг», Минский завод колесных тягачей и государственная доля в размере 51% мобильного оператора МТС в ближайшее время могут быть проданы российским инвесторам. Предполагалось, что международная оценка этих предприятий должна завершиться до 31 июля, а вопрос о стоимости белорусской доли МТС решится в течение лета (белорусы снизили стоимость с 1 млрд. до 863 млн. долларов, но российское ОАО МТС готово заплатить за полное владение белорусской компанией не более 450-500 млн.). Однако на деле практически ничего из вышеперечисленного так и не было доведено до конца.

Более того, объявленный в конце июля аукцион по продаже пакета акций ОАО «Гродно Азот» (так называемый блокпакет – 25% плюс 1 акция) не состоялся в связи с отсутствием заявлений на участие в нем. И это при том, что еще в мае нынешнего года белорусский первый вице-премьер В. Семашко заявлял журналистам, что интерес к «Гродно Азоту» проявили четыре российские компании – «Роснефть», «ЕвроХим», «Газпром» и некое уральское предприятие, название которого он не смог привести.

Причины отсутствия интереса к «Гродно Азоту» кроются в завышенной цене активов и условиях, которые предъявляет белорусская сторона инвесторам. Например, главным условием при выборе совладельца была поставка не менее 2 млрд. кубометров газа в год, а сам инвестор обязан был гарантировать поставки газа не менее чем на 10 лет в объемах, достаточных для полной загрузки комбината и нового азотного комплекса по цене, «обеспечивающей рентабельную работу предприятий». Помимо этого, инвестор должен был до 2019 года профинансировать строительство нового азотного комплекса (стоимость проекта предварительно оценивают в 1,2–1,8 млрд. долларов при стоимости модернизации самого предприятия в 400 млн. долларов), а с момента подписания договора купли-продажи акций у работников «Гродно Азота» и его пяти унитарных предприятий не менее пяти лет должны сохраняться все условия по действующим трудовым договорам.

На этот же срок владелец доли должен обеспечить белорусские сельхозпредприятия азотными удобрениями в объемах, ежегодно согласуемых Минсельхозпродом, и по цене, обеспечивающей рентабельную работу ОАО «Гродно Азот». До выполнения этих условий покупатель не может свободно распоряжаться акциями, а до 2025 года государство оставляет за собой преимущественное право на приобретение акций предприятия. И за все это покупателю обещали в перспективе контрольный пакет акций при доплате не менее 440 млн. долларов.

При взгляде на вышеперечисленные условия возникает закономерный вопрос – кто в здравом уме согласиться на такое предложение, особенно на фоне полной незащищенности частной собственности в Белоруссии. К слову, именно на последнее намекал Д. Медведев на недавнем круглом столе «Инвестклимат в регионах» в ходе Международного инвестиционного форума «Сочи-2014»: «Вчера коллеги, представляющие бизнес-сообщество, обсуждали вопрос о том, чтобы зарегистрироваться в Беларуси. Я им предложил это сделать…» По его словам, инициатор этой идеи затем решил от нее отказаться: «Говорит: нет уж, лучше вы к нам».

Действительно, условия приобретения «Гродно Азота» прекрасно демонстрируют белорусскую позицию в области привлечения инвестиций – требовать от частных компаний столько же социальных и иных гарантий, сколько и от своих государственных, большинство из которых на сегодняшний день именно из-за такого отношения к себе практически стоят «на коленях». Причем подобная позиция Минска характерна даже в отношении наиболее перспективных к объединению проектов, связанных с оборонной промышленностью.

По словам белорусских чиновников, в настоящее время российская госкорпорация «Ростех» начала проводить «due diligence» (комплексную оценку финансового состояния) ОАО «Интеграл», что «является важнейшим этапом предпродажной подготовки». Однако и здесь главным нерешенным вопросом остается серьезное несовпадение между запросами белорусской стороны и степенью заинтересованности российской. И это при том, что, по информации председателя Госкомимущества РФ Г. Кузнецова, Россия хочет включить белорусский «Интеграл» в перечень предприятий, которые будут работать на её военно-промышленный комплекс, а значит, будет обеспечен российскими заказами (сейчас предприятие производит микросхемы для российских комплексов С-300). В дополнении к этому российская сторона планирует в 2014 году завершить реализацию еще одного проекта – интеграции ОАО «Пеленг» в структуру Федерального космического агентства (обсуждаются условия продажи «Роскосмосу» не менее 25% плюс 1 акция белорусского предприятия, исходя из их рыночной стоимости), что позволит белорусам серьезно увеличить свое производство.

Учитывая тот факт, что дела сегодня и у «Интеграла», и у «Пеленга», мягко говоря, далеки от процветания, а внешнеполитическая ситуация заставляет Россию проявлять значительную долю гибкости в переговорном процессе, интеграция продолжает стоять на месте. Более того, Минск, желая получить доступ к оборонному заказу своей восточной соседки, выставил России длинный перечень условий. Например, чтобы развитие предприятий шло на территории Белоруссии, а технологии не выводились, чтобы не было перекачки мозгов и т.д. Подобные ограничения естественным образом тормозят процесс объединения мощностей двух стран, нанося при этом значительный урон самим же белорусам. 

Главный принцип белорусской стороны – «здесь и сейчас» – характерен и для еще одного перспективного интеграционного проекта по слиянию активов ОАО «Минский завод колесных тягачей» и российского холдинга «РТ-Авто», акции которого принадлежат государственной корпорации «Ростехнологии». Несмотря на достигнутые договоренности и практически завершенную оценку предприятий, вопрос о продаже пакета в 75% минус 1 акция российскому инвестору все еще висит в воздухе. Правда, необходимо отметить, что в данной ситуации у белорусской стороны куда больше инструментов для переговоров с Россией, чем по другим проектам. К тому же и особого желания продавать курицу, несущую золотые яйца, у Минска нет. Об этом, в частности, неоднократно заявлял и сам А. Лукашенко: «Действительно, мы очень много сделали для этого завода, и я хотел бы, чтобы он процветал. Но меня удивляет то рвение, с которым сегодня – не знаю, завод или правительство – хотят его продать. Я, конечно, категорически против этого».

Дело в том, что МЗКТ на сегодняшний день является стратегически важным предприятием для армии России, и в первую очередь для ракетных войск, так как российские мобильные ракетные пусковые комплексы уже более полувека базируются именно на шасси минского завода. Создание же подобного производства в России с нуля крайне невыгодно и неэффективно. Поэтому при любом раскладе МЗКТ будет обеспечен заказами российской оборонки, а это значит, что практическая необходимость в его продаже для Минска отсутствует. Это и позволят белорусскому руководству чувствовать себя крайне уверенно на переговорах со своими российскими коллегами, выторговывая для себя самые выгодные условия.

Таким образом, на сегодняшний день со стороны как России, так и Белоруссии, к сожалению, нет четкого понимания того, что делать с разрекламированными ранее крупными интеграционными проектами. При этом в Минске продолжают считать, что, если Москве действительно необходимы белорусские предприятия, то она найдет способ согласиться на выдвинутые ей условия. В ином случае руководство республики вряд ли будет распродавать «фамильное серебро», по крайней мере, до тех пор, пока экономическая ситуация снова не окажется на грани серьезного кризиса. В дополнение к этому Минск будет стремиться и дальше затягивать решение вопроса в том числе и потому, что сегодня у него появилась возможность поправить положение дел за счет ситуации в Украине – как на основе поставок туда продукции машиностроения, так и в попытке занять образовавшиеся ниши на российском рынке, в первую очередь в области военно-промышленного комплекса.

Однако в сложившейся сегодня ситуации необходимо учитывать, что, идя на поводу у сиюминутной выгоды, руководство Белоруссии может в конечном счете потерять гораздо больше, как, например, в ситуации с «Гродно Азотом». При этом вопрос о его модернизации, как и модернизации остальных белорусских предприятий, с каждым годом будет становиться все актуальнее, а лишних средств у Минска на это не предвидится. Поэтому сегодня целесообразно умерить политические амбиции, которые серьезным образом тормозят процесс развития интеграционных проектов.

Теги: Белоруссия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1082