Ударная сила АТО – убийцы, грабители и мародеры
08.10.2014 | Антон АНДРЕЕНКО | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Антифашистское сопротивление, начавшееся в тылу киевской хунты весной со стихийных акций на оккупированных нацистами территориях, уже к середине лета стало приобретать черты партизанской войны. Лишь несколько примеров. 31 мая против захвативших под черно-красными флагами отделение милиции и мэрию фашистов «Правого сектора» восстал город Терновка Днепропетровской области. Вооруженные подручным «оружием» люди, почти две трети которых составляли жены работавших в тот момент шахтеров, фактически вымели оккупантов за городскую черту. 9 июля партизаны ликвидировали начальника штаба 5-го карательного батальона «Прикарпатье» (Ивано-Франковск) Юрия Барана. 24 июля на улицах Мариуполя бойцами антифашистского сопротивления были застрелены первые двое из числа 180 военных инструкторов США, прибывших на Украину днем ранее для подготовки местных карателей. 30 июля снайперская пуля настигла очередного американского инструктора, плававшего в море. В середине сентября появилась информация о таинственном снайпере, отстреливающем правосеков и прочих фашистов в оккупированном Славянске. 25 сентября партизаны обстреляли блокпост карателей под Одессой в районе села Котовка Беляевского района, в результате чего был подбит БТР. 29 сентября неизвестные подпольщики (информация украинского МВД) подорвали участок железной дороги в Одесской области на станции «Одесса-Пересып»…

Рост антифашистского сопротивления идет параллельно разложению тыловых структур армии хунты. Стремительно растет число дезертиров из рядов практически всех силовых ведомств. Их счет уже несколько месяцев идет на десятки тысяч. Уже к концу июля и только дезертиров-милиционеров глава МВД А. Аваков насчитал более 20 тысяч.  В связи с этим он буквально зашелся в истерике на своей странице в «Фейсбуке», вопрошая: «Как найти, по нашим оценкам, почти 20000 человек, которые должны заменить дезертировавших и дискредитировавших себя милиционеров? Как реагировать на кричащие показатели проверок полиграфом сотрудников, что одели форму милиции, после трех месяцев паузы на Донбассе?» Одновременно с этим Аваков констатировал: в здании МВД «на командирских этажах», да и в целом по управлениям – пустынно, без милиции и местной власти остались и города востока Украины, откуда ушли ополченцы.

Сходная ситуация складывается и в погранвойсках.  Одно из первых официальных сообщений о дезертирстве в ходе боевых действий «нескольких десятков» пограничников Погранслужба Украины сделала еще в начале июля. С тех пор количество подобных беглецов увеличилось в десятки раз. Порой каратели дезертируют целыми батальонами. Например, в полном составе ушел из Донбасса батальон теробороны «Прикарпатье» – более 400 боевиков с оружием попытались вернуться через Запорожье. После блокирования и настойчивых просьб разоружится, высказанных лично командующим сухопутными войсками ВСУ А. Пушняковым, дезертиры-западенцы сдали только тяжелое вооружение, а со стрелковым поехали «к месту постоянной дислокации для отдыха, перегруппировки и сдачи по месту его получения».

В Днепропетровской области в мае взбунтовались более 1500 военнослужащих в/ч №1302 (дислоцируется в п. Черкасское Новомосковского района), отказавшихся принимать участие в уничтожении мирных жителей Донбасса. Категорически отказываются ехать воевать на Юго-Восток, массово откупаются или дезертируют и призывники из Западной Украины. В начале июня против ряда двадцатилетних парней, сбежавших на Ивано-Франковщине со сборного пункта после прохождения медкомиссии, были возбуждены уголовные дела за уклонение от призыва по мобилизации. Их дела взял под контроль лично спецпрокурор Ивано-Франковска В. Вдовиченко.

Массовые попытки «откосить» от армии уже во время первых мобилизаций зафиксированы и на Львовщине. По информации пресс-службы Львовской ОГА, по высланным за время мобилизации в области 7 тысячам повесток удалось забрать в войска только 2 тысячи человек. Остальные 70% скрылись или внезапно оказались «непригодными по состоянию здоровья» (военкоматы категорически отрицают взятки, в  то же время местная такса за белый билет широко известна – от 500 до 1000 долларов).

На западе Украины с лета множатся выступления родственников воюющих на Донбассе. 1 июня в Ровно матери и жены военнослужащих-срочников перекрыли трассу Киев–Чоп. Накануне то же самое сделали родственники мобилизованных на Волыни. Через несколько дней родные призывников блокировали Яворовский полигон на Львовщине. Жены и матери мобилизованных бросались под автобусы и перекрывали дорогу сваленными деревьями, чтобы их сыновей и мужей не забрали воевать в Донбассе.

Множатся случаи побегов из воинских частей ВСУ. Причем речь идет не только о дезертирах, но и о военнослужащих-срочниках, решающих пробиться с оружием в руках в Донбасс к ополченцам. Пропагандисты хунты стараются замалчивать подобные факты. Либо сообщают о них вскользь и только в случае, когда беглецов удается перехватить, как это было с одним из первых подобных случаев в одной из в/ч Одесской области, откуда в ночь на 11 мая сбежали трое солдат.

Разложение тыла и ВСУ наряду с беспределом батальонов т.н. Нацгвардии – это тот фон, на котором стремления сражающегося за свободу Донбасса становятся особенно понятными. В сентябре даже Генпрокуратура Украины была вынуждена обвинить карательные батальоны киевского режима в разбое и грабежах и возбудить уголовное дело в отношении некоторых их представителей, совершающих преступление против жителей Донбасса. 10 сентября генпрокурор Виталий Ярема заявил: «У нас есть факты и уголовное производство, где представители добровольческих батальонов совершали уголовные правонарушения в отношении местного населения – это разбойные нападения, грабежи». Хунта пошла на эти вынужденные признания из-за того, что правду скрывать дальше уже просто невозможно. Даже международная правозащитная организация Amnesty International призвала украинское правительство расследовать факты масштабных преступлений, совершенных руководством и боевиками «Айдара» и прочих карательных батальонов.

Бандитизмом и мародерством неонацисты «Правого сектора» и т.н. самообороны занимаются не только в зоне АТО в Донбассе, где объектами грабежей являются авто и дома жителей, но даже в Киеве. Например, 26 июня они штурмовали гостиницу «Турист», обеспечивая заказчику нужный результат выборов нового главы профсоюзов Украины, и в то же время совершили «наезд» на одну из киевских фирм. Боевики «Правого сектора» не участвуют в боевых действиях, а воюют только с мирным населением – об этом еще 1 июня заявлял и командир батальона «Донбасс» – лицо, скрывающееся под псевдонимом Семен Семенченко. Согласно его информации, представители «Правого сектора» договорились с местными бандитами и занимаются мародерством, разбоями и вымогательством, а также переделом рынка наркотиков. 18 сентября сводки ополчения также зафиксировали в очередной раз факты массового злоупотребления наемническими батальонами алкоголем и наркотиками.

«Пьяные солдаты-дебилы убили бойца «Донбасса», часть убийц пустилась в бега», – подобные заявления командира «Донбасса» – лишь капля в море сообщений, подтверждающих информацию ополченцев о том, что пьяные украинские военные, веселясь, периодически убивают сослуживцев по т.н. АТО, среди их жертв – Алексей Герман, Николай Пинчул и другие. Рядовые каратели не только не грустят, но и зарабатывают на войне, как могут. В том числе организацией военных аттракционов типа поездок на БТР и фото с автоматом, а также продажей тел ополченцев. Расценки на блокпостах под Донецком, где можно сфотографироваться с военным и оружием  (50 гривен), пострелять (250 грн.), прокатиться на БТР (500 грн.), почти фиксированные. В отличие от «договорных» цен за трупы и захваченных в заложники бывших сограждан.

Еще больше зарабатывают на чужой крови спонсоры и командиры карательной операции. Эти действуют настолько нагло и масштабно, что периодически  оказываются в центре внимания даже СМИ хунты. В качестве примера можно привести скандалы со сбытом краденных американских сухпайков, которым занимался начальник склада Минобороны в Николаевской области, и покупкой бронежилетов, сопровождавшейся откатами и отмывкой денег. Минобороны Украины закупало бронежилеты по цене 4500 грн., в то время как аналогичные средства защиты общественные активисты смогли купить почти вдвое дешевле – по 2900 грн. На помощь тут же пришли энтузиасты со Львовщины, которые, по сообщению украинских «Вестей», наладили для своих земляков поставку в зону АТО бронежилетов за 1600 гривен штука. Только оказалось, что они не соответствуют никаким стандартам и пробиваются любым огнестрельным оружием…

О колоссальных заработках на топливе, поставке спецодежды, боеприпасов и питания таких крупных спонсоров кровопролития, как Игорь Коломойский, поставляющий через свою частную структуру «Укрнафта» дизельное горючие для бронетехники, остаётся только догадываться. Кроме того, украинское правительство выдало облигации военного займа с процентом ниже уровне инфляции, которыми, в частности, планирует расплачиваться с рядом компаний и финансовых структур, а также призывает население скупать их.

В украинской армии массово процветает т.н. военный туризм. Многие генералы и офицеры специально «заскакивают» в Донбасс, чтобы получить «корочку» участников боевых действий. Этот статус дает около 25 льгот, включая помощь в ведении бизнеса, снижение налогов и т.д. Плюс поощрения в виде присвоения очередных воинских званий до полковника (капитана 1 ранга) включительно независимо от занимаемой должности и сроков выслуги в соответствующем звании. Об этом экс-министр обороны А. Гриценко заявил в прямом эфире еще 22 мая, посетовав, что ушлые хлопцы из его ведомства освоили сие еще во время появления украинского контингента в Косово. Например, начальники Генштаба и главного управления разведки ВСУ слетали туда на один день и сразу же получили статус участников боевых действий.

В то же время ротация войск, т.е. замена потрепанных подразделений свежими, невозможна, прежде всего, из-за отсутствия денег. Военной инфраструктуры на востоке практически нет. Украинские солдаты оказались в поле без кухонь и поваров. Снабжение таково, что большинство живет впроголодь и  подкармливается тем же самым населением, воевать против которого их сюда пригнали. Часто не хватает хлеба и питьевой воды. Денег на закупку нет – «всё уже украдено до нас» и поделено «наверху» – в тылу.

Сходная ситуация в рядах т.н. Нацгвардии, куда, согласно признанию общественных активистов – сторонников хунты, изначально призывали неуравновешенных и буйных добровольцев. В частности, по словам Романа Мартынюка, в ходе призыва «гребли в ряды ВСУ эпилептиков, алкоголиков, больных желтухой, психически неуравновешенных, буйных, многодетных и т.д.». По данным активиста, военные комиссариаты принимали «пьяных и часто тупо неадекватных людей», которым затем раздали оружие.

Факт формирования отрядов Нацгвардии из амнистированных уголовников признал не только глава МВД хунты Аваков, но и создатель карательного батальона Нацгвардии «Азов» Ляшко, заявивший: «То, что люди были ранее судимы – это же не клеймо на всю жизнь. Я вам хочу сказать – среди бойцов спецподразделения „Азов“ около половины ранее судимых». Одно из следствий – нападение и пытки этими «добровольцами» не только мирного населения, но и собственного замкомандира «Азова» Ярослава Гончара, о которых последний красочно рассказывает на видео, имеющегося в сети Интернет.

Вот такие «борцы» за единую Украину определяют лицо как АТО, так и осуществляющей ее киевской хунты.

______________

Фото - http://www.rg.ru/2014/08/16/reg-ufo/voennie.html#a_1007771

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2560