Эксперт: России на Южном Кавказе необходим экономически сильный и динамично развивающийся союзник в лице Армении
13.10.2014 | Новости | 15.34
A
A
A
Размер шрифта:

Интервью эксперта Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрея Арешева информагентству АрмИнфо.

Как Вы считаете, по чьему сценарию играет оппозиционная «тройка»? С одной стороны, весьма радикальные призывы Армянского национального конгресса и Наследия, с другой – сдержанная позиция локомотива тройки – Процветающей Армении? Как можно прокомментировать этот контраст?

Мне представляется, что в своей деятельности оппозиционные партии учитывают объективные реалии непростой внутриполитической и социально-экономической ситуации в стране, и играют, безусловно, по собственному сценарию, который, как и многое другое в нашей жизни, конечно, постоянно корректируется в зависимости от различных обстоятельств. Острые проблемы, с которыми сталкивается большинство жителей республики, порождают с одной стороны, миграцию, а с другой – внутреннюю радикализацию, с чем связаны призывы к смене власти. Вместе с тем, с учётом геополитического положения Армении, вовлечённости страны в нагорно-карабахский конфликт любое неконтролируемое развитие ситуации чревато непредсказуемыми последствиями. В моменты проведения массовых оппозиционных акций как никогда велика возможность провокаций, и, понимая это, лидеры митингующих сделали все максимально возможное с целью исключения каких-либо эксцессов. Руководители оппозиционных партий (если учесть Народную партию Степана Демирчяна – это вновь «четвёрка»), как ответственные политики, разумеется, не могут этого не понимать.

В этой связи весьма важным стало и заявление первого президента, призвавшего сторонников оппозиции не торопиться и не заниматься самодеятельностью. Не нашли отклика эмоциональные призывы к немедленной организации перманентных протестных акций. Это и многое другое даёт надежду на то, что и дальнейшие шаги де-факто сложившейся коалиции парламентских политических партий будут взвешенными и выверенными, а их лидеры  в полной мере учитывают, в том числе, и трагические уроки прошлого. Да и не только прошлого – скажем, те, кто, руководствуясь лучшими побуждениями, скакал на киевском майдане, протестуя против коррупции и заявляя, что «хуже быть не может», получили на выходе олигарха-президента, гражданскую войну, де-факто отделение территорий и общий хаос, конца которому не видно…

Позиция партии «Процветающая Армения», выражающей интересы, по крайней мере значительной части местного бизнеса, не может быть радикальной по определению. В то же время протестные акции тысяч предпринимателей, связанные с принятием (кстати, под давлением МВФ) мягко говоря, спорных (применительно к местным условиям ведения бизнеса) изменений налогового законодательства, вовлекают в уличную политику всё больше людей. Это – реальность, которую невозможно не учитывать, на что обратил внимание Гагик Царукян, подчеркнув, что «альтернативой «майдану» необязательно должен быть застой».

В своем выступлении Левон Тер-Петросян высказался о ЕАЭС весьма доброжелательно, заявив, что вступление РА – уже свершившийся факт, и «судороги» некоторых людей на этот счет абсурдны. А представитель ППА сказал, что этот митинг не направлен против России. О чем свидетельствуют подобные «реверансы» в сторону Москвы?

Я не вижу в этих заявлениях ничего нового. Как бы не относиться к первому президенту Армении, нужно признать, что в вопросах внешней политики он является реалистом и прагматиком, на собственном опыте убедившимся, где находятся реальные гарантии безопасности страны (политической, экономической, культурно-цивилизационной, военной), а где – призрачные миражи. Любопытное совпадение – проведение оппозиционного митинга пришлось аккурат на пятую годовщину подписания в Цюрихе пресловутых армяно-турецких протоколов, к сегодняшнему дню, похоже, окончательно похороненных. Между тем, первые контакты тогдашних армянских властей с турками датируются ещё началом 1990-х годов, закономерно завершившись подписанием военно-политических соглашений с Россией. Наконец, в своё время размежевание внутри структур АНК проходило, не в последнюю очередь, именно по признаку отношения к России, оголтелые критики которой пошли, что называется, своей дорогой. Что касается партии «Процветающая Армения», то широкие связи её руководителей с коллегами в России и Белоруссии не являются ни для кого секретом. В интервью «Независимой Газете» накануне митинга Гагик Царукян еще раз расставил все точки над «i», отметив, что Армении нужен сильный союзник в лице России, в то время как, в свою очередь, России на Южном Кавказе также необходим экономически сильный и динамично развивающийся союзник в лице Армении.

Еще раз подчеркну, каждый имеет право на собственное отношение к тем или иным оппозиционным лидерам, к каким-либо фактам их биографии или отдельным заявлениям, однако в своей деятельности они стремятся руководствоваться, прежде всего, интересами своей страны, а не кого-либо из внешних игроков. Собственные проблемы надо решать самим, а не приглашать для этого кого-то извне – этот мотив, кстати, хорошо выражен в армянской литературе. Наличие вменяемой, ориентированной на решение внутренних проблем  оппозиции – то, что отличает Армению в лучшую сторону от некоторых других стран постсоветского пространства. Мы все прекрасно видим, что происходит на Украине, «политикум» которой с радостью и с восторгом перешел под внешнее покровительство, да и, откровенно говоря, российская так называемая «болотная» оппозиция немногим лучше.

Можно ли с учетом перечисленных во втором вопросе факторов заявить, что Москва выхватила у США внутриполитическую инициативу в Армении, сумев привлечь на свою сторону не только власть, но и ее оппонентов?

Следует отметить, что сильной стороной американцев традиционно считалось умение работать как с властью, так и со всем оппозиционным спектром, что предполагает глубокое погружение в повседневную жизнь (причем отнюдь не только политическую) интересующей страны, чреватое самыми разнообразными последствиями. Ни для кого не секрет, что американцы довольно плотно работали (и продолжают работать) в том числе и в Армении, стремясь сделать всё возможное для дистанцирования республики от России. С этой целью, например, предпринимаются усилия для того, чтобы направить местный патриотизм в русофобское русло, осуществляется беззастенчивая манипуляция важными для гражданина любой страны понятиями, такими, как «суверенитет», «независимость» - при том, что едва ли за последние годы кто-то сделал больше на ниве разрушения суверенных государственных организмов больше, чем Соединённые Штаты.

Несомненно, западные посольства пытались взаимодействовать с партиями, представляющими парламентскую оппозицию и обладающими (что показал и митинг 10 октября и предшествующие акции в марзах) значительным числом сторонников. Однако, в общем и целом, лидеры этих партий, как армянские (а не армяно-американские) политики, скорее всего, прекрасно осознают параметры предлагаемой игры, как и то, что следование внешним сценариям не приведёт страну ни к чему хорошему. Видимо, в том числе и поэтому стали появляться специфические СМИ, сомнительные общественные группы и квази-политические «колонны», пытавшиеся заявить о себе, в частности, шумными протестными акциями в день приезда в конце прошлого года в Ереван Владимира Путина, или же 8 августа этого года, в ходе так называемого «марша мира». Однако численность участников этих акций зримо свидетельствуют о том, что их организаторы не могут рассчитывать на поддержку, в том числе и со стороны оппозиционно настроенных граждан.

России следует поддерживать дружественный и заинтересованный диалог с представителями армянских оппозиционных партий и групп – естественно, за исключением тех, с кем какое-либо общение представляется заведомо бессмысленным и бесперспективным. Насколько можно судить, подобный диалог на различных уровнях ведётся, что позволяет получить более полную картину происходящего. Отрадно, что ключевые политические решения принимаются в Ереване, а не так, как это делается в том же Киеве, в режиме «ручного управления» из Вашингтона. Однако внутривластные расклады могут меняться (что опять-таки показал пример той же Украины), и в этом плане, кстати, крайне показательна критика участниками митинга так называемых «конституционных реформ», пользующихся, насколько можно судить, внешней поддержкой. В перспективе изменения в управлении страной способны привести в том числе и к постепенному «переформатированию» внешнеполитического курса страны. В этих условиях наличие вменяемой, неподконтрольной внешним авантюристам оппозиции в любом случае является важным фактором как внутриполитической стабильности, так и устойчивого развития российско-армянских отношений в будущем.

Соглашение о вступлении Армении в ЕАЭС должно еще быть ратифицировано парламентами 4 стран. Возможны ли этот период какие-то внештатные, форс-мажорные ситуации? Какова возможная реакция Запада, любой ценой пытающегося торпедировать евразийские проекты?

Конечно, в нынешней ситуации никаких сюрпризов исключать нельзя. Напомню, что сам  процесс согласования договора о вступлении Армении в ЕАЭС, подписанный в Минске 10 октября, сопровождался различными слухами и «подводными течениями». Но всё-таки мне представляется, что ратификационные процедуры в парламентах будут иметь больше технический характер, свободный от элементов какого-либо геополитического торга. Но и ратификация документа национальными парламентами – вовсе не конец пути: помимо рутинной работы, участникам Союза надо будет решить немало задач, в том числе достаточно сложных. О некоторых из них, в частности, о его цивилизационной составляющей, говорили участники недавнего круглого стола в Ереване, посвященного проблемным граням и потенциалу развития евразийского интеграционного проекта.

Что касается реакции обобщённого «Запада», то она будет, конечно, предсказуемой по содержанию (то есть крайне негативной), и, вероятно, нестандартной в том, что касается конкретных форм и форматов противодействия.  Заманчивые «альтернативные» предложения, более похожие на замки на песке (наподобие «альтернативной системы безопасности» с упором на тесное партнёрство Еревана с Тбилиси), отдельные точечные проекты, не делающие общей погоды, будут перемежаться с системным давлением в вопросах, имеющих для Армении первоочередное значение. Это может быть, к примеру, карабахский вопрос, приватизация ключевых объектов инфраструктуры, значительные внешние финансовые обременения либо что-нибудь ещё. Не исключены и угрозы санкциями, разрывом совместных проектов с западными партнёрами по различным направлениям в случае дальнейшего развития российско-армянских торгово-экономических связей.

Российские лидеры постоянно подчеркивают и терпеливо и, думается, совершенно искренне на разных уровнях разъясняют, что не настроены на конфронтацию, что идея «общего пространства от Лиссабона до Владивостока» остаётся в повестке дня; наконец, о том, что формирующийся Евразийский и переживающий непростые времена Европейский Союзы обречены на взаимодействие. Сходной позиции придерживаются и в Армении, стремящейся к реализации комплементарного внешнеполитического курса, который предполагает поддержание сбалансированных отношений с различными центрами силы. «Евразийский выбор» отвечает экономическим интересам Армении, но он вовсе не означает отказа от совместных проектов с другими странами, и ставить вопрос по-иному – просто глупо. Только вот  наших западных (прежде всего американских) партнёров убедить в чём-либо подобном, похоже, чрезвычайно сложно. Санкционная истерия (начавшаяся задолго до событий на Украине, использующихся тут скорее как повод), слепое следование в этом вопросе европейцев в фарватере официальной линии Белого Дома – яркое, но вовсе не единственное тому подтверждение. Параллельно распространению трансграничной террористической угрозы растёт риск появления в различных районах, в том числе и на Кавказе, «передовых отрядов» США под удобным предлогом «борьбы» с этой угрозой.

К сожалению, всё это сулит новые осложнения на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, на Кавказе, ситуация вокруг Украины также далека от разрешения. В недавнем выступлении второго человека в Пентагоне содержались недвусмысленные угрозы применения военной силы по отношению к тем, кого в США назначили своими геополитическими оппонентами, что, конечно, предполагает разные способы воздействия. Растет угроза возобновления существующих и возникновения новых конфликтов, чреватых массовыми разрушениями и актами откровенного геноцида, на который при необходимости можно закрыть глаза. Ещё недавно цветущие города и посёлки с развитой инфраструктурой превращаются в груды развалин, громадные пространства становятся непригодными для жизни, а тысячи людей, видимо, во имя «западной демократии», становятся беженцами или умирают мучительной смертью. Республика Армения пытается  привлечь внимание международного сообщества к массовым преступлениям против езидов и представителей других этноконфессиональных групп на Ближнем Востоке, которые стали закономерным следствием политики США и их региональных союзников (которые, собственно, и создали пресловутое «Исламское Государство»). Аналогичным образом Россия настаивает на полномасштабном расследовании преступлений поддерживаемого американцами киевского режима против жителей Новороссии, однако по большей части безуспешно. В какой-то степени для народов Ближнего Востока воскресают ужасные реалии начала столетней давности, а для России – её «диалога» с «объединённой Европой» середины прошлого века. Похоже, в нынешних условиях право человека и государства на жизнь возможно отстоять едва ли не исключительно посредством вооружённой силы, что хорошо знают и понимают и в Армении, и в России. К сожалению, не исключены и попытки искусственно осложнить этнополитическую ситуацию непосредственно на российской территории, в том числе в местах компактного проживания армянского населения, представителей других кавказских народов…

Конечно, на все эти вызовы придётся отвечать и в рамках формирующегося евразийского Союза, других организаций, которым предстоит обеспечить более прочный каркас формирующегося союза. Важной частью такого ответа уже сейчас  является совместная политика России и Армении, направленная на укрепление региональной безопасности и стабильности, на мирное решение существующих конфликтов, ориентированная на совместное развитие.

Источник: Arminfo

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:328