Ответственность за геноцид в Донбассе неотвратима
14.10.2014 | Ольга СУХАРЕВА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

На фоне практически полного молчания правительств западных стран и международных организаций относительно военных преступлений и преступлений против человечности, совершаемых киевской хунтой в Донбассе и других регионах Украины, расследование, которое проводит Следственный комитет России, является единственным механизмом обеспечения того, что за свои преступления хунта понесет ответственность.

«Спокойно, Козлодоев, сядем все»

Первое уголовное дело в отношении неустановленных военнослужащих Вооруженных сил Украины, а также лиц из числа «Национальной гвардии» и «Правого сектора» по фактам обстрелов городов Славянска, Краматорска, Донецка, Мариуполя и иных населенных пунктов Донецкой и Луганской народных республик по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 356 УК РФ (применение запрещенных средств и методов ведения войны), было возбуждено Следственным комитетом еще 30 мая. Поводом для начала расследования стали обстрелы населенных пунктов из тяжелого вооружения, в результате чего многие дома и объекты жизнеобеспечения были разрушены, жителям региона пришлось покинуть места своего проживания. СКР указал и на совершенно конкретные преступления против граждан РФ, в частности захват в заложники корреспондентов телеканала LifeNews М. Сайченко и О. Сидякина, а также убийство гражданина России правозащитника А. Миронова.

4 июня в Следственном комитете было создано спецподразделение по расследованию преступлений международного характера, совершенных на Украине, которое будет действовать до тех пор, пока все украинские военные и лица, совершающие преступления против мирных граждан, не будут привлечены к уголовной ответственности.

В скором времени расследование приобрело конкретику. Например, были возбуждены уголовные дела против организатора карательных батальонов И. Коломойского и министра внутренних дел хунты А. Авакова. Им вменяется организация убийства, применение запрещенных средств и методов ведения войны, похищение человека, препятствование законной деятельности журналиста. Оба деятеля были объявлены в международный розыск.

Далее следствие установило причастность к убийству российских граждан командира дивизиона донецкого зенитного ракетного полка полковника Маламена, начальников армейской авиации Украины Пиструга, Слипченко, командующего войсками оперативного корпуса «Север» Колесника, командира 51-й отдельной механизированной бригады Яцкова, командира артиллерийской группы Папченко, летчиков ВС Украины Мамчура, Погорелого, Алимжиева и Ищенко, а также командиров и руководителей батальонов «Азов», «Айдар», «Днепр», «Донбасс» Шпара, Гончара, Мельничука, Березы, Семенченко и ряда других лиц из числа командного состава военнослужащих Вооруженных сил Украины, руководителей и членов «Национальной гвардии» и «Правого сектора».

Часть украинских карателей уже несут ответственность за совершенные зверства против мирных жителей. 8 июля Следственный комитет России предъявил официальные обвинения украинской летчице Н. Савченко в причастности к гибели под Луганском журналистов ВГТРК И. Корнелюка и А. Волошина, а 8 августа на основании показаний перешедших на территорию РФ украинских военнослужащих были задержаны командир первого батальона 72-й механизированной бригады ВС Украины И. Войтенко, а также его подчиненные В. Дубиняк, А. Поляков, А. Охрименко и Д. Устилко.

Учитывая масштабный и системный характер преступлений украинских карателей, 29 сентября СКР возбуждено уголовное дело о геноциде русскоязычного населения, проживающего на территории Луганской и Донецкой народных республик. Следствие установило, что убийства русскоговорящих граждан совершались с применением систем залпового огня «Град» и «Ураган», авиационных неуправляемых ракет, имеющих кассетную головную часть, тактических ракет «Точка-У» и других видов тяжелого наступательного вооружения неизбирательного действия. В результате погибло не менее двух с половиной тысяч человек, разрушено более 500 жилых домов, объектов коммунального хозяйства и жизнеобеспечения, больниц, детских и общеобразовательных учреждений.

А буквально на днях было возбуждено еще одно уголовное дело против министра обороны Украины (теперь уже бывшего) В. Гелетея, начальника Генштаба ВСУ В. Муженко, командира 25-й бригады ВСУ О. Микаса, а также неустановленных лиц из числа командиров 93-й бригады ВСУ и ряда высших должностных лиц из числа военного руководства Украины.

Не успел пан Гелетей стать фигурантом уголовного дела, как от него отказались его хозяева: 12 октября он отправлен в отставку

Алаверды по-украински

Расследование военных преступлений в зоне так называемой антитеррористической операции вызывает настоящую ярость украинских властей. В ответ на возбуждение уголовных дел против украинских силовиков и членов карательных неонацистских батальонов Генпрокуратурой Украины начато уголовное производство в отношении должностных лиц Следственного комитета России по ст. 258-3 УК Украины «Содействие террористической организации», ст. 343 «Вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа» и ст. 344 «Вмешательство в деятельность государственного деятеля».

Жест столь же беспомощный, сколь и неправомерный. Хотя в украинском Уголовном кодексе (1) есть статья 8, позволяющая возбуждать уголовные дела против иностранных граждан по преступлениям, совершенным за пределами Украины в случае совершения ими преступлений против прав и свобод граждан и интересов Украины, в комментарии  к статье указывается четкий перечень таких преступлений. (2) Это  преступления против жизни и здоровья, чести и достоинства, половой неприкосновенности лица, а также некоторые преступления против основ национальной безопасности, окружающей среды, общественного порядка, авторитета органов государственной власти, против мира и безопасности человечества, неприкосновенности государственных границ, обеспечения призыва и мобилизации. При этом комментарий четко указывает, что для отнесения дела к сфере действия ст. 8 УК необходимо наличие конкретных потерпевших. В данном случае ими Генпрокуратура считает, очевидно, Гелетея и Муженко, которые, в отличие от своих жертв, живы, здоровы и в момент акции Генпрокуратуры отдавали приказы о бомбежках городов.

Не выдерживают критики и избранные для преследования российских должностных лиц статьи, которые отсутствуют в перечне преступлений, за которые могут преследоваться иностранные граждане. Впрочем, по сравнению с некоторыми другими особенностями украинского правосудия в виде помещения политических оппонентов в мусорные баки и сожжения заживо, это – вершина законности.

Украинская прокуратура не придумала ничего лучшего, как скопировать юридический сценарий СКР. Правда, не учтя того момента, что применение статьи 12 УК РФ осуществляется, когда речь «идет о международных преступлениях и преступлениях международного характера, ответственность за совершение которых в соответствии с принятыми Российской Федерацией обязательствами предусмотрена ее уголовным законодательством». (3) В первую очередь данный принцип имеет отношение к преступлениям против мира и безопасности человечества (ст. 353-360 УК), но применим он и к ряду других, так называемых конвенционных преступлений (ст. 206, 227 УК и др.). То есть если действия СКР в точности соответствуют российскому законодательству, то Генпрокуратура Украины выступила нарушителем украинского. Но чего не сделаешь назло «москалям»?

Международная ответственность

Как заявил представитель СКР В. Маркин, «если сегодня в мире нет ни одного государства, которое способно признать, что действия властей Украины преступны, то Следственный комитет России, возбуждая уголовное дело, берет на себя такую ответственность». (4)

В соответствии с позицией СКР, украинские силовики и каратели нарушают положения Женевской конвенции 1949 года «О защите гражданского населения во время войны», Конвенции 1948 года «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него», а также других международно-правовых актов, осуждающих геноцид. Естественно, следственные материалы собираются «с прицелом» на последующий международный трибунал над членами киевской хунты, который, возможно, состоится в случае изменения политической ситуации и смены режима на Украине или же через международные судебные инстанции.

В начале октября представители миссии наблюдателей Управления верховного комиссара ООН по правам человека получили доступ к  массовым захоронениям гражданских лиц, убитых украинскими силовиками

Впрочем, надежд на рассмотрение военных преступлений неонацистского режима на Украине международным трибуналом пока мало. Прежде всего, отсутствует эффективный механизм проведения международных трибуналов. В истории известно несколько подобных структур. Нюрнбергский и Токийский трибуналы, как и более современные трибуналы по Руанде и бывшей Югославии, создавали как трибуналы ad-hoc, т.е. в качестве специализированных судов, призванных заниматься разбирательством отдельных конфликтов. Как правило, создавались они при посредстве ООН либо резолюциями Совета Безопасности ООН. В случае с Украиной принятие соответствующей резолюции СБ ООН весьма проблематично.

Существует также Международный суд ООН (Суд). Но он вправе рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в Суде. Это приводит к фактическому параличу деятельности Суда. Например, по поводу иска Югославии против НАТО по поводу бомбардировок территории Югославии Суд указал, что США при ратификации конвенции сделали оговорку, предусматривающую, что прежде чем какой-либо спор, стороной которого являются США, будет передан на рассмотрение Суда, «в каждом случае требуется конкретное согласие США». А поскольку в рассматриваемом случае США заявили, что они не давали конкретного согласия и не дадут его, Суд счёл, что обращение Югославии «не является основанием для юрисдикции в данном деле». (5)

Еще одной попыткой создать международный орган в сфере уголовного права стало принятие Римского статута, утвердившего в 1998 г. Международный уголовный суд (МУС), в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечности и агрессию. Но РФ, как и Украина, хотя и подписали Римский статут, не ратифицировали его и, таким образом, государствами-участниками Международного уголовного суда не являются. В компетенцию же Суда входят только преступления, которые были совершены либо на территории государства-участника, либо гражданином государства-участника. Отдельное дело может быть передано в МУС либо резолюцией СБ ООН, либо государством, не являющимся участником Статута, посредством заявления, что оно признает осуществление Судом юрисдикции в отношении конкретного преступления. Последняя возможность дает шанс на передачу дела киевской хунты в МУС, но лишь в том случае, если Украина подаст соответствующее заявление. Что на данном этапе, понятное дело, совершенно невозможно.

Кроме того, США и государства ЕС, имеющие широкое представительство как в СБ ООН, так и в международных судебных инстанциях, откровенно блокируют все попытки расследования военных преступлений киевской хунты. Примером тому являются старательное сокрытие фактов гибели «Боинга», отказ западных представителей явиться на заседание Межпарламентской группы по Украине в ходе сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, призывы Госдепартамента США поручить расследование массовых захоронений мирных жителей в Донбассе украинским властям и полное отсутствие упоминаний о самих захоронениях в последнем докладе ООН о нарушениях прав человека на Украине.

* * *

Учитывая состояние международно-правовых механизмов преследования виновных в преступлениях геноцида и преступлениях против человечности, а также старательное укрывательство этих преступлений странами Запада, в существующих условиях пока не существует эффективного механизма привлечения к ответственности членов киевской хунты и направляемых ею на расправы с мирным населением официально созданных и незаконных военных формирований. Тем не менее в случае смены государственной власти на Украине преступления могут быть расследованы украинскими правоохранительными органами самостоятельно либо во взаимодействии с российскими коллегами. Кроме того, новые украинские власти могут обратиться в Международный уголовный суд с заявлением о признании его юрисдикции по преступлениям геноцида, совершенным киевской хунтой в период ее правления.

В любом случае упивающимся собственной безнаказанностью киевским путчистам следует помнить, что преступления геноцида не имеют срока давности.

__________

Фото – http://www.svoboda.org/content/article/26616848.html; http://ria.ru/world/20141008/1027423791.html

 

  1. http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/2341-14/page
  2. http://crimealawyers.com/komentar-do-stattі-8-chinnіst-zakonu-pro-krimіnalnu-vіdpovіdalnіst-shchodo-zlochinіv-vchinenikh-іnoz
  3. http://www.ukrf.net/s12.html
  4. http://www.sledcom.ru/smi/403544/
  5. http://www.icj-cij.org/homepage/ru/files/sum_1997-2002.pdf

 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2341