«Нас били, не снимая мешков с головы…»
16.10.2014 | Станислав МЕДВЕДЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Следуя достигнутым в Минске договоренностям, Донецкая и Луганская народные республики, с одной стороны, и киевский режим - с другой, периодически обмениваются военнопленными. По словам первого заместителя председателя Совета министров ДНР Андрея Пургина, обмен производится по принципу «все на всех». Для организации данной процедуры ДНР и ЛНР создали единую группу и подготовили единый список лиц, подлежащих обмену. За процессом наблюдают представители миссии ОБСЕ.

Место и время проведения обмена является нейтральным, и его определяют обе стороны. Все детали решаются в телефонном режиме. Военнопленных привозят на автобусе и обменивают, например, по 5 человек с каждой стороны. Во время процедуры присутствуют медицинские работники.

В начале октября комиссия по военнопленным ДНР отчиталась перед журналистами о проведенной работе и сообщила о планах на будущее. Освобождены 231 человек из числа захваченных карателями, один пленный ополченец объявлен погибшим, однако ни возврата его тела, ни документов переговорщикам добиться не удалось. Также остается непонятной ситуация с официальной амнистией для политзаключенных, при этом остается стандартным поведение украинских властей, когда человека амнистируют и отпускают, затем снова арестовывают и уже в качестве военнопленного передают ДНР в процессе обмена. Таких случаев зафиксировано уже три.

В ночь на 12 сентября на нейтральной территории в районе города Константиновка прошла процедура обмена пленными. Представители ДНР (слева) и киевских властей обсуждают процедуру обмена

В застенках карателей еще остаются около 600 человек, согласно спискам комиссии по военнопленным, но цифра постоянно меняется, многие ополченцы и мирные жители числятся пропавшими без вести. Ужасает состояние пленных – у многих переломаны ребра, руки, многие измождены голодом и издевательствами, почти 80% возвращается инвалидами.

Пленным не возвращают ни документы, ни деньги, ни личные вещи, из 231 вернувшихся паспорта отданы только шести гражданам. Комиссия прилагает усилия к тому, чтобы обратить внимание международной общественности на содержание военнопленных войсками хунты. Оно не просто выходит за всякие рамки международных норм, но и может быть квалифицировано как преступления против человечности.

Стоит добавить, что комиссии постоянно приходится сталкиваться не только с очевидными признаками нарушений прав человека, но и с отсутствием возможности учета и идентификации пленных – киевская сторона не регистрирует военнопленных, зачастую нет никаких документов об их числе и месте пребывания. Именно этот факт, наряду с откровенным обманом во время обмена пленными, явился одной из причин приостановки процесса, однако, как заявил А. Пургин, переговоры о взаимообмене продолжаются.

Об ужасных условиях содержания рассказывают и сами военнопленные. 26 мая уроженец г. Селидово (ДНР) Сергей Жарко принимал участие в боях за аэропорт в Донецке. 24 августа он был захвачен украинскими силовиками. «Вывозили нас в сторону Курахово. То ли это была какая-то база, то ли была чья-то дача… На допрос выводили (боевики «Правого сектора». – С.М.) в темное время суток в мешке… Если не нравился какой-то ответ, то прибегли к физической силе… Держали в каком-то сарае. Приносили воду раз в день. В пыли, в грязи было такое содержание… Иногда приходили по ночам и запугивали расстрелом, повешеньем. Потом нас отвезли в Мариуполь, в СБУ. В Мариуполе нас содержали несколько дней в подвале… Сидели на полу со связанными руками, с мешками на голове. Когда войска ДНР начали подходить к Мариуполю, нас погрузили и перевезли в Запорожье. В Запорожье поразбросали по камерам вместе с уголовниками… После двух недель нас перевезли в Харьковское СБУ… Давали 12 кусочков хлеба на 17 человек и кипяченую воду», – рассказал Сергей.

Садизм украинских силовиков испытал на себе и настоятель Свято-Никольского храма протоиерей Владимир Марецкий. Он был задержан на территории Луганской народной республики. «Мы были захвачены в плен подразделением Национальной гвардии Украины, батальоном «Айдар», в котором были 12 сотрудников спецподразделения «Альфа». Мы выезжали из поселка Новый Айдар, среди нас оказались два предателя, Иуды, которые созвонились с ними и рассказали, где, как и когда мы будем ехать… Когда вытащили из машины, избивали очень долго и сильно, как садисты. Когда узнали, что мы донские казаки, хотели вообще уничтожить… Когда перевезли в Половинкино, на место дислокации «Айдара», били, душили, ломали кости, били всем, что попадало под руку. Среди них была и Савченко (украинская военнослужащая, позднее задержанная СК России по обвинению в пособничестве в убийстве российских журналистов.– С.М.). Она лично предлагала сдать нас на органы, предлагала убить сразу, чтобы не тратиться на нашу перевозку. Она лично избивала нас, когда мы, связанные, с мешками на головах стояли, била нас по детородным органам так, что мы, мужчины более 100 кг весом, отрывались от земли. Хотела уничтожить нас только за то, что мы пророссийские, как она сказала… В Харькове нас тоже били, не снимая мешков с головы. Нас заставили дышать пылью какой-то, которой были забиты и легкие, и рот, и нос… После этого нас отвезли в СБУ. Там нас продолжили избивать», – заявил протоиерей.

Протоиерей Владимир Марецкий на собственном опыте знает, что такое застенки хунты

Нередки случаи, когда арестовывали активистов ДНР и обменивали их на украинских военнопленных. Вячеслав из г. Славянск принимал участие в подготовке и проведении референдума. Он дежурил на блокпосту, но без оружия. Тем не менее украинские силовики пытались обвинить его в «терроризме».

«Привезли меня в Краматорский аэропорт. Как его называют сидельцы Харьковского СБУ, это – камера пыток Национальной гвардии. Завели меня в яму, накрытую плитами с цепями. К этим цепям приковывают руки. Потом подымают на вытяжку, чтобы человек стоял чуть ли не на носочках, и начинают допрашивать… Меня лупили три дня. Первую ночь сильно били. Заходили по три-четыре человека… Когда я приехал в Харьковское СИЗО, я был весь в гематомах… Пробовали электрошок. Я скажу, что сильный электрошок. Потом выломали палку и били по спине… После того как они получили показания, отправили меня на Изюм, а оттуда – в Харьковское СБУ», – утверждает Вячеслав.

Ряд освобожденных ополченцев сразу же после обмена пришлось доставить в госпиталь

В свою очередь, украинские военнопленные содержатся в обычной тюрьме. Им предоставляется трехразовое питание и медицинское обслуживание. Без преувеличения можно сказать, что ДНР и ЛНР передают украинской стороне военнопленных едва ли не в идеальном состоянии. По словам председателя Совета министров ДНР Александра Захарченко, нередки случаи, когда украинские силовики целенаправленно сдаются в плен, чтобы остаться в живых и попасть в список для обмена. Бойцы приходят самостоятельно, либо их приводят командиры подразделений.

Отметим, что обмен пленными зачастую срывался по вине украинской стороны. Например, вместо военнопленных и политзаключенных представителям ДНР передавались совершенно случайные люди, которых каратели задерживали на улицах своих городов. Поэтому было принято решение усилить контроль с тем, чтобы украинская сторона выдавала именно тех, кто есть в списках, и числом, которое оговорено заранее.

____________

Фото – http://www.interfax.ru/photo/1942

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2111