ЕАЭС заморозит в «совке»?
20.10.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Несмотря на то, что прошедший 10 октября в Минске саммит глав государств СНГ в очередной раз подтвердил официальное согласие всех участников евразийской интеграции следовать принятым планам, в Белоруссии продолжает бытовать мнение о том, что ЕАЭС несет весьма туманную перспективу для республики. При этом она не перестает на практике пользоваться всеми льготами и преимуществами, которые получает от интеграции. Например, возможность со следующего года оставлять у себя 100% нефтяных пошлин, которые пусть и не способны решить всех проблем экономики, но как минимум помогут местным властям не допустить социально-экономических потрясений в краткосрочной перспективе. Нельзя забывать и о различного рода совместных проектах, зоне беспошлинной торговли, а также многом другом, что позволяет выживать белорусской промышленности и сельскому хозяйству. Поэтому крайне удивительно, что все плюсы от ЕАЭС и прямого сотрудничества Белоруссии и России в рамках Союзного государства постепенно отодвигаются на второй план.

Основной упор белорусскими аналитиками делается на то, что ЕАЭС из-за своей структуры и правил способен «заморозить Белоруссию в "совке"». При этом приводятся крайне противоречивые доказательства. Например, многие считают, что изъятия и ограничения, которые будут существовать по ряду позиций вплоть до 2025 года, не прекратят оставаться яблоком раздора в отношениях между партнерами, особенно на фоне того, что Белоруссия все еще не является членом ВТО в отличие от России. Поэтому, мол, Минску будет крайне сложно принимать общемировые правила игры, которые положены в основу существования ЕАЭС. Именно поэтому, по мнению аналитиков, Белоруссия будет искать не экономические, а политические методы для улучшения своих позиций в союзе, что в конечном счете и законсервирует экономическое развитие страны. Проще говоря, Минск может отказаться модернизировать собственную экономическую модель из-за возможности постоянного финансирования со стороны России в обмен на союзнические обещания.

Правда, в данном случае эксперты предпочитают не замечать того факта, что Москва вряд ли станет идти на поводу у Минска. Более того, отказ от проведения модернизации белорусской промышленности и сельского хозяйства может негативно сказаться и на самой России – российский и белорусский бизнес весьма крепко связаны друг с другом. К тому же экономические потери одного из участников ЕАЭС, так или иначе, будут серьезным образом отражаться и на остальных его членах через сокращение взаимной торговли. Поэтому ожидать того, что в Кремле будут просто смотреть на умирающую белорусскую экономику, продолжая давать деньги на поддержание ее «коматозного» состояния, не стоит. Россия все же не является Советским Союзом (тем самым «совком», которым пугают иные эксперты), который вкладывал огромные средства не в собственное развитие, а в сохранение советской системы по всему миру.

Стремление российского руководства модернизировать собственную промышленность и сельскохозяйственный сектор, а не разбрасываться средствами направо и налево, кое у кого вызывает серьезные опасения. В частности, безосновательно заявляется об ущемлении белорусских интересов при реализации нескольких грандиозных проектов, которые планируется осуществить в России в ближайшее десятилетие.

Например, строительство газопровода «Южный поток», главной целью которого является «создание альтернативного маршрута поставок газа в Европу в обход транзитных стран». По мнению ряда как белорусских, так и украинских политиков, это может повлечь за собой усиление «диктата Москвы» по отношению к транзитным странам. Правда, при этом местные эксперты предпочитают не вспоминать о том, что труба, по которой газ экспортируется в Европу через Белоруссию, уже несколько лет принадлежит «Газпрому» и ожидать возникновения серьезных вопросов с транзитом через республику в принципе не стоит. Проблемы могут возникнуть лишь в том случае, если в республике к власти придут антироссийские силы, которые решат национализировать газопровод и разорвать все договоренности с российской стороной. Но в подобное верится с трудом.

В дополнение к проекту «Южного потока» определенную тревогу у белорусов вызывают планы развития к 2025 году порта Усть-Луга в Ленинградской области, что предполагает уменьшение зависимости при экспорте от портов стран Прибалтики. При этом в Минске всерьез считают, что Москва будет оказывать воздействие на белорусских экспортеров калийных удобрений и нефтепродуктов с целью заставить переориентироваться на российские порты взамен портов Латвии и Литвы. Правда, в настоящее время никто не представил никаких экономических расчетов и основывает свои опасения лишь на политических измышлениях.

Еще одной из возможных причин потерь белорусского бюджета называют вложения России в нефтепереработку, часть продукции которой сегодня поставляется из Белоруссии. Например, строительство на Волге гигантского химического комплекса по производству этилена мощностью в 1 млн. тонн в год. Опасения основываются на том, что в настоящее время на постсоветском пространстве общая производительность мощностей по выпуску этилена составляет около 3,8 млн. тонн в год, из которых в России производится 3 млн., а на белорусском «Нафтане» – всего около 150 тыс. тонн. То есть при запуске нового комплекса белорусская продукция будет полностью вытеснена с рынка не только России, но и других постсоветских республик.

Помимо этого в России планируется модернизировать Киришский нефтеперерабатывающий завод, увеличить глубину переработки сырья на Московском НПЗ, а правительство Татарстана при поддержке ВЭБ в 2015 году собирается построить комплекс по производству аммиака, метанола, гранулированного карбамида и аммиачной селитры (часть такой продукции сегодня выпускается на ОАО «ГродноАзот»). Все это поставит белорусских нефтепереработчиков перед серьезным выбором – или снижать цены, или искать новые рынки сбыта. Ни к первому, ни ко второму сегодня они, увы, не готовы.

Если добавить к вышеперечисленному строительство горно-обогатительного комбината на базе Гремячинского месторождения калийных солей в Волгоградской области с планируемой мощностью в 2,3 млн. тонн удобрений в год, а также начало разработки месторождений на Урале Верхнекамской калийной компанией (около 2 млн. тонн сырья в год к 2021 году), то, действительно, может показаться, что Россия собирается поставить Белоруссию в крайне невыгодное положение. Однако необходимо напомнить, что, согласно подписанным документам о евразийской интеграции, страны-участники обязуются проводить экономическую политику, основанную на равных условиях, а также принципах ВТО, в основе которых лежит четкий принцип свободной конкуренции. Именно последнее и должно стать главным стимулом развития экономик стран-участниц ЕАЭС.

К сожалению, за последние годы в Белоруссии мало что сделано для того, чтобы выйти из порочного круга плановой экономики, основанной на административном ресурсе. Как и в былые годы, до тех пор, пока сам президент не займется тем или иным направлением, местные чиновники не проявляют инициативы. Тем более что государство и само поощряет подобное поведение, списывая кредиты и постоянно субсидируя убыточные отрасли народного хозяйства. Поэтому и возникает соблазн искать виновных в собственных проблемах, вместо того чтобы взглянуть на себя со стороны.

Необходимо отметить еще оду «проблему», которая сегодня бурно обсуждается в белорусских экспертных кругах. Речь идет о том, что все последующее развитие ЕАЭС видится в превращении его в аморфную структуру, наподобие СНГ. По мнению ряда аналитиков, это возможно и потому, что в союз будет входить все больше и больше участников, значительная часть из которых экономически слаборазвита. Это будет означать, что перед Россией вновь встанет вопрос выбора – продолжать спонсировать старых союзников или переключиться на новых. И в этой ситуации Белоруссия может оказаться в минусе, так как на всех российских средств не хватит, а потому белорусский бюджет снова начнет испытывать проблемы с ликвидностью.

В данном случае с подобными утверждениями можно было бы согласиться, особенно на фоне принятия в ЕАЭС Армении и в будущем Кыргызстана, экономика которых весьма далека от процветания. Однако необходимо отметить следующее – ЕАЭС создается в первую очередь для того, чтобы экономики стран-участниц смогли получить импульс к развитию, а не для субсидирования их из российского бюджета. Поэтому поведение белорусов в данном вопросе отдает проявлением ревности.

Исходя из вышеизложенного, необходимо констатировать следующее. Во-первых, нынешние опасения белорусских экспертов, как от власти, так и от неправительственных организаций, сводятся в конечном счете к одному – если Россия и дальше продолжит движение по пути постсоветской интеграции и развития собственной экономики, то Белоруссия рано или поздно окажется полностью под контролем Москвы. На деле это выглядит, как страх перед тем, что у Минска уже в скором времени не будет возможности шантажировать Кремль. При этом, по мнению белорусов, Москва получит в свои руки новые механизмы воздействия на белорусское руководство.

Правда, дать точный ответ на то, а зачем подобное давление будет необходимо России, никто не может. Если в ближайшие несколько лет проект ЕАЭС действительно достигнет поставленных перед ним результатов, то экономики его стран-участниц будут глубоко интегрированы друг в друга. В данном случае политика диктата со стороны любого участника ЕАЭС может негативно сказаться и на нем самом. И в российском руководстве это прекрасно понимают. Об этом, например, свидетельствует недавнее заявление премьер-министра России Д. Медведева: «Нам нужно сделать все, чтобы, с одной стороны, не потерять те возможности, которые мы имеем внутри Союзного государства России и Беларуси, а с другой стороны, чтобы современные тенденции, которые у нас заложены в Евразийский экономический союз, тоже развивались, ну и приносили свои плоды. И вот в этом, мне кажется, в том числе будет задача нашей встречи (заседание Совета министров Союзного государства России и Беларуси 21 октября в Минске. – Ю.П.): как совместить два интеграционных трека, как двигаться по двум интеграционным направлениям».

Во-вторых, реальной, а не придуманной нынешними экспертами и политиками проблемой для белорусской экономики является не ЕАЭС или проекты российского руководства, а рост рыночной конкуренции, которая с каждым годом будет только усиливаться. Белорусская же модель социально-экономического развития не предполагает конкурентной борьбы, а полностью построена на административном ресурсе. Показательны в данном случае постоянные поездки руководства страны с целью продвижения белорусской продукции, которая самостоятельно не может завоевать себе рынок.

В-третьих, необходимо учитывать тот факт, что в настоящее время в планах белорусского руководства, в отличие от остальных участников ЕАЭС, стоят не столько задачи экономического развития страны, сколько сохранения существующего статус-кво. Продолжающееся падение промышленного производства, низкий уровень иностранных инвестиций, рост убыточности предприятий сельского хозяйства, неуклонно растущий дисбаланс внешней торговли – на все это закрываются глаза, особенно в преддверии предстоящих в следующем году президентских выборов. Создается впечатление, что местные чиновники специально ищут виновников в нынешних проблемах за пределами республики, чтобы оправдать перед президентом свое бездействие. Подобное поведение куда более пагубно сказывается на экономике, чем все ограничения в ЕАЭС, вместе взятые.

При этом привычку винить Россию в собственных проблемах стоит забыть.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1403