У г-на Бэсеску нервы разыгрались…
20.10.2014 | Николай КОСТЫРКИН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Румынский президент Траян Бэсеску заявил, что его страна может национализировать нефтеперерабатывающий завод российской компании ЛУКОЙЛ в городе Плоешти. Он был категоричен: «Нарушения ЛУКОЙЛом налогового законодательства могут превысить 230 млн. евро. ЛУКОЙЛ может уходить, если он не уважает закон».

Эти слова особенно выразительны на фоне решения «Газпрома» о снижении поставок газа в Румынию сперва на 13%, а через несколько дней уже на 18% по сравнению с оговоренными ранее объемами.

Эффект найденных ложечек и неприятного осадка

Компании Lukoil Europe Holdings, входящей в российскую группу ЛУКОЙЛ, принадлежит 97,1% уставного капитала завода в Плоешти. В Румынии группа владеет сетью из 300 заправочных станций, а 3,5 тысячи граждан этой страны имеют работу именно благодаря ЛУКОЙЛу. При всём этом румынские власти устроили в офисе компании обыски под предлогом неуплаты налогов.

Сейчас после некоторой заминки деятельность ЛУКОЙЛа возобновилась, и компания приступила к запуску в Румынии своих технологических установок. Но выходит, как в известном анекдоте: ложечки-то мы нашли, а неприятный осадок остался. А вместе с ним и тревожные мысли о возможности совсем не радужных перспектив для российского бизнеса в Румынии. Насколько эти опасения оправданны?

«Считаем, что выдвинутые против нас обвинения не имеют серьезных оснований, и если будет проведено надлежащее расследование, то все эти обвинения с нас должны снять. Подобная ситуация возникла впервые в истории компании ЛУКОЙЛ. Мы всегда были честными налогоплательщиками», – заявил вице-президент нефтяной компании по переработке и сбыту Владимир Некрасов.

Посол России в Румынии Олег Мальгинов, в свою очередь, отметил, что ЛУКОЙЛ работает на румынском рынке уже более 15 лет и стал одним из устоявшихся элементов румынского топливно-энергетического комплекса. Кстати, он напомнил, что последняя проверка компании была завершена не далее как в прошлом году. И тут – снова. С чего бы? Кому выгодно?

Почти «коммуналка»

В XXI век Россия и Румыния вступили представителями двух противоборствующих лагерей. Причем Румыния – традиционный авангард антироссийской политики Запада, а Россия – центр и камертон переформатированного теперь уже в ЕАЭС постсоветского пространства.

Россия не побоялась санкций со стороны евроатлантических стран. Премьер-министр Дмитрий Медведев даже припомнил неоднократные случаи подобных мер со стороны Запада против СССР и резюмировал: ничего, мы справились, справимся и сейчас. Поэтому Вашингтон спустил с поводка своего очередного и верного цепного пса – и начались репрессии в отношении ЛУКОЙЛа.

Президент Т. Бэсеску как русофоб верен себе. В 2011 г. он публично оправдывал агрессию против Советского Союза в 1941 г., за что итальянским изданием Giornale Italiano был обоснованно назван «фашистом с ультранационалистическими речами»

Т. Бэсеску пышет антироссийской риторикой по всем фронтам и направлениям. Премьер-министр Румынии Виктор Понта, напротив, сдержан. Он отклонил предложение Бэсеску национализировать НПЗ ЛУКОЙЛ, заявив при этом: «Компании не уходят из страны лишь потому, что у президента вдруг разыгрались нервы. Давайте подходить к делу с умом и думать о нормальном функционировании государства».

В общем, всё на своих местах. Вопрос лишь в том, был ли этот демарш лишь угрозой, после которой ничего не последует, либо пробным камнем четко спланированной «многоходовки». Не имея возможности заглянуть в высокие кабинеты по ту сторону Атлантики, взглянем на доступные цифры.

Россия стала осваивать румынский рынок сравнительно недавно. Интерес этот вышел в активную фазу в 2010-2013 годах, и причина его очевидна – низкие административные барьеры, следовательно, в разы меньше бумажной волокиты, «прогибов» под местные власти и, соответственно, больше времени на реальный бизнес. При этом вклад в уставной капитал в сфере румынской промышленности не облагается таможенными пошлинами. Налог на прибыль составляет 16%, но если компания попадает в категорию малого предприятия, то ставка составит всего 3%. Выручает и действующее между обеими странами соглашение об избежании двойного налогообложения.

Сегодня около 180 российских акционеров участвуют в капитале компаний, которые в данный момент активны в Румынии. В среднем акционеры из России владеют 50% акций местных компаний. Некоторые инвесторы из РФ предпочитают вкладываться в акции уже существующих румынских компаний. В конце 2013 года в Румынии было зарегистрировано 395 совместных предприятий с участием российского капитала.

Большинство румынских компаний с российским капиталом работают в секторе недвижимости, торговли и управления предприятиями. Общий оборот российских компаний в стране составляет 476 млн. долларов, а размер инвестиций из России, только по официальным данным, превышает сегодня 1,5 млрд. долларов.

Кроме ЛУКОЙЛа в стране работает «Газпромнефть», которая совместно с сербской компанией NIS развивает сеть автозаправочных станций. Сегодня их 12, а к концу 2015 года их количество планируется довести до 150. Компания также планирует оформить концессионные контракты на разведку и добычу углеводородов на четырех участках сухопутной территории Румынии.

До 2013 года здесь также имелись активы горнодобывающей компании «Мечел», но она их продала из-за накопленных убытков и слабого спроса. Компании РУСАЛ и «Газпром» участвовали в приватизации топливно-энергетического комплекса страны.

Румыния, со своей стороны, традиционно поставляет в Россию отдельные виды транспортных средств, машинно-технической продукции, медикаменты, каучук, мебель, текстильную продукцию, вино.

Рекордным по товарообороту между двумя странами стал 2008 год, когда объем товарооборота превысил 5,9 млрд. долларов, из которых доля российского экспорта составляла  5,01 млрд. В 2013 году объем взаимного товарооборота составил более 4,9 млрд. долларов, увеличившись на 12,8% по сравнению с 2012 годом. При этом положительное для России сальдо взаимной торговли составило 1,3 млрд. долларов.

Глядя на эти цифры, нетрудно понять, что российский капитал, несмотря на не самый благоприятный политический климат, не думает уходить из Румынии. Инициаторам и проводникам антироссийских санкций это явно не по душе. Отсюда и «разыгравшиеся нервы» у господина Бэсеску.

Скованы одной газовой цепью

Румыния потребляет 1,5 млрд. кубометров российского природного газа за год -  до 42 % от всего объема топлива, необходимого стране, одновременно осуществляя его транзит в Болгарию, Турцию, Грецию и Македонию. Ввод в эксплуатацию в 2002-2004 гг. третьей нитки газопровода протяженностью 190 километров позволил увеличить транзитные мощности с 10 до 18,7 млрд. кубометров в год.

Сегодня Бухарест пытается потихоньку слезть с газовой иглы России – геополитика берет свое. Румынская сторона планирует успешную реализацию проекта AGRI, в рамках которого азербайджанский газ будет поставляться в страну в сжиженном виде. К строительству специальных терминалов для хранения сжиженного газа Румыния планирует приступить только в 2015 году, однако в любом случае этот проект требует огромных инвестиций, которых у страны нет. Но даже в случае завершения строительства терминалов вопрос зависимости от российского поставщика полностью не решается. Румыния, так или иначе, всегда будет зависеть от «Газпрома», считают эксперты.

Вот уже больше года тянется вопрос со строительством газопровода Яссы–Унгены – из Румынии в Молдову. Если говорить без протокола, то Кишиневу навязывают потребление того же российского газа, но уже по европейским ценам. Выгодно ли это Молдове? Нисколько! Однако этот узел уже давно стал гордиевым – отказавшись от условий России на 30-процентную скидку на газ в обмен на отказ подписывать третий энергопакет с Евросоюзом, Молдова лишила себя и долгосрочного газового контракта с Москвой. Кстати, у Румынии, где антироссийских настроений в политике больше, чем в РМ, такой контракт есть. Парадокс? Отнюдь! Дело в том, что Кишинев в погоне за евроинтеграцией, которая, по оценке многих ключевых европолитиков, ему никак не светит, получает нескончаемое количество субсидий и кредитов от европейских и мировых западных структур, то есть уже давно лишен самостоятельной внешнеэкономической воли.

Черпать из прошлого самое лучшее

Что примечательно, желание упрочения контактов между представителями деловых кругов России и Румынии – обоюдно. Вот лишь один из примеров. «Румыния, чьи товары были популярны в СССР, должна вернуться на евразийский рынок», – считает директор по внешней торговле румынского мебельного концерна Simex Grup Габриел Лавринчик.

Simex Grup – одна из немногих румынских компаний, которая осуществляет свою деятельность на территории стран бывшего Советского Союза. «У Румынии есть что предложить восточным соседям. Я и мои коллеги по собственному опыту, а не по чужим рассказам, давно и хорошо знаем евразийский рынок. Большинство из нас понимает, что в свете мирового экономического кризиса евразийское пространство может стать достойной альтернативой для румынского бизнеса. Все прекрасно знают, что рынок наших восточных соседей не разочаровывал Румынию ни до 1989 года, ни после. Однако, к сожалению, наши люди по команде «сбежали» от дальнейших контактов с бывшими советскими республиками, прежде принимавшими большинство товаров из Румынии», – отметил Г. Лавринчик.

По его словам, «сегодня деловые люди в Румынии постепенно «просыпаются» и начинают понимать, что им необходимо вернуться к бизнес-контактам с восточными соседями». «На постсоветском пространстве понятие «товары из Румынии» – будь то мебель, обувь, ткани, вина, лекарства, овощи, фрукты или приборы, всегда имело большую ценность и знак качества. Так же как, например, французские духи и американские джинсы. За румынской продукцией по всему Союзу выстраивались очереди! Жители стран к востоку от Румынии еще помнят об этом знаке качества и нашим бизнесменам даже не нужно будет тратиться на рекламу для постсоветского пространства», – считает Г. Лавринчик.

С ним солидарны и другие бизнесмены. «Выходить на российский рынок с собственными розничными площадками для нас дороговато – сами знаете, какие арендные ставки в Москве. Поэтому в последние годы румынские фабрики заняты поиском подходящих сбытовых партнеров в России. Порог входа на рынок довольно высок, и это объясняет ту осторожность, с какой румынские компании подходят к делу. Поиск ведётся медленно, но целенаправленно. Все понимают: как только мы возьмём оставшиеся барьеры, перед румынскими поставщиками откроется рынок с огромными возможностями», – отметила президент Ассоциации мебельщиков Румынии Аурика Серени.

В добавление ко всему сказанному не стоит забывать о том, что в отношении Республики Молдова Таможенный союз применил принцип диверсификации. Даже если вялотекущие переговоры Москвы и Кишинева о возобновлении поставок в Россию молдавской плодоовощной продукции закончатся ничем, уже введен в действие белорусский вариант: взят курс на создание совместных молдо-белорусских предприятий.  Минск через Молдову получит выход на рынки стран, ассоциировавшихся с Евросоюзом, а Кишинев остается в орбите ЕАЭС.

Нить политического противостояния в итоге может натянуться до предела, и настанет такой момент, когда Румыния из чисто экономических соображений не сможет полностью следовать предписаниям Вашингтона. А Беларуси через Молдову и до Румынии рукой подать. И вряд ли кто-то удивится, если бизнес стран ЕАЭС через несколько лет воплотит в жизнь крылатую фразу покойного генерала Лебедя и… «поужинает в Бухаресте».

__________

Фото – http://ava.md/politics/012274-giornale-italiano-trayana-besesku---burzhuaznii-kommunist-i-fashist-s-ul-tranacionalisticheskimi-rechami.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2700