ДНР должна стать примером для Украины
21.10.2014 | Борис ЛИТВИНОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

– Уважаемый Борис Алексеевич, большая часть территории ДНР оккупирована украинскими войсками. В этой связи насколько целесообразно проводить выборы главы республики и депутатов Народного Совета, запланированные на 2 ноября?

– В южном и восточном направлениях мы освободили значительную часть нашей территории. По моим подсчетам, за нами остаются 47% территории, 65% населения и 70% промышленного потенциала бывшей Донецкой области. Чтобы всем этим хозяйством управлять, мы сформировали органы власти. У нас есть Верховный Совет, Совет министров, судебная система, полиция и т.д. Эти органы создали революционеры, которые совершили политическую часть.

Сегодня, когда мы закрепились на своей территории и начали вести всевозможные переговоры, многие страны хотят установить с нами контакт. Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах, Венесуэла, Никарагуа, Куба, Вьетнам, Сирия и Ирак хотели бы вести с нами диалог. Но мировая практика такова, что связи устанавливаются с легитимными органами власти, а мы – революционеры. Согласно западной терминологии, мы захватили власть.

Когда западным странам выгодно, подобные события они трактуют как борьбу за независимость. А когда западным странам невыгодно, они называют это захватом власти. Чтобы была однозначная трактовка того, кто мы есть на самом деле, какое наше государство, как мы будем развиваться, нам и необходимы выборы. Чем быстрее они пройдут, тем быстрее мы сможем официально садиться за стол переговоров.

В первую очередь, нам необходимо образовать высшие органы власти. В непростой ситуации проходит подготовка к этим выборам, но нам необходимо это сделать 2 ноября. Нас подстегивают наши потенциальные партнеры, которые хотят до Нового года провести встречи и заключить договоры. К этому мы и стремимся, поэтому и проводим выборы.

– А как, по-вашему, будут складываться отношения с Украиной после проведения выборов?

– Украина до последнего будет сопротивляться признанию ДНР. Но мы и не ждем быстрого признания. Очевидно, Украина будет последней страной, которая нас признает. Так или иначе, отношения должны складываться, в первую очередь, в экономической сфере. У нас есть отрасли экономики, которые хорошо развиты и без которых Украина чувствует себя неуютно. По подсчетам специалистов, у нас профицит угля, а вот на Украине его не хватает. Правда, речь идет об энергетических марках угля. По коксующемуся углю сложно говорить, потому что шахты Горловско-Енакиевской агломерации не работают из-за военного положения.

Мы намерены торговать углем, ведь на него есть спрос и у наших соседей: в Ростовской области, Краснодарском крае и Крыму. Они с удовольствием хотят покупать наш уголь. В металлургической отрасли есть некоторые возможности. Здесь мы также производим продукцию с профицитом. Большой потенциал по машиностроению, в частности по горному машиностроению. Заводы корпорации «Горные машины» находятся в Донецке, Горловке и Дружковке, которая временно оккупирована украинскими войсками. Сегодня портфель заказов сформирован на три– четыре года, а по некоторой продукции и на пять лет вперед. Таким образом, у нас есть чем торговать, поэтому необходимо выстраивать торговые отношения.

Нам необходимо подтянуть свою логистику, потому что транзит товаров из Европы на Юг России проходит через нашу территорию. При взаимовыгодных обстоятельствах мы могли бы и эту тему развивать.

Что касается политических взаимоотношений с Украиной, то здесь все намного сложнее. Еще неизвестно, кто придет там к власти после парламентских выборов 26 октября. По предварительным прогнозам, туда придут много «непримиримых». Я также применил бы термин «национал-фашистские силы». Трудно сказать, как они себя поведут. Кроме того, за их спинами стоят западные силы, которые и задают им направление. Поэтому не все от нас зависит, но мы будем стоять до конца на своей позиции и сдаваться не собираемся.

«Хочу выразить благодарность отцам и матерям, которые завоевали победу. В 1943 году они начинали освобождать нашу землю с Востока, с российской земли, от которой нас оторвали в 1991 году. Мы будет единым братским народом, русским народом». Борис Литвинов на митинге в Донецке 9 сентября с.г. по случаю 71-летия освобождения Донбасса от гитлеровских захватчиков

 

– В этой сложной политической обстановке как проходит проведение демаркационной линии?

– Эта линия не находится в застывшем состоянии и постоянно передвигается. Связано это с тем, что продолжаются военные действия. Поэтому сначала должны наступить пять дней тишины, прежде чем начнется отвод тяжелого вооружения. Но те войска, которые стоят на украинской стороне, не подчиняются Петру Порошенко. Я их называю «войсками Коломойского». У них другая задача, которая поставлена Вашингтоном или еще кем-то. Этим и объясняется ежечасный обстрел Донецка.

Мне трудно сказать, чьи приказы выполняются на той стороне. Соответственно, неизвестно, какой будет линия разграничения, потому что продолжается то наступление, то отступление. Например, донецкий аэропорт за последние две недели несколько раз переходил из рук в руки. С западной стороны аэропорта – огромные открытые пространства, которые нами не контролируются. Они примыкают к зоне, контролируемой украинскими войсками. Через эту зону в аэропорт подтягиваются новые силы. И где эту линию провести? Посередине аэропорта?

Линия разграничения постоянно перемещается. Так обстоят дела и на других участках фронта. Правда, южнее Донецка фронт застыл. Перестрелки происходят, но движения нет, как и на западных и северных участках фронта. Поэтому есть и положительные моменты, но говорить об уже начерченной и выдерживаемой линии разграничения пока рано.

– Как вы оцениваете роль международных наблюдателей в процессе разграничения?

– Предполагается наличие международных наблюдателей, но я не видел ни одного документа, в котором указывалось бы их точное количество. Есть 10-20 представителей ОБСЕ, но это не та сила, которая будет контролировать. А другие силы в достаточном количестве сюда не заведены, потому что нет перемирия. Мне представляется, что линия разграничения – это отвод тяжелого вооружения на 15 км с каждой стороны, а между ними – миротворческие войска, которые должны контролировать ситуацию.

Мне известно, что в районе Новоазовска уже есть линия разграничения, но это совсем небольшой участок на берегу моря. Поэтому до тех пор, пока будут стрелять, ни одна миротворческая сила сюда не войдет.

– Прокомментируйте, пожалуйста, действия киевского режима, который заявляет о своих евроинтеграционных устремлениях, но при этом игнорирует результаты такой демократической формы волеизъявления, как референдум.

– Нам давно известно о таком понятии, как «двойные стандарты». Много о них говорят и есть тысячи примеров их применения Киевом. Демократия действует только в одном направлении, когда это выгодно денежному мешку, или, другими словами, США. Когда в их сторону – это демократия, когда народы сопротивляются американской диктатуре – это уже терроризм и сепаратизм.

Демократия по-западному – это дорога с односторонним движением. То, что выгодно буржуазии, – это демократия, то, что выгодно трудовому народу, – это сепаратизм и бандитизм.

– Примечательно, что на протяжении последних лет Донбасс целенаправленно выталкивали из Украины, называя его дотационным регионом, который необходимо оградить колючей проволокой.

– Да, Юлия Тимошенко даже предлагала бросить атомную бомбу на Донбасс. И вот когда мы решили жить самостоятельно, то нам этого не дают сделать. Это говорит о том, что все их посылы – филькина грамота. Все зависит от того, как считать эти самые дотации. Мы знаем, что через них происходило вымывание денег из государственного бюджета на решение личных или корпоративных бизнес-интересов. Если же поступать в интересах народа, то Донбасс не является дотационным.

Угольная отрасль не дотационная, а прибыльная. Большинство угольных предприятий являются прибыльными, но через идею дотационности был двойной, а то и тройной подъем для тех, кто руководил угольной отраслью. Например, оборудование переходило из одних рук в другие, а затем поступало на горные предприятия по фантастическим ценам. Повторюсь: если считать в интересах народа, то отрасль является доходной.

– Как вы считаете, Борис Алексеевич, трудности при подготовке к зиме могут привести к стихийным протестам на Украине, которые, по сути, станут вторым фронтом в борьбе с киевской хунтой?

– Действительно, такой взгляд существует, и он объективный. Украина столкнется с большими трудностями, и могут возникнуть протестные настроения. Возможно, повторится наш опыт. Но все зависит от того, как мы устроим нашу жизнь. Если жить здесь станет лучше, чем на Украине, то историческая правда будет на нашей стороне. Но нам нужно хорошо постараться, чтобы на собственном примере доказать: то, что мы сделали – не напрасно. Жизнь должна улучшиться, в любом случае – не ухудшиться, что еще очень важно – при дружественном отношении к нашим соседям, братьям и сестрам, которые живут на евразийском пространстве. Если нам удастся, а нам удастся это сделать, то на Украине могут быть процессы, которые подтолкнут к изменениям.

Мы должны стать примером для Украины. Мы продекларировали отличные идеи – социально ориентированное государство, экономику смешанного типа, интернационализм, дружбу, выстраивание отношений с евразийским сообществом. К этим постулатам мы все стремимся.

Трудностей, правда, хоть отбавляй. Сегодня нас, например, душат безденежьем, потому что пока в ходу гривна. Мы не являемся эмиссионным центром. Мы используем те средства, которые есть на нашей территории и приходят с территории Украины, и нам, действительно, не хватает средств.

Неопределенность нашего политического статуса, отсутствие избранного правительства и парламента подталкивает нас к выборам. Нам нужно установить торговые отношения с ближними и дальними соседями. Будет признание хотя бы трех-четырех стран, тогда процесс пойдет очень быстро.

Беседу вел Станислав МЕДВЕДЕВ

_________

Фото – http://www.politnavigator.net/.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1100