Старцы Оптинские, Богомудрые учителя веры и благочестия
25.10.2014 | Станислав МИНАКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

23 октября (10 по ст. ст.) – день почитания преподобного Амвросия Оптинского (1891), а 24 (11) октября – преп. Льва Оптинского (1841), празднуется также Cобор Преподобных Оптинских старцев. Всего в Оптинском Соборе – 14 духовных подвижников (прославлены Поместным Собором РПЦ 6–9 июня 1988 г., в год 1000-летия крещения Руси). Так они и изображаются совокупно на иконах.

В Свято-Введенском монастыре «Оптина пустынь» в храме в честь Владимирской иконы Божией Матери обустроены усыпальницы семи преподобных Оптинских старцев: Льва, Макария, Илариона, Анатолия (Зерцалова), Иосифа, Варсонофия, Анатолия (Потапова), мощи которых были обретены совсем недавно! И неподалеку же через две храмовых стены в трехпрестольном соборе Казанской иконы Божией Матери покоятся святые мощи (под спудом) преподобных Моисея, Антония, Исаакия І.

А преподобный Амвросий покоится в Введенском храме. Там же – и деревянный резной гроб преп. Нектария. «Старец-Нектарец» – очень точно назвала этого русского святого, почившего в 1928 г., одна православная девочка, наша современница.

Молебен у раки преп. Амвросия Оптинского в Введенском храме пустыни

Молебен у раки преп. Амвросия Оптинского в Введенском храме пустыни

Здесь, у священных рак, во всей полноте становится ясной пушкинская строка «любовь к отеческим гробам…»

И преп. Серафим Саровский, и старцы Оптинские, и многие другие подвижники, имевшие учительствующим истоком преп. Паисия Величковского, оформили, по сути, новый тип христианской цивилизации, подали нам пример возможного спасительного пути. Главной чертой русского старчества, ставшего результатом совершенствования и развития 15 столетий здешней иноческо-аскетической духовной традиции, явился непостижимый синтез, казалось бы, несоединимого: уединенного подвижничества и самоотреченного общения с миром.

Гробницы прпп. Антония и Иосифа в Казанском храме Оптиной пустыни

Гробницы прпп. Антония и Иосифа в Казанском храме Оптиной пустыни

Но достанет ли сил, чтобы традиция эта была восстановлена и приумножена сегодня? Придем ли, по слову “достоевского” отца Зосимы (как полагают некоторые исследователи, писавшегося в некоторых чертах с преп. Амвросия), «к будущему уже великолепному единению людей, когда не слуг будет искать себе человек и не в слуг пожелает обращать себе подобных людей, как ныне, а, напро­тив, изо всех сил пожелает стать сам всем слугой по Евангелию. И неужели сие мечта, чтобы под конец человек находил свои радости лишь в подвигах просвещения и милосердия, а не в радостях жестоких, как ныне, – в объядении, блуде, чванстве, хвастовстве и завистливом превышении одного над другим?»

Обитель, именуемая Свято-Введенским монастырем (Оптина пустынь), была неразрывно связана и с русской культурой ХІХ – начала XX вв. Огромное количество богомольцев разного возраста, звания и образования стреми­лись именно в Оптину. Старцы осуществляли великое духовное окормление всей Руси – фактически в период после кончины (1833) преп. Серафима Саровского. Можно сказать, что старчество, возведенное в принцип обязательного духовного наставничества для монахов здешней обители, без коего невозможно было совершенствование инока, распространилось и на светское общество, на личности, желавшие такового духовного окормления. А это были люди всех без исключения сословий – от крестьян до членов царской семьи.

Свято-Введенский монастырь «Оптина пустынь»

Свято-Введенский монастырь «Оптина пустынь»

А между тем перед октябрьским переворотом 1917 г. в Российской империи было более 1000 монастырей, около 100 тысяч храмов. Но именно сюда, в Оптину Пустынь, к старцам приезжали многие представители русской культуры: Киреевские, Н.В. Го­голь, В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев, И.С. Тургенев, П.А. Вяземский, Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, С.М. Соловьев, К.Н. Леонтьев (в монашестве Климент), С.А. Нилус, Е.А. Нилус, С.А. Есенин, В.В. Розанов, И.М. Концевич, Е.Ю. Концевич (в монашестве Нектария). По­сещали обитель П.И. Чайковский и его брат М.И. Чайковский, Н.Г. Рубинштейн, Гончаровы (почти все родственники А.С. Пушкина по жене), граф Л.Н. Толстой, граф А.П. Толстой (чело­век святой жизни, непрестанно молившийся и носивший вериги), великий князь Кон­стантин Константинович Романов (президент Императорской академии наук, религиозный фи­лософ, драматург, поэт), его дети – великие князья Олег (поэт), Игорь, Иоанн, Константин (замученные большевиками в Алапаевске), великая княгиня Татиана (в монашестве Тамара), прмц. великая княгиня Елисавета Феодоровна и многие другие. Большинство из вышеназванных лиц не просто посещали монастырь, а были духовными чадами Оптинских старцев.

«…Никогда я не встречал таких монахов. С каждым из них, мне казалось, беседует все небесное», – писал Гоголь. Старцы играли колоссальную роль в духовном врачевании нации.

…В проеме вековечных сосен и сегодня видна колокольня Иоанно-Предтеченского скита обители, слева и справа к коей прилепляются два одноэтажных беленьких опрятных домика с симпатично выкрашенными в голубой цвет окошками, дверьми и крылечками. Слева – келия преп. Макария, а справа – преп. Амвросия, именно к этим крылечкам стекалась Русь для уврачеваний.

Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пустыни. Беленький домик справа на переднем плане – келия преп. Амвросия

Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пустыни.
Беленький домик справа на переднем плане – келия преп. Амвросия
 

В романе Достоевского «Братья Карамазовы» старец Зосима в последний год 1880-х об иноке русском и о возможном значении его изрек следующее: «…от сих кротких и жаждущих уединенной молитвы выйдет, может быть, еще раз спасение земли русской! Ибо воистину приготовлены в тишине “на день и час, и месяц и год”. Образ Христов хранят пока в уединении своем благолепно и неискаженно, в чистоте правды Божией, от древнейших отцов, апо­столов и мучеников и, когда надо будет, явят его поколебавшей­ся правде мира. Сия мысль великая. От востока звезда сия вос­сияет. …В мире все более и более угасает мысль о служении человечеству, о братстве и целостности людей и воистину встречается мысль сия даже уже с насмешкой, ибо как отстать от привычек своих, куда пойдет сей невольник, если столь привык утолять бесчисленные потребности свои, которые сам же навыдумал? В уединении он, и какое ему дело до це­лого. И достигли того, что вещей накопили больше, а радости стало меньше».

Отцы Оптинские много размышляли о гордыне и несмирении и оставили нам прямые указания. Они видели в них корень человеческого своеволия, неизбежно приводящего к страданию, если не преждевременной смерти. Преп. Антоний Оптинский: «Отчего несть мира в костех наших, в душе нашей и в сердце нашем? От грехов наших! Оттого, что нисколько не поучаемся в смирении, оттого, что любим очень спорить и доказывать, что мы более других все знаем, оттого, что мы не оставляем разговора с помыслами своими, которые вместо палачей непрестанно мучат нас… Без смирения в духе спастися невозможно, а смирению от одних слов научиться нельзя – потребна практика, чтобы кто трепал нас, и мял, и выколачивал кострику, без чего и в Царствие Божие попасть нелегко, которое многими скорбями обретается».

Тропа из Оптиной в Иоанно-Предтеченский скит. День сегодняшний

Тропа из Оптиной в Иоанно-Предтеченский скит. День сегодняшний

Преп. Амвросий дал три градации: «Ведати подобает, яко три суть совершенного смирения степени. Первая степень – покорятися старейшине, не превозноситися же над равными. Вторая степень – покорятися равным, не превозноситися над меньшими. Третья степень – покорятися и меньшим, и вменяти себя в ничтоже быти, яко единому от скотов, недостойну сопребывания человеческого».

Старчество – это особое благодатное дарование. Старец призывается на это служе­ние Самим Богом, проходит святоотеческим путем тяжелый подвиг, достигает бесстрас­тия, чистоты сердечной, проникается изо­бильно Божественным светом благодати Свя­того Духа, преисполняется любовью, ему от­крывается воля Божия. Он получает особый дар – направлять души ко спасению и враче­вать их от страстей, дар руководства, осно­ванный на водительстве Святым Духом пасо­мых ко спасению. Он требует от носителя этого дара мудрого и любвеобильного попе­чения о вверившихся ему душах и особого та­ланта, который св. ап. Павел называет даром рассуждения и ставится св. отцами превыше всех других дарований.

Старчество как особый духовный союз, по определению преп. Амвросия Оптинского, состоит в искреннем духовном отношении и послушании духовных детей своему духовно­му отцу или старцу. Отсечение своей во­ли – это не ущемление свободы, а стеснение произвола падшего человеческого разума, не понимающего всеблагой, всесовершенной воли Божией. Нравственная христианская свобода заключается не в своеволии, а в са­моограничении. Имея особый дар сострадательной, жерт­венной любви, старцы чужие горести и па­дения воспринимают как свои собственные. Они – христианские пророки-утешители.

Итак, старцы – это не старые люди (к примеру, о. Амвросий стал старцем в 36 лет), а мудрые люди, которые, в простоте говоря, исцеляли, наставляли, учили, как поступать. Интересно поглядеть на Собор старцев и «статистически». С момента рождения самого первого из старцев до момента кончины последнего прошло 170 лет (старчество в Оптиной продлилось с 1821 по 1918 г. – фактически век).

Четверо старцев родились в XVIII в., десять – в XIX в. Восьмеро скончались в XIX в., шестеро – в XX. Четверо родились и умерли в одном веке – XIX. Через насильственную смерть покинул сей мир один – Исаакий ІІ, расстрелянный безбожной властью в 1938 г. Более 80 лет прожили двое – Исаакий І (скончался на 85-м году жизни) и Моисей (на 81-м); более 70 лет прожили семеро – Амвросий (на 79-м), Нектарий (на 76-м), Лев и Иосиф (на 74-м), Исаакий ІІ (на 73-м, убит), Макарий (на 71-м), Антоний (на 71-м); более 60 лет прожили четверо – Анатолий І (на 70-м), Иларион (на 69-м), Варсонофий и Анатолий ІІ (на 68-м); на 43-м году жизни (в 1931) скончался Никон-исповедник.

Приняли постриг в возрасте до 20 лет – трое (последние в смертном списке – Нектарий, Никон и Исаакий ІІ), до 25 лет – двое, до 30 – шестеро, старше 30 – трое (один из них, Варсонофий, в 44 года).

Наименьшее число старцев – двое – было лишь в период «начала славных дел», с 1821 по 1829 г., когда препп. Моисей и Антоний (Путиловы) занялись устроительством старчества в Оптиной пустыни. С 1829 по 1834 г. троицу старцев дополнял о. Лев, а затем – присоединился о. Макарий. Все годы существования Оптиной до прекращения деятельности обители большевистским произволом в пустыни несли иноческий подвиг в течение длительных периодов по четверо, пятеро и шестеро старцев, осуществлявших духовное взаимоокормление.

И первый старец, Лев, и последний, Исаакий ІІ, так сказать, «альфа и омега» Оптиной – выходцы из Орловской губернии. Всего же Орловщина дала нам четверых старцев, по два – Москва и Ярославщина, и по одному – Самара, Калужская, Тамбовская, Воронежская и Курская губернии, а также Харьковская (ныне с. Городищи, родина преп. Иосифа, вместе со Старобельским районом находится на Луганщине).

Образование и социальное происхождение старцев: дворянин – один (преп. Макарий); шестеро – либо из купеческих семей, либо вынуждены были заниматься в молодости финансово-торговой деятельностью, четверо – из бедных слоев; никакого образования не получили двое; высшее военное – один (Варсонофий, был полковником); духовное (семинария) – двое; один из семьи дьякона, у одного отец был монахом Оптиной.

На иконе «Собор Оптинских Старцев» мы видим изображенных как бы вокруг Оптиной пустыни 14 фигур великих подвижников, словно горнее воинство, новейший русский апостольский круг, заслоняющий вскормившую их святыню.

Вот кто дает нам ясный, прямой урок возможности (пусть и трудной) соединения духовного делания с мирской жизнью – наши старцы. Устроение «монастыря в миру», перелив иноческого «умного делания» в социум, смиренное, но и твердое приглашение пронизать умной молитвой всю земную жизнь «обыкновенного человека» – это духовная вершина, к которой пришли русские старцы в надежде общего спасения.

__________

Фото – автор

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1200