Консорциум по переброске западносибирских рек не получится
29.10.2014 | Алексей ЧИЧКИН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В начале 2000-х годов и немного позже в РФ, Казахстане, Киргизстане, Таджикистане на правительственном уровне заявлялось о предстоящем создании регионального водно-энергетического консорциума (РВЭК). Как и о том, что с его помощью удастся решить все основные проблемы водного хозяйства и электроэнергетики Центральной Азии. Но в последующие годы эта тема как-то «ушла» из информационно-аналитического и, можно сказать, из межгосударственного пространства.

 Похоже, связано это не только с известными разногласиями Ташкента с Бишкеком, Душанбе и в меньшей степени с Астаной по водно-хозяйственным проблемам. Но также и с тем, что едва ли не главный акцент в плане российского участия в той структуре был сделан в ряде стран региона на том, что России придется финансировать основную часть расходов по решению водных и энергопроблем в регионе. И, скорее всего, поделиться частью своих водных ресурсов с наиболее «страждущими» странами Центральной Азии. Но Москва не стала форсировать реализацию проекта.

Отметим в этой связи, что в конце 1990-х и в начале 2000-х гг. в этих странах на правительственном и экспертном уровнях не только вспоминали прежние проекты советских времен по переброске части стока западносибирских рек в Центральную Азию, но и предлагали вернуться к ним в рамках РВЭК.

Проект переброски части западносибирского речного стока (начало 1970-х гг.)

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще в 2003 году предложил всем странам региона – в целях «равномерного распределения и взаимовыгодного использования водоресурсов» – создать водно-энергетический консорциум с возможным участием России. Но практических шагов для осуществления этого проекта не последовало.

В конце марта 2008 г. вице-премьером Казахстана Умирзаком Шукеевым было заявлено, что его страна «будет продолжать последовательно убеждать наших партнеров по Центральной Азии в необходимости водно-энергетического консорциума. Начиная с 2006 года, в рамках ЕврАзЭС проводится работа по согласованию позиций стран этого региона по использованию водно-энергетических ресурсов бассейнов рек Амударья и Сырдарья. Однако до настоящего времени сторонами не согласован даже проект концепции водно-энергетического консорциума. В этой связи, решением Межгоссовета ЕврАзЭС поручено продолжить работу над концепцией с привлечением международных независимых экспертов».

Но и после этого никаких энергичных действий не последовало. По сути, вопрос де-факто был спущен на тормозах.

Действующая в Центральной Азии водно-энергетическая система (ВЭС) устроена таким образом, что страны региона должны договариваться об отпускаемых и/или принимаемых объемах воды. В частности, от объемов вырабатываемой Токтагульской ГЭС (Киргизстан) электроэнергии во многом зависит сброс воды с одноименного водохранилища в ВЭС региона. Схожая зависимость у Узбекистана от Таджикистана и Киргизстана. Напомним в этой связи, что именно в Киргизстане и Таджикистане сосредоточена основная часть региональных гидроресурсов и, соответственно, основные мощности – действующие и проектируемые – по выработке гидроэлектроэнергии. В советский период вопросы передислокации водных и гидроэнергетических потоков оперативно решались центральным руководством СССР, но после распада Союза согласовать интересы стран по решению данных вопросов в должной мере пока не удаётся.

Российский проект единой водохозяйственной и энергосистемы всего региона с участием РФ (конец 1990-х гг.)

При этом Туркменистан изначально отказался от участия в РВЭК, считая, что в решении этих проблем нужно рассчитывать не на «внешние воды», а опираться на собственные ресурсы и достичь взаимопонимания с соседями.

По мнению эксперта Центра постсоветских исследований МГИМО Ксении Боришполец, «России удалось избежать прямого участия в разрешении водно-энергетических противоречий в Центральной Азии. И благодаря реализации проекта строительства в Киргизии каскадов Нарынской ГЭС, в котором принимает участие наряду с РФ и Казахстан, Россия смогла усилить свои политико-экономические позиции в Киргизстане».

А если точнее, то, как небезосновательно полагает К. Боришполец, «произошла консервация конфликтного потенциала водно-энергетических отношений центральноазиатских стран. Фактически после 1991 г. произошло своего рода «расфокусирование» традиционной конфронтации между «горными» и «равнинными» странами по водным вопросам». По данным эксперта, «Узбекистан, например, обратился к тактике массированной критики экологических последствий «водной» политики своих соседей по СНГ. И хотя узбекско-таджикские и узбекско-киргизские противоречия по водно-энергетическим вопросам сохраняются на высоком уровне, их развитие постепенно переходит в русло поэтапного урегулирования».

Не исключено, что эксперт имеет в виду нынешние центральноазиатские проекты «импорта» воды западносибирских рек, от чего РФ пока смогла дистанцироваться.

«Казахстан не планирует менять русло трансграничной реки Иртыш, но изучает возможность увеличения в будущем забора воды из нее для переброски в вододефицитные регионы страны», – недавно заявил директор Астанинского филиала АО «КазНИИСА» (Казахский научно-исследовательский и проектный институт строительства и архитектуры) Минрегионразвития Казахстана Турлыбек Мусабаев. До этого казахстанские СМИ сообщали, что в упомянутом ведомстве подготовили генеральную схему развития страны до 2030 г., в которой, в частности, предусматривается возможное изменение русла реки Иртыш и направление её течения в Центральный Казахстан. И кстати, Т. Мусабаев отметил, что в долгосрочной перспективе (т.е. после 2030 г.) той генсхемой «предполагается рассмотреть вопрос переброски части стока реки Иртыш в вододефицитные регионы страны при наличии глубокой научной проработки, рассмотрения вопросов межгосударственного вододеления с сопредельными государствами, а также различных аспектов жизнедеятельности, затрагивающих социальные, экономические и эколого-климатические вопросы».

СМИ в этой связи сообщали о мнении замдиректора Института географии Казахстана Саята Алимкулова: «Наименее затратный способ – это повернуть Иртыш до русел рек Аркалыка и Торгая, направив на Юг». Речь идет о водном канале примерно в 400 км. Более того, С. Алимкулов считает, что «можно бы еще раз поднять вопрос по перебросу воды из Западной Сибири в Центральную Азию». Впрочем, «требуется тщательное исследование о влиянии такого проекта на экологию, даже если этот вопрос политически будет полностью согласован с Россией».

Заметим, что, протекая сперва по территории Китая, затем Казахстана, иртышская вода «приходит» в РФ, по многим имеющимся оценкам, всё более загрязненной. Вдобавок продолжается обмеление Иртыша из-за поворотов его верхнего течения в Китае в конце 1990-х – начале 2000-х гг.

Эксперт Омского государственного аграрного университета Анастасия Кадысева уверена, что «если Казахстан будет забирать больше иртышской воды, то, естественно, река в российской ее части обмелеет». Этот проект в случае положительного по нему решения должен, по мнению А. Кадысевой, контролироваться специализированным российско-казахстанским Обь-Иртышским объединением. Причем, по оценке эксперта, «если в Казахстане новый водозабор будет построен раньше, чем Красногорский гидроузел под Омском, то мы попросту останемся без воды, уровень которой и так падает с каждым днем».

Впрочем, некоторыми центральноазиатскими политиками и экспертами реанимируется и проект переброса части вод Волги в казахстанское русло реки Урал. В конце 2013-го в Саратовском госуниверситете имени Н.Г. Чернышевского была созвана конференция по этому вопросу. Вот мнения, можно сказать, ключевых участников форума. Председатель Саратовского отделения Русского географического общества Владимир Макаров: «Дельта Волги только один раз в 6 лет нормально увлажняется, а водность Волги с каждым годом уменьшается. Осадков у нас выпадает недостаточно. Напрямую дать канал "Волга–Урал" мы не можем, поэтому стороне, предлагающей такой проект, надо выискивать свою воду и возможности её сохранности, как и доставки».

Кандидат географических и технических наук Юлий Чижов: «Если бы мы не качали воду из Волги в реки Большой и Малый Узень (протекают вблизи нижнего течения Волги. – Ред.), они бы давно пересохли. На казахском участке Урала нет ни одного гидротехнического сооружения для сбережения воды. У них естественный сток, они привыкли не вкладывать крупных собственных средств в сохранение и пополнение водных запасов. Считая, что Россия всегда поможет. Необходимо, чтобы казахские власти включили в свой перечень водных объектов особого государственного значения реку Урал, которой в том перечне нет, и начали финансирование своих программ по оздоровлению нижней, т.е. своей части Урала».

Ведущий научный сотрудник сектора освоения рыбных запасов водохранилищ регионального отделения ФГБНУ ГОСНИОРХ Владимир Ермолин: «Для наполнения Волги ежегодно необходимо вбрасывать в нее по 120 куб. км воды, мы же вбрасываем только по 80-90 куб. км. А в Урал вбрасывается до 23 кубокилометров, но чтобы восстановить водный баланс в Урале, необходимо ежегодно с Волги перекидывать туда по 10 кубокилометров. Но у нас и так большой дефицит волжской воды, и он будет еще больше; многие районы страдают от обезвоживания. Этот проект явно губителен для нас».

Управление водными ресурсами в Центральной Азии: состояние на начало 2000-х годов

Словом, профессиональные, да и политические разногласия, связанные с этими давними проектами, вполне могут быть главной причиной стагнации проекта РВЭК. Во всяком случае, требуется комплексная долгосрочная программа по воспроизводству и рациональному использованию всех водных источников в регионе. Конечно, с участием России – хотя бы потому, что не только реки, но также водные проблемы большей части Казахстана и, подчеркнём, обширных соседних регионов РФ исторически, географически и технологически взаимосвязаны.

_______________

Фото – http://www.arbuz.uz/aral/kanal.jpg;  http://www.dissers.ru/avtoreferati-dissertatsii-ekonomika/images1/clip_image004_0807.gif ; http://www.cawater-info.net/aral/i/upr-vod-res-ca-r.gif

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:825