«Я – не кляча, а тулпар, я – не лунь, а сокол»
09.11.2014 | Ольга ГРЕБЕНЮК | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Когда в казахской семье рождается ребенок и в доме счастливых родителей на обряд нарекания имени собирается вся родня, младенцу говорят: «Жамбылдың жасын берсiн, Сәкеннің сәнін берсiн!» – «Живи долго, как Джамбул, будь красивым, как Сакен!».

По сей день в Казахстане всех красивых юношей сравнивают с Сакеном Сейфуллиным. Кроме красоты, природа щедро наградила Сакена и другими талантами: пытливый, цепкий ум, выдающиеся организаторские способности, поэтический и писательский дар. Про таких говорят: жил так мало, успел так много. Человек своей эпохи, настоящий современник, воспринявший как долгожданные ветры перемен в родной степи смену традиционного уклада жизни народа. С другой стороны, так и не ставший до конца «советским» в том смысле, который вкладывали пришлые «начальники», – до конца патриот родного края, защитник казахского народа.

По свидетельствам современных биографов, несмотря на исполнившийся 125-летний юбилей (15 октября), остается еще много неизученного, не отмытого от «красной краски» в непродолжительной жизни Сейфуллина – поэта, писателя, ученого, политика, общественного деятеля.

Сакен Сейфуллин, 1922 г.

Сакен (полное имя – Садвакас) Сейфуллин родился в семье крестьянина-скотовода. Родители его были людьми небогатыми. Но это была семья, в которой тонко понимали музыку, стихи. Отец Сакена был домбристом, мать слыла искусной рассказчицей народных преданий и сказок. В ауле, где жила семья Сакена, часто происходили поэтические состязания – айтысы. Известно, что его прадед был одним из немногих казахских интеллигентов середины XIX века, который призывал народ к просвещению.

Начал свое обучение Сакен традиционно для своих ровесников – с познания арабской грамоты в медресе. Но однажды рассудительный отец сказал: «Будущее – за русскими», и мальчик отправился в заводскую школу при Спасском медеплавильном заводе. Здесь смышленый, склонный к языкам Сакен быстро заговорил по-русски. В этой же школе он, выросший на джайляу (летнее пастбище), впервые встретил рабочих людей, окунулся в новый для себя мир пролетариата.

Первый советский поэт и писатель Казахстана

Сегодня Сакена вспоминают не только в связи с юбилейной датой, есть и другой повод – 80-летие Союза писателей Казахстана, основателем которого считается Сейфуллин. Его сравнивают с Маяковским, ибо в степи первым, кто воспел революцию, новый советский миропорядок, был Сакен. В традиционной, еще в советские времена сверстанной биографии мы читаем, что будущий классик рано проникся идеями большевиков, с которыми он связывал надежды на освобождение народа от самодержавного гнета. Еще до революции его перо направлено на борьбу с самодержавием. Сакен с восторгом встречает Февральскую, затем Октябрьскую революции. В Акмолинске (ныне – столица Казахстана Астана) он создает общественно-политическое и культурное общество «Жас қазақ» («Молодой казах»). В 1917 г. участвует в издании газеты «Тіршілік» («Жизнь»). Пишет стихотворение «А ну-ка, джигиты», которое считается первым произведением казахской советской литературы, пьесу «Бақыт жолына» («На пути к счастью»). В 1918 г. Сакен вступает в ряды РКП(б), избирается народным комиссаром просвещения Акмолинска.

В 1921 г. Сакен был во всех смыслах «на коне»

Писателю пришлось немало пострадать от белогвардейцев во время гражданской войны. Позже он опишет это время в своем историко-мемуарном романе «Тернистый путь». После взятия белыми Акмолинска Сакен был схвачен и провел 47 дней в печально знаменитом «вагоне смерти» атамана Анненкова, затем в застенках Колчака. Поэту удалось бежать из белогвардейской тюрьмы.

Поэт во главе республики

В 1920 г. первый Всеказахский съезд Советов провозгласил образование Казахской АССР. Казахи впервые со времен легендарного Абылай хана обрели государственность. Сейфуллин вошел в состав правительства в качестве заместителя наркома просвещения, стал главным редактором газеты «Енбекши казах» (наркомом просвещения в то время был видный политический деятель бывший лидер партии «Алаш» Ахмет Байтурсынов). Уже через два года показавший себя талантливым организатором и энергичным руководителем Сакен с легкой руки того же Байтурсынова избирается председателем Совнаркома. Всего два года он занимал этот пост, тем больше впечатляет перечень сделанного и еще больше – того, что, увы, осталось только в проектах.

Музей и памятник С. Сейфуллину в Астане

На посту руководителя республики Сакен прежде всего создал Центральную комиссию по борьбе с последствиями голода (ЦЕКАПОСЛЕДГОЛ). Имеется в виду так называемый первый голод 1919-1922 гг., вызванный продразверсткой и неурожаем.

Сейфуллин считается собирателем казахских земель. Благодаря его стараниям и энергичной принципиальной позиции, к КАССР присоединились Акмолинская, Семипалатинская области, Семиреченская, Сырдарьинская области – всего 40% земель Туркестанской, Хорезмской и Хивинской республик. Республика по размеру стала занимать второе место, уступая только РСФСР.

Как яркий представитель творческой интеллигенции, Сейфуллин на посту главы правительства не забывал и о развитии культуры Казахстана. Одним из первых его декретов стал декрет об учреждении в республике архивного и музейного дела. Несмотря на острую нехватку бюджетных средств, находил деньги для выпуска первого сборника казахского фольклора, профинансировал и непосредственно сам участвовал в съемках первых кинематографических лент о быте казахов, инициировал сбор средств для восстановления мусульманской святыни – музея Ходжи Ахмета Яссави. При его непосредственном участии были приняты исторически важные решения Совнаркома по возвращению казахскому народу исконного самоназвания «казах».

Как не вспомнить в связи с этим слова Мухтара Ауэзова по поводу литературной деятельности писателя: «На всех поэтических перевалах Сакена, с каждой высоты неизменно звучали гордые звуки слов, постоянно обращаясь к прошлой истории народа, к сегодняшнему пробужденному классу своему, ко всем угнетенным трудящимся, и твердили: "Я – не кляча, а тулпар, я – не лунь, а сокол"».

Серп и молот – смерть и голод!

«Рассказывают, адмирал Колчак обмолвился как-то, что казахами управлять проще простого: достаточно уничтожить человек 500 интеллигенции, которую слушается и которой верит народ, – и казахи покорены. Доподлинно неизвестно, говорил ли правитель Сибири эти слова, но при недолгом владычестве Колчака казахская интеллигенция не пострадала не в едином лице» – так начинает одну из глав своей книги «Хроника Великого джута» писатель Валерий Михайлов. Чего не скажешь об Исае Голощекине, который, прибыв в Казахстан в 1925 г., придал той же идее широкий практический импульс. Он занимал должность первого секретаря крайкома ВКП(б) с 1925 по 1933 г., и с его приходом связывают травлю и физическое уничтожение лучших сынов степи. Началось и понижение в карьере Сейфуллина, приведшее в конце концов к тюремным нарам.

Тактика Голощекина в построении счастливого советского общества была предельно цинична: использовать национальную интеллигенцию, приблизить ее к себе «для овладения аульной массой», создать свои кадры и… «отбросить временных союзников».

Первая волна репрессий прокатилась среди «старшего поколения» казахской интеллигенции в конце 1920-х – начале 1930-х годов: Ахмет Байтурсынов, Жусупбек Аймаутов, Макжан Жумабаев – всего 14 общественных деятелей, писателей, поэтов были арестованы и в большинстве случаев расстреляны по сфабрикованным обвинениям. Фактически уже в это время Сакен Сейфуллин, будучи другом и соратником большинства репрессированных, получил свою черную метку. Над ним продолжают сгущаться тучи – его постепенно вытесняют с важных государственных постов, все чаще и острее звучит критика его произведений.

Голощекин тщательно собирал компромат на поэта, не пропустив ни строчки. Хотя принципиальный, не умеющий лицемерить и «руководствоваться в творчестве классовым принципом» Сейфуллин сам подливал масла в огонь. Не забыли поэту стихотворение «Голодный казах». Рассказывая о мальчике, умирающем голодной смертью, поэт вопрошает:

О, братья добрые, благие,
Где ж вы, казахи, дорогие?
Где ж ваши тучные стада?
Иль кто ограбил вас, родные?

Понятно, что ответы на эти вопросы были очень нелицеприятны для советской власти, долгое время стихотворение было запрещенным и обрело известность только в последние годы.

Сакен Сейфуллин в заключении

Не забыли поэту стихотворения «Азия» и «Мать», а последним упреком Сейфуллину стало то, что он свою родную мать поставил выше дела революции. Впрочем, это сейчас кажется абсурдным, Сейфуллину же пришлось оправдываться и отбиваться от обвинений в реакционности и мещанстве.

Припомнили стихотворение, посвященное Льву Троцкому, укорили за вступительное слово ко дню рождения Ахмета Байтурсынова, где были такие слова: «Во имя искренне любимой нации Ахмет готов был вступить в любую партию. Во имя интересов нации он вступил в коммунистическую партию, отделившись от бывших своих соратников».

Даже в своем главном романе «Тернистый путь» Сейфуллин с большим уважением высказывается об опальных деятелях «Алаш-орды». Результат такой политической «недальновидности» в 1938 году был один – обвинение в буржуазном национализме, арест и расстрел…

Минули десятилетия. И нельзя не согласиться с автором книги «Сакен Сейфуллин – председатель Совета Народных Комиссаров Казахстана» Маратом Абсеметовым: «Чем мощнее и величавее будет Казахстан, тем сильнее будет возрастать интерес к образу Сакена».

Интересные факты из жизни Сакена Сейфуллина.

Будучи председателем Совнаркома КАССР Сейфуллин планировал создать идеальный, образцовый город в центре казахской степи. Выбор главы республики тогда пал на Акмолу (сейчас – Астана). Спустя годы мечту Сейфуллина воплотил первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Большой любитель игры в шахматы Сейфуллин был знаком с Александром Алехиным. И даже сыграл с ним вничью в 1920 году на сеансе одновременной игры, которыми уже тогда славился будущий чемпион мира.

Сейфуллин стоял у истоков кинематографа Казахстана. В условиях тяжелейшего дефицита бюджета, будучи главой правительства, он «выкроил» средства на покупку кинокамеры и финансирование первых фильмов, лично участвовал в съемке первого фильма о казахах кинооператора Евсея Блехмана.

Сейфуллин – автор перевода «Марсельезы» на казахский язык.

Он официально вернул своему народу исконное историческое название «казахи» вместо неверного «киргизы».

Автор благодарит за консультации Танирбергена Турсынбаевича Садакбаева – кандидата филологических наук, старшего преподавателя кафедры казахского языка и литературы КазНТУ им. К. Сатпаева.

Фото – seifullin.ru

Теги: Казахстан 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1402