Все схемы – серы, что «растворительные», что «битумные» (II)
10.11.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

На сегодняшний день можно выделить несколько основных факторов, так или иначе определяющих, почему Белоруссия вынуждена изобретать все новые схемы сокрытия собственных доходов от продажи на экспорт продукции нефтехимического комплекса.

Во-первых, низкая рентабельность местных нефтеперерабатывающих заводов и падение экспорта их продукции.

По последним данным, сегодня резко уменьшился спрос и цены на наиболее чувствительные позиции белорусского экспорта – шины, лакокрасочные материалы, удобрения, полиэтилентерефталат, а их складские запасы уже составляют 20,2% к среднемесячному объему производства. Темпы же роста за январь-сентябрь нынешнего года, по информации председателя концерна «Белнефтехим» И. Ляшенко, составили 99,8% при заданных 104% к уровню девяти месяцев 2013 г. И это при том, что было освоено 14 новых рынков: четыре – в Африке, семь – в Азии, три – в Центральной и Южной Америке, которые, правда, не смогли кардинально повлиять на ситуацию (здесь белорусы смогли заработать только 22,3 млн. долларов). Сами же белорусские нефтяники заявляют, что главной причиной падения производства и снижения прибыли являются увеличение поставок нефтепродуктов на внутренний рынок, резкое снижение нефтяных котировок, падение курса российского рубля и неблагоприятная конъюнктура на мировых рынках основных товаров отрасли.

По официальной версии, для того чтобы компенсировать падение экспортных цен на основные товары отрасли, «организациями концерна были приняты меры по увеличению физических объемов экспорта товаров, диверсификации экспортных поставок и наращиванию объемов продаж на премиальных рынках». Проще говоря, эти слова означают, что в условиях кризисных явлений в нефтеперерабатывающей сфере белорусская сторона будет вынуждена продолжить поиск новых схем для получения прибыли и в том числе путем фактической контрабанды товаров. Подобное будет продолжаться, по крайне мере, до тех пор, пока весь нефтехимический комплекс страны не пройдет полной модернизации.

Во-вторых, планируемый российским правительством налоговый маневр в нефтяной отрасли, в результате которого будут резко снижены экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты с одновременным увеличением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Об этом в Белоруссии уже довольно продолжительное время говорят на самом высоком уровне. Например, 29 октября на совете концерна «Белнефтехим» премьер-министр М. Мясникович снова пожаловался на российскую сторону, заявив, что последствия маневра крайне негативно отразятся на всей нефтеперерабатывающей отрасли страны, так как производители нефти будут и дальше «поджимать нефтепереработчиков».

Действительно, по мнению многих аналитиков, налоговый маневр, как и существующие на настоящий момент условия поставок нефти в Белоруссию, являются одними из основных причин возникновения нефтяных споров между двумя странами. И именно эти причины заставляют белорусское руководство искать все новые пути получения так недостающих местному бюджету финансов. Поэтому даже серьезное снижение вывозных пошлин на нефтепродукты не только не исключает вероятность возникновения новых схем в будущем, но и стимулирует белорусскую сторону в настоящем. Пока налоговый маневр не вступил в действие, Минску необходимо как можно больше заработать и, увы, неважно, каким способом. Исходя из этого, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что даже само решение изменить структуру нефтяной отрасли в России, которое еще не вступило в силу, уже поспособствовало тому, что белорусы начали разработку собственных маневров.

В-третьих, нерешенность вопросов по различным торговым изъятиям в рамках ЕАЭС. В данном случае необходимо отметить, что существующие ограничения и изъятия во взаимной торговле стран-участников ТС и ЕАЭС заставляют белорусскую сторону искать различные варианты их обхода. Дело в том, что большинство из ограничений касаются весьма критичных для белорусской экономики позиций, в первую очередь именно в сфере нефтехимии.

Сегодня трудно сказать, почему в ТС и ЕАЭС одни товары продаются беспошлинно, а на другие введены практически заградительные пошлины, когда все участники единогласно признали необходимость создания единого экономического пространства. По мнению ряда аналитиков, подобная ситуация может быть связана с позицией отдельных российских, белорусских и казахстанских чиновников, лоббирующих интересы определенных бизнес-структур, или с желанием стимулировать производство определенного вида продукции только внутри своих стран. При этом каждый из партнеров формально остается чист – в серых схемах торговли нефтепродуктами, алкоголем или табачной продукцией участвуют, как правило, не государственные, а коммерческие структуры.

Однако данный путь развития отношений является абсолютно тупиковым, так как не способствует развитию межгосударственного сотрудничества и в конечном счете ведет к спорам и взаимным обвинениям, что интеграционные процессы отнюдь не укрепляет.

В-четвертых, переход Белоруссии и России в расчетах за энергоносители на российский рубль. В настоящий момент доллар в расчетах между предприятиями двух стран занимает всего лишь около 20%, а 70% внешнеторговых операций субъектов хозяйствования обслуживаются российскими рублями. Официально считается, что «рост доли национальных валют во взаимных расчетах повысит интеграцию финансовых рынков двух государств, минимизирует операционные издержки и снизит подверженность стран геополитическим рискам», а сам по себе переход в расчетах на российский рубль не принесет белорусским предприятиям и физическим лицам дополнительных издержек, поскольку основная организационная нагрузка ляжет на банковский сектор. В конце октября даже был осуществлен первый авансовый платеж в российской национальной валюте от реализации нефти на экспорт. До этого момента экспортные поставки нефти ограничивались получением выручки в долларах США.

С одной стороны, данный факт свидетельствует о попытке двух стран сделать свои платежные системы независимыми от американской валюты. Более того, это особенно выгодно российской стороне, так как получение экспортной выручки в рублях будет способствовать увеличению объема оборота российского рубля на внешних торговых энергетических рынках, что станет дополнительным фактором укрепления рубля, а также позволит отработать механизм получения экспортной выручки в российских рублях для возможного использования той же схемы при расчетах за экспортные поставки со странами дальнего зарубежья.

Однако, с другой стороны, нестабильность российской валюты в условиях санкционной политики стран Запада является крайне негативным моментом для Белоруссии, бюджет которой формируется на основе валютной выручки и ежегодно недосчитывается нескольких миллиардов долларов. В условиях перехода на взаиморасчеты между двумя странами на российский рубль, в случае продолжения его падения, Минску будет выгоднее продавать свою продукцию за рубеж в долларах и евро, покупая сырье за рубли. При этом именно серые схемы станут основой для экспорта продукции с целью сокрытия истинных объемов валютной выручки. К тому же сопутствующим фактором станет и постоянная задержка платежей российской стороне, так как каждый день просрочки, в условиях падения рубля, будет нести дополнительную выгоду белорусам.

Таким образом, можно констатировать, что нынешняя ситуация в российско-белорусском нефтяном вопросе все так же далека от разрешения, при этом вина лежит на обоих государствах. По всей видимости, единственным выходом из ситуации является полный отказ от различного рода ограничений, а также создание единого нормативно-правового пространства и унификация требований ко всем участникам ЕАЭС. Только в этом случае необходимость в создании серых схем, наподобие «растворительной» или «битумной», будет фактически исключена.

________________

Фото – http://gorodscoy.ru/dostavka-gruzov-po-zheleznoj-dorog

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1464